Об особенностях политической борьбы в современном Пакистане

Как полагают некоторые индийские эксперты, сейчас в Пакистане политическая борьба идет в основном  не между  бывшим премьер-министром Имраном Ханом и действующим Шахбазом Шарифом, а между Имраном Ханом и пакистанской армией. Имран Хан, лидер оппозиционной пакистанской партии «Техрик-е-Инсаф» (PTI), который был ранен во время попытки покушения на митинге в Вазирабаде в прошлый четверг, прямо обвинил старшего офицера Межведомственной разведки (ISI) генерал-майора Фейсала в организации заговора и создания  группировки из трех человек, которая якобы планировала убить его за «богохульство». Имран Хан обвинил заговорщиков в том, что они пытались повторить алгоритм покушения, по которому в 2011 году был убит губернатор провинции Пенджаб Салман Тасир за противодействие законам о богохульстве. В Пакистане богохульство против ислама влечет за собой смертный приговор. Выдвинув такое обвинение против высшего армейского офицера, Имран Хан пошел на  беспрецедентный шаг, публично обвинив пакистанскую армию в потворстве попытке убийства, чтобы свести счеты с политическим лидером. Это поставило армию в целом в чрезвычайно трудное положение. Имран Хан действительно сделал попытку отделить основную часть армии от ее разведывательного крыла, ISI. Он заявил, что стране нужна армия для поддержания безопасности, но в ней есть «паршивые овцы», которых она должна отсеять. Он напрямую обратился к главнокомандующему армией генералу Камару Джаведу Баджве с просьбой «отсеять этих паршивых овец» и потребовал отставки заговорщиков, среди которых он назвал премьер-министра Шахбаза Шарифа, министра внутренних дел Рана Санаулу и генерал-майора Фейсала. В то время как Шариф и Санаулла публично высмеяли это требование, армия отрицает свою причастность к предполагаемому заговору и выступила с очень решительным заявлением на эту тему.  Армия заявила 4 ноября, что она обратилась к правительству с просьбой «возбудить судебный иск за клевету и ложные обвинения». В заявлении содержалось предупреждение: «Если честь, безопасность и престиж рядового состава будут запятнаны корыстными интересами из-за необоснованных обвинений, учреждение будет ревностно защищать своих офицеров и солдат, несмотря ни на что. Никому не будет позволено безнаказанно порочить организацию или ее солдат». Вывод очевиден: Имран Хан находится на пути к столкновению с самой мощной и укоренившейся организацией Пакистана — армией. Фактически, это единственная организация, которая обозначена как «учреждение» в Пакистане. В народе она также известна как «истеблишмент».  Однако, обвиняя генерал-майора Фейсала в заговоре вместе с премьер-министром Шарифом и министром внутренних дел Санауллой, Имран Хан особо подчеркнул, что основная часть армии не была частью заговора. Очевидно,   что  армия не согласится с такой попыткой внести раскол между основными силами и ISI и будет считать серьезным преступлением даже намек на такой вариант. Недавно ISI была представлена в плохом свете из-за убийства известного телеведущего Аршада Шарифа в Кении в октябре. Хотя кенийская полиция заявила, что это произошло из-за ошибки в идентификации, в Пакистане ходили слухи, что это была работа ISI. Главе ISI пришлось даже пойти на беспрецедентный шаг — провести пресс-конференцию, чтобы отрицать свою причастность. В заявлении  ISI говорилось, что Имран Хан тайно предлагал сделку военным по организации публичной поддержки армии в обмен на свержение  правительства Шарифа. Есть все основания верить в это утверждение ISI, потому что были утечки о том, что Имран Хан ранее просил главнокомандующего армией отказаться от своего нейтралитета в продолжающейся борьбе между ним и премьер-министром Шарифом. Он повторил требование о поддержке армии в своем видеообращении к нации 4 ноября и  заявил, что поддержка армии необходима для обеспечения безопасности страны, но оговорился, что армия не может обеспечить национальное единство, что может быть сделано только политическими партиями. Армия может только оказать здесь помощь. Затем Имран Хан проиллюстрировал свою точку зрения, напомнив об отделении Восточного Пакистана и образовании независимого Бангладеш в 1971 году. Он сказал, что очень пропакистанский народ Восточного Пакистана был вынужден искать самоопределения, потому что политические партии Западного Пакистана лишили восточных пакистанцев плодов их  победы на выборах и  армия тогда действовала по указке тогдашних гражданских лидеров. На самом деле Имран Хан находится в очень противоречивых отношениях с военными.  В стране  широко распространено мнение, что он был приведен к власти в 2018 году армией, которая в то время была не в ладах с тогдашним премьер-министром Навазом Шарифом, что, кстати, вызывает серьезное  беспокойство нынешнего премьер-министра Шахбаза Шарифа. Когда Имран Хан стал премьер-министром, его назвали «избранным армией» премьер-министром, а не «выбранным народом» премьер-министром. Однако, когда Имран Хан попытался стать самостоятельным политиком на посту премьер-министра и отказался придерживаться линии армии по ключевым экономическим и внешнеполитическим вопросам, он был свергнут, предположительно в результате заговора армии с Шахбазом Шарифом. После своей отставки Имран Хан начал призывать армию отказаться от Шарифа и помочь ему свергнуть «шайку воров» у власти. Он раскритиковал главнокомандующего армией Камара Джаведа Баджву за объявление армии «нейтральным институтом» и настаивал на том, что безопасность нации (для обеспечения которой существует армия) не может быть гарантирована в отсутствие правосудия и верховенства закона. По его словам, «это невозможно обеспечить, когда правительство находится в руках воров» (60% нынешних законодателей от правящей партии находятся под залогом по делам о коррупции, на что он указал в своем телеобращении). Пообещав продолжать агитацию против режима Шарифа, Имран Хан заявил: «Я хочу, чтобы вы вышли протестовать на улицы, пока эти трое (Шариф, Санаулла и генерал-майор. Фейсал) не ушли в отставку. Ваша религия требует, чтобы вы противостояли несправедливости». Очевидно, что неоднократные опровержения правительством этих утверждений Имрана Хана, вероятно, будет иметь вес у его сторонников, которые в течение нескольких месяцев выходили на митинги по его призыву. Имран Хан также заявил 4 ноября, что «страна находится под угрозой погружения в хаос, потому что власти не позволяют демократической политики  идти своим чередом». Мнения в самом  Пакистане разделились относительно того, что может произойти в ближайшие недели. Главный вопрос: сможет ли Имран Хан продолжать разжигать общественное недовольство? Если правительство Шарифа не сможет справиться с этим, откажется ли армия от своего нейтралитета и захвата власти? Некоторые эксперты, такие как Наджам Сети, редактор Friday Times, полагают, что нельзя исключать военного переворота. Другие уверены, что армия одержит верх даже без прямого захвата власти, поскольку агрессивное движение Имрана Хана уже теряет обороты: «Долгая кампания протеста привлекает все меньше и меньше людей, потому что население страдает от политической усталости. Оно больше обеспокоено ростом цен, чем сменой правительства».

62.37MB | MySQL:101 | 0,582sec