Марроко: О новых тенденциях в исламистском движении

Быстрая радикализация отдельных исламистских групп и достаточно сдержанная политика фундаменталистских организаций, тем или иным образом намеренных участвовать в парламентских выборах 27 сентября 2002 года стали двумя основными тенденциями развития исламистского движения в Марокко, определившимися в период времени, последовавший за событиями 11 сентября прошлого года в США.

Сначала – о первой тенденции. Марокканцы долгое время находились под гипнозом официальной пропаганды, согласно которой если в королевстве и есть исламисты, то все они – “хорошие”, поскольку им якобы не свойственно насилие. Этот миф рухнул 1 августа 2002г., когда марокканская газета “Ожурд’уи ле Марок” со ссылкой на источник, “близкий к королевской жандармерии”, произвела сенсацию. Согласно этому изданию, которое, как утверждает независимая пресса, близко к спецслужбам, за последнее время адепты исламистской организации “Ас-Салафия аль-Джихадия” убили в разных регионах Марокко до 150 человек. Подобная информация сразу же заставила вспомнить Алжир периода 1989 – 1990гг…

По данным газеты, группа считает необходимым расправляться со всеми марокканцами , которых она сочтет “неверными” — влюбленными парочками, женщинами, нарушающими нормы исламской одежды, любителями спиртного, наркоманами. В роли исполнителя приговоров выступила “полиция нравов” — по сути дела, штурмовые отряды, действующие в рамках группы.

Публикация о деяниях “Ас-Салафии” появилась в связи с обнаружением в одном из заброшенных колодцев в окрестностях Касабланки останков нотариуса Абдельазиза Ассади из экономической столицы Марокко, таинственно исчезнувшего месяцем ранее. Тут же пресса вспомнила, что в июне 2002г.в ходе расследования по делу о нейтрализации в Марокко ячейки международной террористической организации “Аль-Каида” была установлена связь между ее участниками и активистами “Ас-Салафии”.

Последовавшие затем публикации в марокканской независимой прессе не оставили камня на камне на официальной версии, согласно которой коренным отличием марокканских исламистов от их зарубежных единомышленников является неприятие первыми насилия. Активность этих СМИ вынудила главу МВД королевства Дриса Джетту собрать марокканских /и только марокканских/ журналистов на встречу “без диктофонов” и предложить им “не раздувать” это дело. Мотивация этой просьбы очевидна – летом в Марокко традиционно устремляются миллионы иностранных туристов и выходцев из королевства, проживающих в Европе. Публикации, дающие понять, что Марокко может последовать по пути Алжира, рисковали уменьшить поток въезжающих и тем самым сократить связанные с ними валютные поступления.

В ходе встречи с журналистами Джетту сделал три важных заявления. Во-первых, он утверждал, что появление экстремистских группировок не стало неожиданностью для марокканских спецслужб. Это заявление по меньше мере не согласуется с выступлениями его коллеги по кабинету, министра по делам хабусов и ислама. Одновременно он утверждал, что эти группировки представляют собой нетипичный случай для марокканского общества. Это весьма походило на выступления других представителей официального Рабата. В то же время министр оценил в одну тысячу человек численность активных адептов группировок религиозных экстремистов, среди которых до 250 составляют “афганцы”. Как известно, алжирские коллеги последних в свое время составили костяк исламистских бандформирований в АНДР. Джетту также признал, что марокканские власти контролируют не более 50 процентов из числа действующих в стране мечетей.

Во втором заявлении Джетту утверждал, что антиисламистская кампания арестов никоим образом не направлена на подрыв предвыборных позиций ПСР и представителей других аналогичных организаций.

В третьем заявлении министр взялся утверждать, что ситуация в Марокко не может никоим образом увязываться с алжирской. Министр утверждал, что его ведомство держит ситуацию под контролем, назвав происшедшие расправы исламистов над инакомыслящими “изолированными актами”. Примечательно, что несмотря на очевидное нежелание сравнивать Марокко и Алжир, глава МВД использовал лексику, широко применявшуюся в свое время в соседней стране.

