Оценки в Израиле соглашения о демаркации морских границ с Ливаном. Часть 8

27 октября 2022 года состоялась официальная церемония подписания соглашения о демаркации морской границы между Израилем и Ливаном при посредничестве США и ООН. В Израиле рассчитывают, что тем самым был положен конец многолетнему конфликту из-за морской границы и «бряцанию оружием со стороны террористической группировки «Хизбалла»». На тот момент премьер-министр Израиля Яир Лапид заявил, что «это огромное достижение для Государства Израиль и для правительства Израиля», «сделка является экономическим достижением», она укрепляет безопасность страны и обеспечивает свободу действий против «Хизбаллы»[i].

В ходе предвыборной кампании Биньямин Нетаньяху пообещал «нейтрализовать» соглашение, если ему удастся вернуться к власти. «Я буду вести себя так же, как с соглашениями Осло», — сказал он, напомнив, что эти договоренности с палестинцами «не были отменены, они были нейтрализованы». Резко критикуя соглашение еще до того, как оно было подписано Я.Лапидом и президентом Ливана Мишелем Ауном, Б.Нетаньяху заявил, что сделка является «незаконной», и он не будет чувствовать себя обязанным ее выполнять, при этом не уточнил что конкретно он намерен предпринять[ii].

Эксперты Института исследований национальной безопасности (INSS) – Йорам Швейцер (руководитель программы INSS по терроризму и конфликтам низкой интенсивности), Анат Шапира (научный сотрудник Института по программе Нойбауэра) и подполковник в отставке Давид Симан-Тов (старший научный сотрудник INSS и заместитель руководителя Института исследований методологии разведки (IRMI) при Центре наследия и памяти сотрудников разведки Израиля) – рассматривают способы лишения «Хизбаллы» представления о том, что она одержала победу над Израилем и подорвала его возможности сдерживания.

Эксперты исходят из того, что в последние месяцы генеральный секретарь «Хизбаллы» Хасан Насралла провел комплексную кампанию и объявил о победе, которую он приписал в первую очередь «вооруженному сопротивлению» своей организации. В самом Израиле «кое-кто склонен принимать заявление Насраллы о том, что «Хизбалла» одержала верх».

По словам экспертов, ливанская шиитская организация с июня 2022 г. ведет когнитивную, кинетическую, дипломатическую и экономическую кампанию по поводу демаркации морской границы между Ливаном и Израилем с целью воздействовать на две аудитории – ливанскую и израильскую. Кампания, направленная на ливанскую общественность, развернулась на фоне острого политического и экономического кризиса и усиления критики организации как одной из сторон, ответственных за ухудшение ситуации. Отмечается, что в ливанском публичном дискурсе «Хизбалла» была обвинена в том, что она ставит интересы Ирана выше интересов Ливана, и что на практике она определяет ливанскую политику в сфере международных отношений и безопасности. Также ужесточилась критика организации за наличие у нее собственных вооруженных сил. В таких условиях «Хизбалле» нужно оправдать содержание арсенала оружия, укрепить свое политическое влияние перед лицом соперников и обосновать свои претензии на роль «защитника Ливана».

По мнению экспертов INSS, «Хизбалла» стремилась усилить возможности сдерживания в отношении Израиля. Делались заявления, из которых следовало, что руководство организации не боится конфронтации и в случае необходимости готово к военным действиям. В данном случае когнитивный элемент кампании был направлен ​​на создание в Израиле ощущения неизбежности и серьезности угрозы, подчеркивалась способность «Хизбаллы» нанести удар по стратегическим целям по всему Израилю, включая газовое месторождение «Кариш» и за его пределами.

Согласно израильским экспертам, кампания в основном проводилась посредством выступлений и интервью Насраллы и высокопоставленных должностных лиц организации сочувствующим ливанским СМИ и в социальных сетях. В этих заявлениях подчеркивалось стратегическое измерение газового вопроса и его важность для решения экономических проблем Ливана, а также мысль о том, что только «Хизбалла», обладающая мощью оружия «сопротивления», может защитить интересы государства и заставить Израиль вернуть то, что по праву принадлежит Ливану в Средиземноморье. Среди прочего, организация публиковала видеоролики и карикатуры, свидетельствующие об опасениях Израиля по поводу способности организации атаковать любую точку его территории, в том числе «Кариш». Представители «Хизбаллы» также совершили поездки вдоль границы с Израилем.

