Об ужесточении позиции Германии в отношении Ирана вследствие жестких мер по подавлению протестов и возможных причинах такого шага

На фоне продолжающихся уже более месяца демонстраций в Иране, поводом для которых послужила гибель 22-летней М.Амини, а также мер ИРИ по подавлению протестного движения, включающих задержания участников акций, блокировку доступа в Интернет, а также ограничения в работе иностранных СМИ, ФРГ анонсировала новый пакет антииранских санкций, охватывающих как европейский, так и национальный уровень. Объявила об этих планах глава федерального внешнеполитического ведомства А.Бербок, ранее столкнувшаяся с критикой в свой адрес из-за недостаточной поддержки выступлений иранских женщин против режима, несмотря на провозглашенный ею ранее курс на дипломатию с феминистским уклоном. Помимо этого заметное воздействие на Германию оказала местная иранская община, что в итоге способно спровоцировать серьезные разногласия между Берлином и Тегераном, в том числе касаемо СВПД.

В среду от лица министра иностранных дел ФРГ было распространено заявление, в котором говорилось: «Ситуация с правами человека в Иране ухудшается день ото дня, силы безопасности принимают все более жесткие меры против женщин и мужчин на улицах, которые не требуют ничего кроме своих универсальных прав человека… В систематическом угнетении женщин и этнических, религиозных и сексуальных меньшинств в Иране нет ничего нового, но в настоящее время оно достигает беспрецедентного уровня… В наших двусторонних отношениях с государством, которое с таким пренебрежением относится к жизни собственных граждан, нет места “обычному бизнесу”. Санкции вследствие нарушений прав человека, введенные нами вместе с нашими европейскими партнерами, были первым шагом. Сейчас мы адаптируем наши двусторонние отношения к текущей ситуации с дальнейшими мерами в общей сложности по четырем направлениям».

По словам А.Бербок, Берлин участвует в подготовке нового пакета санкций Евросоюза, который, судя по ее выступлению, будет вновь направлен против лиц и структур, так или иначе причастных к подавлению протестной активности в ИРИ. Помимо этого ФРГ намеревается дополнить указанные ограничения национальными мерами, а именно выдавать визы владельцам дипломатических паспортов и лицам, посещающим страну с официальными визитами, «только в случае крайней необходимости», как подчеркнула «зеленый» политик. Второй уровень давления на Тегеран – международный. Здесь, продолжая цитировать заявление А.Бербок, ФРГ, намеревается способствовать тому, чтобы «ситуация в Иране оставалась в международной повестке дня». Речь в частности идет о подготовке совместной с партнерами резолюции, которая будет вынесена на Генеральную Ассамблею ООН, поддержке специального докладчика организации по ИРИ и НКО, занимающимся «документированием и сбором доказательств преступлений в области прав человека».

Логическим продолжением второй группы мер являются озвученные А.Бербок планы по оказанию содействия правозащитным группам в самом Иране. Для этого Берлин, как указывает федеральный министр иностранных дел, обратился к правозащитным организациям, работающим в соседних с ИРИ странах, а также координирует шаги с Управлением Верховного комиссара ООН по правам человека. Несмотря на то, что ситуация с беженцами в Германии является крайне сложной, судя из заявления главы внешнеполитического ведомства, ФРГ готова предоставить доступ к своим программам для «особо уязвимых лиц, работающих в сфере культуры, науки, СМИ и гражданского общества». Наконец, четвертым направлением стали сами двусторонние отношения. Так, в рассматриваемом заявлении говорилось: «Последние несколько недель были использованы для интенсивных усилий по критическому пересмотру нескольких оставшихся инструментов в области торговли и финансов, в том числе касаемо деловых отношений, которые все еще существуют с иранскими банками. Там, где двусторонний диалог еще идет, например, в сфере экономики и энергетики, мы его приостановим». В дополнение к этому ФРГ намерена сократить до минимума работу в ИРИ своих учителей и культурных центров.

Ужесточение позиции Германии связано с несколькими причинами, среди которых контрсанкции, введенные Ираном в ответ на первый пакет ограничений, принятый ЕС. Так, рестрикциям со стороны иранского режима подверглись германские СМИ – Bild и Deutsche Welle, две компании — Karl Kolb и Rhein Bayern Fahrzeugbau, а также депутаты Европарламента. Примечательно, что основным поводом для введения ограничений Тегеран назвал «подстрекательство к насилию», «провоцирование беспорядков», «поддержку террористических групп». Однако две указанные выше компании пострадали за то, что, с точки зрения иранского режима, поставляли С.Хусейну «химические газы и оружие», которые иракский лидер использовал против ИРИ еще в 1980-е. Немаловажно и то, что Тегеран сам попытался увязать ситуацию с протестами и переговоры по СВПД. Так, депутат иранского парламента, представляющий комитет по национальной безопасности и внешней политике, А.Амуэи, комментируя рестрикции в адрес ЕС, подчеркнул: «Если Европа считает, что может получить преимущества на переговорах, наложив санкции на Иран, то она не имеет ни малейшего представления об Иране».

Вторая веская причина для критического пересмотра подхода к ИРИ – позиция германской общины выходцев из этой страны. По статистике, в ФРГ проживает около 270 тыс. человек с иранскими корнями, как минимум 80 тыс. из которых, если верить немецким СМИ, приняли участие в недавних акциях в поддержку протестующих и против иранского режима, в таких городах как Берлин и Гамбург. Важно подчеркнуть, что весомым выталкивающим фактором для иранцев при переезде в Германию была именно Исламская революция, а потому они крайне резко относятся к властям современной страны и поддерживают активность федерального правительства, направленную на оказание давления, способного в конечном итоге привести к их смене.

В целом ФРГ занимает все более жесткую позицию в отношении Ирана, не опасаясь положить конец продвижению идеи восстановления СВПД. Такие шаги, как кажется, в значительной степени связаны с внутриполитической обстановкой в Германии. При этом ключевую роль, вероятнее всего, играет не столько позиция общественности, в том числе выходцев из ИРИ, а возможность ограничить работу связанных с Ираном исламских центров, ранее вызывавших озабоченность Федерального ведомства по защите конституции. Речь, прежде всего, идет об Исламском сообществе шиитских общин Германии (IGS) и Исламском центре Гамбурга (IZH), которые не первый год находятся под наблюдением, однако в настоящий момент столкнулись с усиливающимся давлением, вплоть до возможности ликвидации последнего. При этом, по меньшей мере на земельном уровне, мнения коалиционных «Зеленых» и оппозиционного блока ХДС/ХСС по данному вопросу совпадают.

62.22MB | MySQL:101 | 0,421sec