Об актуальной повестке дня в Турции: процесс вхождения в коалицию «стола шести» Партии независимой Турции

26 октября лидер Партии независимой Турции (BTP) Хусейин Баш был гостем в программе «Будильник» (Çalar Saat) на телеканале Fox TV Türkiye. Там Баш сделал важные заявления. В дальнейшем эта тема стала предметом общественных дискуссий. Резонансные слова касались вступления его партии в оппозиционную Национальную коалицию и ее участия в заседаниях «стола шести партий». В этой статье мы рассмотрим, как это может повлиять на оппозицию и расклад сил внутри объединения.

Для начала процитируем Баша: «Пусть меня возьмут в Национальную коалицию. Если они не берут нас туда, то пусть объяснят причину. Потому что этого хочет народ, гражданин».[i] Он далее отметил следующее: «В 2018 г. мы получили приглашение в Национальную коалицию. Но за 2-3 дня до подачи списков нам сказали: «Мы не можем сделать это». Нам только говорили: по словам лидера Партии счастья (SAADET) Темела Карамоллаоглу, если в коалиции будет BTP, то его партии в ней не будет. Я этих слов не слышал. Но слышал, что об этом говорили. Я не был в ссоре с господином Темелем. Я не могу поссориться с тем, кто следует по пути Ататюрка. Разве SAADET, находясь за одним столом с кемалистской партией, не показывает, что находится на этом пути? Если вы вне этого пути, что вы делаете в коалиции? Или же Народно-республиканская партия (CHP) свернула с него. Я отправил господину Темелу своего представителя. Он ответил ему, что «это слишком кемалистская партия»».[ii]

Этот случай примечателен, даже несмотря на статус Партии независимой Турции. Это малый политический актор, который по опросам набирает максимум 2% голосов. Созданная в 2001 г. партия участвовала только в 4 парламентских выборах из 6. При этом больше 200 000 голосов набрать ей не удавалось. Может возникнуть вопрос, почему предложение этой малопримечательной партии неожиданно вызвало споры и почему мы обращаем внимание на этот случай?

Участились примеры усиления влияния малых партий в определении повестки. Наряду с Партией победы (ZAFER) и Партией родины (MEMLEKET) BTP создала новый прецедент, когда малые партии проявляют способность изменения сложившихся условий. Пока сложно сказать, к чему это может привести. Однако понятно то, что на предыдущих выборах 2018 г. говорить даже о гипотетическом влиянии малых партий не приходилось. В целом, это указывает на существование значительной части общества, которая неудовлетворена работой больших партий. Если суммировать рейтинги всех непарламентских партий вместе с долей сомневающегося и протестного избирателя, то около 20-23% общества выбирает либо малые партии, либо еще не определился с выбором. Эта цифра сопоставима с результатами CHP, которая является второй партией Турции. Они в сумме обладают весомым электоральным потенциалом. Даже риск того, что голоса избирателей могут быть не учтены при распределении мандатов, не пугает. Однако большие партии пытаются минимизировать эти потери. Особенно это касается оппозиции, так как этот электорат недоволен негативными последствиями политики Р.Т.Эрдогана.

Поэтому в этом смысле примечательно, что 27 октября (на следующий день после выступления Баша) Хорошая партия (İYİ) отреагировала на этот призыв. Ее пресс-секретарь Кюршат Зорлу отметил, что Мераль Акшенер «почувствует счастье» от присоединения Партии независимой Турции к оппозиционной коалиции.[iii] 28 октября Акшенер встретилась с Хусейином Башем лично. 31 октября лидер Хорошей партии в телефонном разговоре с председателем CHP Кемалем Кылычдароглу обсудила вопрос расширения коалиции. То есть такой интерес İYİ к этому предложению показывает его актуальность и ценность.

Однако возможное включение BTP в коалицию может вызвать кризис в рядах объединенной оппозиции.

Во-первых, это связано с характером выступления Баша. Он назвал Партию счастья причиной, по которой BTP до сих пор не вошла в ее состав.

Во-вторых, приглашение о присоединении к коалиции со стороны Хорошей партии было сделано без его согласования с партнерами по «столу шести».

В-третьих, отмечается, что Партия демократии и прорыва (DEVA) и Партия будущего (GELECEK) выступают против расширения коалиции. Официальный причиной этого называется нелогичность включения новой партии, когда уже больше 6 месяцев ведется работа в комиссиях. Но мы предполагаем, что истинная причина связана с желанием их руководства сохранить свое влияние. Угрозы могут проявляться в том, что BTP может серьезно увеличить свой рейтинг. Это связано с профилем партии, которая популярна среди молодежи. Также это имеет отношение к имиджу Хусейина Баша. Ему 31 год. На фоне «старых» политиков молодой лидер вызывает больший интерес. Также против них играет  связь в прошлом с Эрдоганом. Поэтому опасения этих партий небеспочвенны.

Таким образом, на основании вышеизложенного мы делаем следующие выводы.

  • Запрос на вступление Партии независимой Турции в Национальную коалицию показывает формирование новых трендов. В турецкой политике отмечается рост малых партий. Это проявляется в их влиянии на формирование повестки.
  • Они превратились в важный фактор. Это демонстрируется тем, что суммарно малые партии без учета сомневающихся контролируют от 8 до 12% электората. То есть они имеют электоральный потенциал, который может быть не учтен при распределении мандатов.
  • В контексте выступления лидера партии Х.Баша отмечается тотальная поддержка его предложения со стороны Хорошей партии. За счет этого козыря Акшенер стремится усилить свою позицию в коалиции после сентябрьских кризисов в рядах оппозиции.
  • Однако пока вопрос расширения «столашести» не является решенным. Партии DEVA и GELECEK со скепсисом относятся к идее приглашения нового члена.

[i] https://www.cumhuriyet.com.tr/siyaset/beni-millet-ittifakina-alsinlar-demisti-iyi-partiden-huseyin-bas-aciklamasi-1996714

[ii] https://www.gozlemgazetesi.com/2022/10/28/huseyin-bas-btpyi-altili-masaya-alsinlar/

[iii] https://www.cumhuriyet.com.tr/siyaset/beni-millet-ittifakina-alsinlar-demisti-iyi-partiden-huseyin-bas-aciklamasi-1996714

62.56MB | MySQL:101 | 0,463sec