Отмечается, что в рамках кампании «Хизбалла» дважды (в июне и июле 2022 г.) запустила невооруженные дроны к платформе «Кариш». Запуски продемонстрировали военный потенциал «Хизбаллы» и ее возможности причинить ущерб Израилю, если он продолжит игнорировать интересы Ливана на море или где-либо еще. Наряду с решительными угрозами применение беспилотников было призвано показать, что «Хизбалла» готова к эскалации. Кроме того, от берегов Триполи в сторону территориальных вод Израиля отправилась символическая флотилия. «Хизбалла» усилила развертывание войск вдоль границы, установила дополнительные наблюдательные посты и провоцировала военнослужащих ЦАХАЛа у пограничного заграждения, куда также прибыли ливанские политики и в знак символического протеста бросали камни на территорию Израиля. Помимо этого «Хизбалла» рассылала сообщения с угрозами по дипломатическим каналам.

По мнению экспертов INSS Израиль и «Хизбаллу» к достижению соглашения подтолкнули политические часы, которые тикали с обеих сторон – в Израиле выборы в Кнессет, а в Ливане – конец президентского срока Мишеля Ауна. Более того, назначенная в Израиле дата начала бурения на месторождении «Кариш» подстегнула «Хизбаллу» пригрозить сорвать этот план. На израильскую сторону был оказано сильное давление со стороны администрации США. Было также понимание того, что соглашение включает добычу газа Ливаном, что создаст стратегическую стабильность в регионе и экономические горизонты для этой страны, а также усложнит задачу «Хизбалле» принимать военные меры против израильской добычи газа ввиду цены, которую придется за это заплатить Ливану и самой организации.

В INSS полагают, что «Хизбалле» удалось сбалансировать на грани войны. Насралла заявил о готовности рискнуть военной конфронтацией, будучи уверенным в том, что Израиль заинтересован в соглашении, а не в эскалации. По этой причине организация запустила невооруженные БПЛА, обострила свою риторику, предъявила ультиматум и пригрозила эскалацией, хотя и воздержалась от реализации своей угрозы. При этом Насралла неоднократно подчеркивал, что предпочитает решение путем переговоров, а не войны, и намекал, что он будет уважать будущее соглашение, одобренное правительством Ливана, таким образом управляя своими рисками и присваивая себе заслуги в достигнутом соглашении.

Эксперты указывают на то, что в «Хизбалле» восприняли ситуацию как «победу посредством угрозы войны, а не победу на войне». Стратегия организации строилась на сочетании когнитивных мер, подкрепленных угрозами и реальными действиями, что ярко отразилось в выступлениях Насраллы 27 и 29 октября с.г., в которых он подчеркнул, что великая победа принадлежит «правительству, народу и сопротивлению». Кампания, которую вела его организация, была направлена ​​​​на защиту прав ливанцев, подкреплена как угрозой применения оружия сопротивления, так и сдерживанием Израиля от применения силы против Ливана. Это закончилось соглашением, которое не требовало от Бейрута нормализации отношений с Израилем.

По оценкам израильских экспертов, основной успех «Хизбаллы» заключается в том, что в глазах ливанского общества она укрепила свои претензии на роль патриотической организации, которая защищает Ливан посредством своей военной мощи и помогает в обеспечении ливанских интересов, придерживаясь при этом ответственного подхода. Президент Мишель Аун похвалил ее за это и за вклад в успех на переговорах. В то же время в «Хизбалле» уверены в том, что им удалось сохранить и даже усилить свои возможности сдерживания в отношении Израиля, в том числе на море.