Здесь стоит напомнить эволюцию взглядов Рабата и официального ислама на исламизм. В 80-е – начале 90-х годов главным и весьма “убедительным” аргументом марокканских властей было: исламистов в Марокко нет, потому что их просто не может быть в стране, где верховную религиозную власть осуществляет монарх. Затем, когда исламисты были “обнаружены” в стране после нескольких организованных ими грандиозных манифестаций, главным тезисом властей стало: марокканским исламистам несвойственно насилие. Последние события разбили в прах и этот постулат. Как писала в этой связи газета партии Социалистический союз народных сил “Либерасьон” /она, кстати, уже давно находится в “контрах” с министром по делам хабусов и ислама Абделькебиром Алауи Мдагри/, позиция властей и официального ислама по отношению к исламизму напоминает страуса, зарывшегося головой в землю /9, 07.08.2002/. Сам министр вплоть до момента, когда данная статья готовилась к публикации, никак не прокомментировал то обстоятельство, что его “аргументы” оказались дутыми.

После достаточно длительно молчания официальные власти объявили 7 августа 2002г.об аресте группы религиозных экстремистов из “Ас-Салафии”. Первоначально им было предъявлено обвинение в убийстве шести человек. Трое /по другим данным – шестеро/ участников группировки были арестованы 6 августа в Касабланке. Когда полицейские попытались проникнуть в дом, где укрывались исламисты, те оказали вооруженное сопротивление, что стало новым явлением для Марокко. После того, как один из стражей порядка получил ранение, полицейские открыли шквальный огонь. Только тогда, как двое исламистов получили ранения /для одного из них оно оказалось смертельным/, боевики сдались. Ранее были арестованы еще 9 участников группы.

Затем по мере проведения допросов постепенно в прессу стали просачиваться данные об “Ас-Салафии”. Выяснилось, что штаб-квартира группы действовала в Фесе – духовной столице королевства. Главарь группы выступал под псевдонимом Абу Хафс. Идеи радикального исламизма он воспринял по наследству. Его отец прошел в свое время через Афганистан.

Своими главными идеологически противниками последователи салафизма считают “продажных официальных улемов”, “Братьев-мусульман”, слишком вольно, на их взгляд, обращающихся со священными текстами, а также “официальными исламистами” типа последователей ПСР.

Одновременно стало известно, что “Ас-Салафия” — не единственная группировка на экстремистском фланге марокканского исламистского движения. Другой такой организацией стала “Ат-Такфир валь-Хиджра” — дочерняя одноименной известной международной исламистской структуре крайне радикального толка. К середине августа 2002г.под арестом в Касабланке находились 9 боевиков этой организации. Они обвинялись в создании “преступного сообщества” и “предумышленных убийствах”. Такфиристы сознались в совершении 4—х убийств. В частности, “эмир” группы признал, что убил собственного дядю за его пристрастие к алкоголю. Другой участник группы за нарушение норм исламской “морали” убил собственную сестру. В целом, боевики “Ат-Такфир” подозревались в совершении примерно 30 убийств в Касабланке, Кенитре и Сале.

Как и зарубежные единомышленники такфиристов, завербованные в эту группу марокканцы тут же были обязаны порвать все связи с обществом и государством, включая собственные семьи. Им запрещалось фотографироваться, поддерживать отношения с лицами, признанными “неверными”, оформлять какие-либо документы в официальных структурах. Таким образом, кроме предписанного идеологией “ухода” из общества, они становились невидимыми для спецслужб. Последние во многом оказались бессильными перед новым изощренным противником /8, 13.08.2002/. В ходе боевых операций активисты “Ат-Такфир” используют специальные средства маскировки, что делает невозможным их идентификацию потерпевшими. Боевые формирования пользуются высокой степенью автономности относительно руководящих структур, что значительно повышает безопасность последних в случаях провалов.

В это же время дала знать о себе Группа верного пути /ГВП/. По данным газеты “Аль-Иттихад аль-Иштираки”, речь идет не о самостоятельной организации, а лишь о вооруженном крыле “Ас-Салафии”. По ее же оценке, общее число активных участников “Ас-Салафии” и “Ат-Такфир” составляет в королевстве до 600 человек /4, 05.08.2002/.

По данным марокканской газеты “Экономист”, группировка “Ас-Салафия” уже достаточно давно действует в Марокко. В настоящее время она вышла из тени, так как полагает, что государство ослабло сейчас так, как никогда /8, 13.08.2002/.

По состоянию на 23 августа марокканские спецслужбы арестовали в общей сложности 27 боевиков двух группировок /3, 23.08.2002/. К этому времени только в Касабланке марокканские власти закрыли около 30 молитвенных домов, использовавшихся исламистами в качестве мечетей и соответственно выпавшими из-под какого либо контроля со стороны структур официального ислама. Все они находились в бидонвилях и “народных” кварталах 4-миллионного мегаполиса. По имеющимся данным, теперь МВД планирует провести аналогичную операцию на всей территории страны.

