Иранский политический активист: это похоже на народное восстание

Уже второй месяц в Иране продолжаются протестные акции, триггером которых явилась гибель 22-летней Махсы Амини, последовавшей после ее задержания за якобы неправильное ношение хиджаба. С течением времени на акциях стали подниматься антиправительственные лозунги, составляющие на сегодня главное содержание протестов. 1 ноября Представительство религиозного лидера страны аятоллы Али Хаменеи в иранских университетах объявило, что по проведенным опросам 55% населения страны солидаризируются с этими акциями. Глава представительства Мостафа Ростами указал в интервью СМИ, что это не означает, что такая часть населения принимает в них участие, но такова «народная поддержка». Протесты поддерживают и находящиеся на пределами Ирана эмигранты. Один из них – проживающий в Западной Европе политический активист и правозащитник Саид Джаббари  в интервью международным СМИ рассказал о своем видении нынешней ситуации в ИРИ. По его словам, «протестная  волна, захлестнувшая Иран в эти недели, не имеет аналогов в стране за все годы ее послереволюционной истории». «В этом, — говорит С.Джабари, — у меня нет никакого сомнения. Но это не появилось сразу, не надо думать, что сверкнула искра и она воспламенила в Иране все вокруг. На самом деле, к этому страна шла долгие годы, было много подобных событий, которые подготовили базу для того, что сегодня происходит».  «Все помнят, — продолжает иранский политический активист С.Джаббари, — как проходили  студенческие беспорядки 1999 г., поставившие под вопрос само существование исламского режима, памятны и грянувшие через десять лет разборки внутри режима, между фундаменталистами и либералами, более похожие на дележ народного пирога. Много беспокойства вызывали у власть предержащих и события последних лет, когда по нескольку раз за год возникали все новые и новые волны народного гнева, сопровождавшиеся бесконечным насилием». «Должно было произойти много всякого, много отрицательного, много испытаний, — считает С.Джаббари, — чтобы народ однозначно поднял лозунги против действующего режима, чтобы он осознал, что больше так жить не может.

Касаясь нынешних событий, правозащитник говорит, что участники демонстраций, охвативших Иран, ставят радикальные лозунги. Их не устраивают полумеры, они не хотят одного лишь перекрашивания фасада этого режима, не хотят смены вывесок, они требуют его ликвидации, замены всех основ исламского строя, поднимают лозунги, требующие ухода и верховного лидера аятоллы Али Хаменеи, и президента Эбрахима Раиси. Народ в полный голос говорит о том, что революция 1979 г. привела к власти исламский режим, который никоим образом их не устраивает. Поэтому он должен быть низложен. Каким образом это произойдет, зависит от репрессивного аппарата Исламской Республики. Решение может быть мирным, а может быть и потоплено в крови. Такой исход может исходить от полиции, сил охраны правопорядка, от Корпуса стражей исламской революции, от многомиллионных добровольческих полувоенизированных соединений «Басидж»…

«Все они, вместе взятые, — полагает политический активист иранской оппозиции С.Джаббари, — и каждый из них в отдельности, должны решать, кто объект их защиты – народ или этот прогнивший и коррумпированный режим. Мы отчетливо видим пропасть, которая разверзлась и грозит все затянуть за собой. Режим пришел во власть силой, он все эти годы держался при помощи штыков, неся народу горе и страдания. Силовики и сегодня уверены, что можно силовым порядком удержать власть, а вопли и гнев  людей ничего не стоят, их можно прекратить выстрелами и запугиванием, как было все эти долгие годы. В то же время, мы видим, что протестные акты расширяются, охватывают все новые и новые города, в них вовлекаются люди, прежде не отличавшиеся активизмом, пытавшиеся отсидеться в стороне. Увеличивается и число забастовок, реально ослабляющих режим».

