Западные эксперты о последствиях введения санкций против Ирана в 2012 году и России в 2014 году

Исследователи из Института мировой экономики IfW (Киль, ФРГ) и DIW (Берлин, ФРГ) проанализировали экономические последствия совместного применения карательных мер в контексте санкций против Ирана в 2012 году и России в 2014 году. Они считают, что санкции служат двум важнейшим целям — они не только увеличивают экономические издержки, налагаемые на цель, но и снижают внутренние издержки для государств, вводящих санкции.

Исследователи используют моделирование, чтобы изучить, какое влияние на благосостояние оказали санкции против Ирана в 2012 году и России в 2014 году, рассматривая страны-мишени и страны, вводящие санкции. Модель включает в себя современные особенности мировой экономики, такие как глобальные цепочки создания стоимости, и включает торговые отношения практически между всеми странами мира. В каждом случае в качестве ориентира используется год, предшествовавший введению санкций. Моделирование показало, что санкции нанесли значительный экономический ущерб: российский экспорт постоянно снижался на 36%, а импорт был более чем на 30% ниже, чем до введения санкций. Это приводит к потере благосостояния в размере 1,5%, или примерно 10% от роста благосостояния России в результате открытости торговли.  Для Ирана падение было еще более заметным: экспорт сократился на 41% экспорта, импорт на 83%. Иранцы испытали снижение благосостояния на 1,7%, что составляет 12% от роста благосостояния Ирана за счет открытости торговли. Эффект от санкций возник, несмотря на то, что не было сплоченной глобальной коалиции за введение санкций. В данном случае это было связано помимо чисто экономических ограничений с еще и крайне неэффективной политикой экономического блока иранской системы исполнительной власти. Собственно и нынешние социальные волнения в Иране связаны в первую очередь именно с этим фактором, а не с чисто экономическими санкциями.

В исследовании сравниваются последствия, которые произошли, с теми, которые могли бы быть достигнуты гипотетической глобальной коалицией при той же политике санкций. В результате даже эта небольшая группа стран, применяющих санкции, достигла примерно 60% того эффекта, которого могла бы добиться глобальная санкционная коалиция в случае как с Россией, так и с Ираном. «Даже если в глобальной коалиции отсутствуют важные страны, совместно введенные санкции могут значительно ослабить страну-мишень», — полагает Джулиан Хинц, сотрудник Исследовательского центра торговой политики Кильского института и один из авторов исследования. Моделирование также показывает, какие другие страны могли бы особенно эффективно способствовать введению санкций, если бы присоединились к коалиции: в случае России это были бы, в частности, Китай, Вьетнам, Беларусь, Турция и Южная Корея. Если бы они присоединились к санкциям, экономический ущерб для России был бы особенно серьезным. Санкции против Ирана также получили бы значительную поддержку, в первую очередь благодаря участию Китая, а также Объединенных Арабских Эмиратов, Индии, Сингапура и Бразилии.

В обоих случаях выделяется Китай. Страна последовательно характеризует свою позицию нейтральной стороны в отношении санкций против Ирана и России. В обоих случаях участие Китая в санкционном режиме значительно усугубит понесенные потери в благосостоянии при незначительной потере богатства для самого Китая. «Крупные развивающиеся экономики, такие как Китай, Индия, Бразилия и Вьетнам, являются «идеальными» потенциальными важными союзниками, если коалиция стремится увеличить стоимость санкций для Ирана и России», — говорит Хинц. В ходе моделирования также было изучено, какие из стран, подвергшихся санкциям, несут наибольшее бремя в виде потерь собственного благосостояния. В целом, издержки санкций против России значительно выше, чем издержки санкций против Ирана. В случае России небольшие страны, такие как Латвия, Литва и Эстония, в частности, несут высокие издержки с точки зрения своего экономического благосостояния, но Украина также несет еще большие издержки. В абсолютном выражении бремя является самым высоким для Германии, Польши и Украины. Наименьшие издержки в абсолютном выражении несут Соединенные Штаты, Великобритания, Япония, Канада и Австралия. «Эти расходы на санкции также можно рассматривать как эквивалентные расходам НАТО. Механизм балансирования между странами с низкими и высокими издержками от санкций мог бы сделать санкционные коалиции более прочными и устойчивыми. Наше моделирование ясно показывает, что санкции, введенные в рамках коалиций, значительно увеличивают издержки для целевых стран. В то же время совместные действия снижают нагрузку на отдельные страны, применяющие санкции. Таким образом, коалиции предпочтительнее двусторонних санкций. Страна, подвергшаяся санкциям, несет значительные потери в благосостоянии, даже если не все крупные экономики мира присоединяются к коалиции. Это также актуально в отношении санкций, введенных против России в этом году», — полагает  Хинц.

62.36MB | MySQL:101 | 0,476sec