О политическом присутствии Турции в Центральной Азии

В ноябре 2021 года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган изменил название Тюркского совета на Организацию тюркских государств (ОТГ). Р.Т.Эрдоган осторожно избегал любых разговоров о военном сотрудничестве между тюркскими государствами и вместо этого подчеркивал политическую, экономическую и социальную солидарность, пишет Эрман Ган в своей статье на портале The Cradle[i]. Через несколько дней после объявления лидер крайне правой Партии националистического движения (ПНД) Девлет Бахчели подарил своему союзнику Р.Т.Эрдогану карту тюркского мира, охватывающую Турцию, Азербайджан, часть Армении, Кипра, Греции, Ирана, Балкан, Средней Азии, России и Китая.

Торговля по транскаспийским маршрутам и китайская инициатива «Один пояс, один путь» (ОПОП) создают для Анкары возможность стать важным центром торговли между востоком и западом. Например, Лазуритовый коридор, открытый в 2018 году и финансируемый Азиатским банком развития, связывает Афганистан с Турцией через Туркменистан, Азербайджан и Грузию.

Турция также присоединилась к ОПОП, и после победы Азербайджана в Карабахской войне, проект транспортировки туркменского природного газа через Каспийское море в Турцию все еще продолжается – в дополнение к предлагаемому Зангезурскому коридору, который многие считают частью пантюркистских амбиций Анкары в партнерстве с Баку.

Если этот план будет реализован, Турция сможет добраться до Центральной Азии в обход Армении и Ирана по Транскаспийскому международному транспортному маршруту, начиная с Китая и соединяясь с Казахстаном, Азербайджаном и Грузией. Так называемый «Средний коридор» разделяется на две части, одна из которых ведет в Турцию, а другая — в Черное море и заканчивается в Европе.

Возрождение пантюркизма вызывает беспокойство у Ирана. В 2020 году во время визита в Баку Р.Т.Эрдоган прочитал стихотворение о реке Аракс и намекнул на поддержку «единого Азербайджана» с иранской провинцией Западный Азербайджан, что на практике нарушит суверенитет Ирана. Иранское издание Tasnim News сделало смелый шаг и опубликовало серию статей об амбициозном дискурсе Турции «Турецкий век». По данным информационного агентства, связь Турции с тюркским миром через Нахичевань и ее растущая военная мощь, возможно, заставили некоторых турецких деятелей думать, что Турция станет могущественной страной. Однако издание Tasnim отклонило это мнение, предположив, что Турция находится в одной лиге со странами Латинской Америки и Африки из-за ее слабой экономики и снижения политической привлекательности Р.Т.Эрдогана.

Умит Альперен, эксперт по внешней политике Китая в отношении Ирана, считает российско-украинскую войну поворотным моментом для Центральной Азии. «С основанием ШОС в 1996 году существовало негласное разделение труда: Китай занимался экономическими вопросами региона, а Россия – военными», – поясняет эксперт. Как упоминалось ранее, Турция присоединилась к ОПОП в 2018 году, и китайско-турецкие отношения продолжают развиваться. Перед Китаем стоит дилемма в отношении позиции Турции в регионе. «В контексте ОПОП Китай рассматривает Турцию и как мост, и как препятствие. С 2017 года Турция хранит молчание по уйгурскому вопросу. Однако недоверие Китая сохраняется. Я не думаю, что Китай считает, что  Турция может быть настоящим стратегическим партнером». По мнению У.Альперена, связь Центральной Азии с Европой через Кавказ и Турцию имеет как плюсы, так и минусы для Китая. Хотя на первый взгляд это может быть положительным моментом для ОПОП, с другой стороны, соединение Центральной Азии с Европой в обход Китая отвечало бы интересам все более враждебного западного мира.

Как показала ее недавняя внешняя политика, Турция пытается сбалансировать все эти отношения. Официальное информационное агентство Турции Anadolu опубликовало интервью с казахстанским ученым, который утверждает, что Турция является противовесом России и Китаю. В то же время Китай и Турция подчеркивают роль Анкары в ОПОП и «Среднем коридоре».

По словам турецкого ученого Али Эмре Суку, отношение Анкары к Центральной Азии теперь меньше связано с тем, чтобы стать мостом для Запада и региона. «Не следует упускать из виду, что меняющиеся внешнеполитические приоритеты Турции вместо того, чтобы играть роль между Западом и регионом в 2000-х годах, нашли новые области в Центральной Азии благодаря отношениям, которые она развивала напрямую с Россией и Китаем», – утверждает турецкий ученый. Членство Турции в НАТО теперь также рассматривается Россией как менее важное, считает Суку: «Уменьшение влияния России вместе с Китаем или сокращение влияния Китая вместе с Россией не является напрямую внешнеполитическим приоритетом Турции». Более того, по мнению турецкого специалиста, последний по времени маневр В.В.Путина по превращению Турции в крупный энергетический узел усиливает позиции Турции и создает барьер для всех транскаспийских проектов, направленных в обход России. Более того, как отмечает Суку, важную роль играет материальная несостоятельность Турции в регионе. Несмотря на то, что Турция расширила свои экономические отношения с республиками Центральной Азии, она по-прежнему является мизерной державой по сравнению с Китаем и Россией. Хотя Турция в основном торгует с Узбекистаном и Казахстаном, она даже не входит в тройку главных торговых партнеров обеих стран.

В заключение отметим, что республики Центральной Азии являются членами возглавляемой Россией Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). В военном отношении ОДКБ остается основным пактом о коллективной безопасности в регионе, несмотря на то, что Туркменистан и Кыргызстан закупили турецкие БПЛА Bayraktar TB2. Хотя ходили слухи о создании так называемой «Армии Турана», вполне вероятно, что все крупные державы региона, а именно Китай, Иран и Россия, сочли бы этот шаг угрозой своим коллективным национальным интересам. Некоторые западные эксперты считают, что растущее влияние Турции в Центральной Азии идет на пользу НАТО. Но Суку утверждает, что «разворот Азии» происходит в первую очередь из необходимости и корысти: «Хотя проблемы с Западом повышают интерес Турции к этим организациям и определяют ее внешнеполитические приоритеты, можно сказать, что евразийский вариант преднамеренно укрепляется во внешней политике. Такая политика открывает новые возможности для Турции как в региональном, так и в глобальном масштабе», – утверждает Суку. «Тот факт, что евразийский вариант дает такую выгоду, несомненно, укрепит позиции Турции в политике баланса, проводимой Анкарой между Западом и Евразией».

[i] https://thecradle.co/Article/analysis/17665

62.41MB | MySQL:101 | 0,490sec