«Однако, — говорит С.Джаббари,  — приходится с сожалением  говорить о том, что на сегодня крайне редки случаи перехода на сторону народа и участников протестных актов противостоящих им силовиков. Понятно, что эти люди уже запятнали себя массовыми расстрелами и избиениями демонстрантов, они боятся, что в случае свержения режима могут предстать перед судом, и поэтому не хотели бы такого поворота событий. Вероятно, сейчас они выжидают, но в любом случае, так называемого «братания» военных с народом пока не получается».

Находящийся в эмиграции в Западной Европе иранский политический активист С.Джаббари считает, что «сегодня Иран переживает очень чувствительный момент своей истории. Это чувствуем и мы, иранцы, в силу разных причин покинувшие свою Родину. То, что происходит, представляется нам национальным восстанием. Понятно, что желание свободы и желание разительных перемен, не должно наказываться. Власть не должна расправляться с теми, кто желает лучшей доли. Иначе это не будет считаться справедливостью. Народ имеет право обрести стабильность, экономическое благополучие, зажить спокойной  жизнью, сопряженной с уверенностью в завтрашнем дне. Который, как ждут люди, должен быть светлым. Мне представляется, что начавшееся народное восстание, так просто не завершится. Это не связано с количеством жертв, отдаваемых на алтарь свободы. Все, кто вершит зло, хоть на самом Олимпе власти, хоть на уровне среднего звена, хоть на уровне рядового исполнителя,  должны понимать, что есть только два пути – или путь справедливости, путь соединения с народом, или второй путь —  продолжить свои преступления. Каждый должен сделать свой выбор, и взвалить на себя ответственность, какой бы они ни была. Мы не можем сказать народу, чтобы он смирился, чтобы принял то, что есть, ведь то, чего он добивается – его естественное право, от которого он не может оказаться».

Сравнивая проходящие сегодня протесты с тем, что случалось в стране в течение многих лет и будоражило общественное сознание, С.Джаббари  видит между ними радикальное различие. Дело в том, что все массовые протесты последних десятилетий оставались событиями внутри страны. Какими бы массовыми они ни были, они слабо касались внешнего мира и проходили незамеченными. Сейчас ситуация изменилась, она совсем не та, потому что проходящие в Иране протестные акции, длящиеся уже полтора месяца, в значительной мере затрагивают притягивают внимание мирового сообщества, и пристрастно комментируются повсюду в мире. Страны ЕС и США сделали ряд заявлений, показывающих их симпатию к протестующим, их солидарность с людьми, вышедшими на улицы иранских городов. Многие политики, в том числе мирового уровня, уже высказались в адрес протестного населения словами поддержки. «На мой взгляд, — говорит Джаббари, это заслуживает всяческого одобрения. Подумайте только: 6 министров иностранных дел  стран ЕС осудили Иран за разгон демонстраций и несанкционированное применение оружия. Они не ограничились требованием снизить жесткость противодействия демонстрантам, они всерьез осудили режим как антинародный».

«Что касается позиции США, — продолжает С.Джаббари, — то здесь следует  принять во внимание ее двойственность. Мне кажется, что незавершенность ядерных переговоров по СВПД вынуждает Белый дом чуть сдерживать свои эмоции и не делать резких заявлений, хотя  известны обещания президента Дж.Байдена воздействовать на иранский режим с целью снизить репрессивные меры. Понятно, что Дж.Байден надеется подписать СВПД, хотя на самом деле, будет договор или нет, иранцы все равно выходят на обладание неконвенциональным оружием. Просто, с подписанным договором они получат и много денег. Но для режима в этом большой выигрыш: он получит значительные средства на обеспечение силовых операций как внутри страны, так и за ее рубежами, на обеспечения существования прокси-формирований».

С.Джаббари считает, что с «еще большим расширением проходящих в Иране протестных актов мировое сообщество должно увеличить свою поддержку борьбе народа ИРИ, сделать ее действенной и эффективной, чтобы прекратить террор исламского режима против собственного населения и удовлетворить его право на достойную жизнь».

62.41MB | MySQL:101 | 0,579sec