Одновременно марокканские спецслужбы приступили к операции по демонтажу сети т.н.исламистской торговли, доходы от которой шли на финансирование радикальных группировок. Главной целью операции было воспрепятствовать продаже пропагандистских аудио- и видеоматериалов, а также соответствующей литературы в общественных местах, и в частности, близ мечетей и в общественном транспорте. По имеющимся данным, эта операция последовала как результат арестов в радикальных исламистских кругах. Примечательно, что в роли продавцов подвизались, как правило, бывшие “афганцы” с присущими им атрибутами в одежде. Отмечалось также, что как и в других странах, эти активисты радикальных группировок предпочитают молиться отдельно от остальных верующих /8, 22.08.2002/.

В целом, представляется крайне легкомысленным недооценивать возможности экстремистских группировок по дестабилизации обстановки в Марокко.

Лагерь “умеренных” представлен в настоящее время легально действующей Партией справедливости и развития /ПСР/, а также неразрешенной, но терпимой властями группой “Аль-Адль валь-Ихсан” /далее — “Аль-Адль”/ — самой влиятельной среди исламистских организаций в Марокко.

Перспектива участия в парламентских выборах вынудила эти группировки осудить на словах насилие в любой его форме при одновременной констатации того, что теракты 11 сентября 2991 года в США стали “результатом американской политики агрессии против народов”. Следуя этому курсу, позднее ПСР и “Аль-Адль” подчинились дважды вынесенному запрету властей на проведение массовых манифестаций против американской военной операции в Афганистане. Они же никак не отреагировали на фетву группы улемов, осудивших присоединение Марокко к антитеррористической коалиции.

В начале октября 2001г.группа видных марокканских улемов выступила с фетвой, осудившей решение Марокко и других исламских стран присоединиться к формировавшейся тогда Соединенными Штатами антитеррористической коалиции. В этом документе мусульманские богословы утверждали, что Марокко “не следовало бы участвовать в антитеррористическом альянсе, к созданию которого призывали тогда США, поскольку сами американцы используют двойные стандарты” в вопросе борьбу с терроризмом. По их мнению, “не следует участвовать в какой-либо коалиции, направленной против мусульман вообще или конкретной исламской страны – в частности”, поскольку подобное участие противоречит шариату. По мнению улемов, американцам следовало бы “поискать настоящие причины ненависти, которую народы испытывают к ним”.

Ранее в марокканских условиях выступления религиозных деятелей с фетвами были весьма редкими, поскольку последнее слово во всех делах, связанных с исламом, принадлежит монарху. Действия радикально настроенных имамов побудили марокканские власти выступить с предупреждением о том, что в стране согласно конституции только король как верховный предводитель верующих /Амир аль-Муминин/ имеет право выступать с фетвами.

В то же время неэффективность действий левоцентристского правительства во главе с социалистом Абдеррахманом Юсуфи, постоянно растущая нищета, безработица, финансовые скандалы и коррупция дали исламистам все основания полагать на значительное развитие успеха, достигнутого в ходе предыдущих выборов 1997г. Тогда исламисты из ПСР впервые получили возможность баллотироваться на выборах. Девять из них добились победы в своих округах. В ряде мест они оказались вторыми. После довыборов по ряду округов исламисты впервые в истории Марокко получили даже возможность сформировать собственную парламентскую группу в Палате представителей /нижняя палата марокканского парламента/. В последнее время в ней значились 14 депутатов. Создается впечатление, что именно открывающиеся перспективы через парламентские выборы войти в том или ином варианте во власть и вынудили основные организации марокканских исламистов попридержать эмоции.

Впрочем, уже в конце августа 2002г.ПСР показала свое истинное лицо, в очередной раз продемонстрировав, что ярлык “умеренная” можно использовать применительно к ней весьма условно, в кавычках, равно как и в случае других исламистских организаций, претендующих на подобную характеристику. В заявлении для газеты ПСР “Ат-Таджид” один из теоретиков этой организации Хасан Кеттани заявил, что “поддержка любого мусульманина, борящегося против неверных, является религиозным долгом” /5, 22.08.2002/. Тем самым он фактически оказал моральную поддержку своим арестованным единомышленникам из радикальных организаций.