С другой стороны, с точки зрения Израиля, сохранялось взаимное сдерживание, «Хизбалла» свои угрозы не реализовала, военной конфронтации не произошло, не было человеческих жертв и не было нанесено ущерба инфраструктуре. Большинство в Израиле положительно восприняло перспективу будущей экономической выгоды, снижения рисков эскалации и возможности спокойной обстановки в плане безопасности вокруг добычи газа, к тому же была заложена основа для будущих договоренностей с Ливаном по вопросам политики и безопасности.

Отмечается, что деятельность Израиля в когнитивной плоскости была минимальной и он не использовал возможность нанести ущерб имиджу «Хизбаллы» в Ливане и за его пределами, подчеркивая ее роль поджигателя войны, которая могла бы навлечь беду на Ливан, и так находящийся в кризисе. По мнению экспертов, Израиль мог акцентировать внимание на том, что «Хизбалла» стала тем негативным фактором, который воспрепятствовал получению Ливаном международной экономической помощи. Израиль ограничился предупреждениями «Хизбалле» от министра обороны Ганца и командующего Северным командованием Амира Барама о том, что не следует испытывать Израиль и вести дело к войне, а также афишированным пролетом премьер-министра Яира Лапида над месторождением «Кариш».

Допускается, что сдержанный ответ Израиля на угрозы «Хизбаллы» был частью продуманной коммуникационной стратегии, направленной на максимальное увеличение шансов на заключение соглашения, а также получение стратегических и экономических выгод, с точки зрения Израиля, — даже ценой предоставления «Хизбалле» возможности представить соглашение как свое собственное достижение. Однако в глазах многих в Ливане и сторонников «Хизбаллы» в региональной «оси сопротивления» такой подход позволил организации создать видимость победы в когнитивной кампании и даже в Израиле создать ощущение, что организация вышла победителем.

Эксперты указывают на то, что некоторые политические силы в Израиле принимают точку зрения, продвигаемую «Хизбаллой», согласно которой «навязывание» соглашения Израилю является достижением организации. По их мнению, Израиль если и выиграл в текущей кампании против «Хизбаллы» и в широком региональном контексте, но в долгосрочной перспективе он может заплатить высокую цену за то, что позволил «Хизбалле» поверить в то, что угрозы Израилю помогли подтолкнуть его к соглашению. Предполагается, что если Насралла в это поверит, он сделает вывод, что давление и угрозы Израилю сработают и в будущем. С этой точки зрения израильское руководство пошло на риск эскалации в будущем посредством провокаций против Израиля, что в итоге может привести к жесткому противостоянию.

В INSS полагают, что перед Израилем стоит задача не позволить  «Хизбалле» интерпретировать как свою победу и достижение то, что она воспринимает как слабость Израиля, которая побудила его к сдержанным и взвешенным ответам на ее угрозы. Ради стратегической ясности израильское руководство должно внушить Насралле то, что оно предпочитает политический, экономический успех и обеспечение безопасности военному ответу — даже ценой тактики, которая дает «Хизбалле» возможность достичь частичного успеха в когнитивной сфере. Предполагается, что задача, стоящая перед Израилем в ближайшем будущем, будет заключаться в том, чтобы обеспечить сохранение элемента сдерживания в отношении организации в свете вероятных провокаций и трений из-за нерешенного вопроса о границе[iii].

[i] Israel’s Cabinet approves maritime border deal with Lebanon // JNS. 27.10.2022. https://www.jns.org/israel-lebanon-sign-maritime-border-deal/

[ii] Netanyahu says Ben Gvir could be police minister, vows to ‘neutralize’ Lebanon deal // Times of Israel. 31.10.2022. https://www.timesofisrael.com/netanyahu-says-ben-gvir-could-be-police-minister-vows-to-neutralize-lebanon-deal/?utm_source=article_hpsidebar&utm_medium=desktop_site&utm_campaign=ultra-orthodox-parties-battle-to-keep-their-voters-from-switching-to-ben-gvir

[iii] «כריש»  סביב הארגון של המערכה:»גז נותן חזבאללה» / INSS. 31.10.2022. https://www.inss.org.il/he/publication/karish-hezbollah/

62.44MB | MySQL:101 | 0,573sec