Формально представители “Аль-Адль” неоднократно заявляли, что эта организация не намерена участвовать в парламентских выборах в условиях, когда отсутствуют гарантии их гласности. Тем не менее складывается впечатление, что ведомая духовным лидером марокканских исламистов Абдессалямом Ясином организация рассматривает выборы как пробу сил, в которой она рассчитывала быть представленной независимыми кандидатами. Подобный вывод вытекает из опубликованной в Марокко в 2001 году новой книги А.Ясина “Правосудие, исламисты и власть”. Главная идея этой теоретической работы объемом в 600 страниц – “Аль-Адль” включается в борьбу за власть.

Очередную работу А.Ясина — автора порядка 20 книг – можно лишь условно назвать новой. Дело в том, что она была подготовлена к печати еще в 1992г., однако вышла в свет лишь 9 лет спустя. Как отмечала марокканская газета “Экономист”, ее появление в данный конкретный момент не является простой случайностью. Цель автора книги – подготовить исламистов и общественное мнение страны к парламентским выборам 2002 года /8, 22.02.2001/. Автор книги не скрывал, что нацеливает своих последователей на борьбу за власть. “Мы долго были в оппозиции. Это весьма удобно, несмотря на репрессии. Наш предстоящий переход от оппозиции к власти, если Аллаху это будет угодно, станет моментом истины…”, — писал А.Ясин /1/.

Книга А.Ясина представила собой квинтэссенцию политической мысли “Аль-Адль”. В ней представлены взгляды группировки на пути исламизации власти и даны основные понятия ее теоретических воззрений. Главной целью своей организации А.Ясин провозгласил строительство Халифата по модели пророка Мохаммеда. Подобное построение мусульманского общества, по его взглядам, являет собой высшую ступень исторической и духовной эволюции исламского общества. Созданию Халифата должно предшествовать объединение всех исламских государств.

Значительная часть книги посвящена критике западных и светских моделей общества. В то же время он рассматривает демократов как возможных союзников в борьбе за власть в условиях демократического общества. “Демократическое сознание и его основной принцип – уважение прав человека – выступают против “религии отчуждения” /здесь Ясин использует термин, введенный арабским мыслителем Ибн Халдуном – прим.авт./, которая являет собой основное зло нашего общества, — утверждает Ясин. – Приход исламской власти будет осуществлен демократическим путем, а не с помощью исламского землетрясения, как это было в Иране”. В то же время он ничего не говорит о том, какое место будет отведено самой демократии в его исламском государстве, предпочитая упоминать понятие “шура” /”коллегиальность”/.

Немало критических мыслей А.Ясин выражает в адрес современных политических партий Марокко. Они, по его мнению, не имеют влияния в массах. Шейх выступает – по крайней мере, на словах – за многопартийную систему, принципы сменяемости руководства и разделения властей, но делает это на свой манер. Предлагаемая им система государственного устройства в целом напоминает иранскую, однако в его модели руководство обществом осуществляется коллегиально, а не “аятоллой”.

Есть и еще одна причина, которая, возможно, обусловила достаточно непривычную сдержанность “Аль-Адль” — болезнь ее лидера. Долгие десять лет, проведенные под домашним арестом, обострили незалеченный туберкулез. Болезнь Ясина спровоцировала даже внутреннюю “войну” за право “престолонаследия”. Основными претендентами были представители “старой гвардии” во главе с Мохаммедом аль-Аббади и т.н.молодых волков. Основная разница между ними – в отношении вопроса о том, в какой форме надо участвовать в выборах.

По последним данным, 78-летний Ясин сумел побороть болезнь, тем самым прекратив – надолго ли? – противоречия внутри организации. Как считает в этой связи марокканский политолог Мохаммед Дариф, без поддержки кандидатов от “Аль-Адль”, в каком-бы обличье они ни выступали, ПСР не сможет в одиночку добиться многого. Максимум, что ее ожидает – порядка 20 мест в Палате представителей при условии, если итоги выборов не будут фальсифицированы. Впрочем, сами представители ПСР не раз утверждали, что им по силам большее – до 50 мест /7, 08.07.2002/. Подобный результат может либо принести исламистам из ПСР неубедительную, но победу, либо сделать ее первой “по весу” партией оппозиции. Не исключено, что на данном этапе второй вариант более предпочтителен для руководства этой партии

Одним из сильных козырей ПСР является то, что ее сторонниками являются многие имамы мечетей, формально находящихся под контролем министерства по делам хабусов и ислама. В последнее время они активно используют пятничные проповеди для пропаганды идей ПСР. В этой связи в начале июня с.г.марокканские структуры официального ислама попытались запретить политизированные проповеди. “Пятничным проповедникам запрещено скатываться к какой-либо партийной или предвыборной пропаганде в мечетях”, — утверждал в ходе слушаний в Палате представителей А.А.Мдагри. Он предупредил, что нарушители этого предписания будут подвергаться дисциплинарным санкциям. Министр отметил, что проповедники имеют право присоединяться к той или иной партии. Однако они не имеют права использовать мечети для партийной пропаганды.

Другим фактором, способствовавшим “раскрутке” исламистов в предшествовавшие выборам месяцы, стала их способность аккумулировать значительные средства. Причем нередко это делалось не вполне законно. Так, в конце мая 2002г.Марокканская ассоциация в поддержку борьбы народа Палестины /МАПБНП/ предупредила о недопустимости использования в “личных целях” кампании сбора пожертвований, предназначавшихся палестинцам. Тут же выяснилось, что порывом марокканцев, жертвовавших значительные средства для палестинцев, воспользовались в своих целях самые громогласные защитники последних – исламисты. Они организовали сбор средств через подконтрольные им благотворительные организации. Однако в итоге деньги пошли не на оказание гуманитарной помощи палестинцам, а на “таинственный счет некоей ассоциации в поддержку народа Боснии и Герцеговины” /9, 21.05.2002/. С учетом того, что война в Боснии давно завершилась, нетрудно предположить, куда пошли деньги, собранные простыми марокканцами. Хорошо известно, что один из следов этих средств был замечен в Чечне.

Еще один пункт, который усиленно эксплуатировали “умеренные” исламисты в преддверии парламентских выборов, касался резкого осуждения “официальных позиций” арабских стран в отношении событий на палестинских территориях. Исламисты всеми силами пытались канализировать антиизраильские настроения марокканской “улицы” В частности, в распространенном 4 апреля 2002г.коммюнике ПСР утверждала, что позиции арабских стран в отношении ближневосточного кризиса отмечены печатью “либо отсутствия и молчания, либо робости”. ПСР призвала марокканцев оказать “материальную, моральную пропагандистскую” поддержку палестинцам. Она предложила правительствам арабских стран “привести в действие соглашение о совместной обороне, которое предусматривает защиту любого арабского государства, подвергшегося агрессии”. Два других предложения ПСР касались открытия границ с палестинскими территориями, а также немедленного разрыва любых связей с Израилем /2/.

В настоящее время ПСР готовит ответ на главный козырь своих оппонентов, утверждавших, что у исламистов нет экономической программы. Как утверждал один из идеологов этой партии Абдельилла Бенкиран, в настоящее время она готовится представить свою экономическую программу. Ее главная особенность – в отличие от других исламистских партий ПСР не осуждает современную банковскую систему с ее ростовщическими принципами, причем делает это по простой причине – у нее “нет альтернативы, которую можно было бы предложить” /7, 08.07.2002/.

В целом, несмотря на вымученный оптимизм отдельных представителей Рабата, связанные с деятельностью исламистского движения события последнего года в Марокко вынуждают не исключать скатывания страны к “алжирскому сценарию”. Многое теперь будет зависеть от превентивных и активных действий марокканских спецслужб и руководства станы. Тем не менее уже сейчас можно утверждать, что Марокко повторяет алжирский вариант развития событий в части, касающейся совместного воздействия “умеренной” и радикальной составляющих исламистского движения на ситуацию в стране. Обе они стремятся достичь одной цели, однако используют при этом разные методы, которые, будучи примененными в комплексе, дополняют друг друга.

Библиография

1.Ясин Абдессалям. “Правосудие, исламисты и власть”. Б.м., 2001.

2.Коммюнике Партии справедливости и развития от 04.04.2002.

3.Аль-Ахдат аль-Магрибия, Касабланка.

4.Аль-Иттихад аль-Иштираки, Касабланка.

5.Ат-Таджид, Касабланка.

6.Aujourd’hui le Maroc, Casablanca.

7.La Vie economique, Casablanca.

8.L’Economiste, Casablanca.

9.Liberation, Casablanca.

49.72MB | MySQL:112 | 0,810sec