О политических изменениях на Ближнем Востоке и в Северной Африке и их влиянии на ВТС с Россией. Часть 2

Монархии Персидского залива

Достаточно сложным рынком для российского оборонно-промышленного комплекса (ОПК) остаются арабские монархии и особенно шестерка монархий Персидского залива – Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман и Саудовская Аравия, наиболее богатые страны региона, чьи общие военные расходы, по оценкам IHS Markit, могут превышать более 100 млрд долл. Наиболее заметный покупатель российских вооружений среди этой группы государств – Объединенные Арабские Эмираты, которые еще в 1990-х гг. купили значительное количество БМП-3, а в 2000-х гг. стали стартовым заказчиком ЗРПК «Панцирь-С1». Однако в целом закупки российской продукции военного назначения арабскими монархиями по большей части представлены стрелковым и легким вооружением, вроде автоматов АК-103, ПТРК «Корнет-Э», ПЗРК «Игла-С», различных РПГ, а также, эпизодически, ограниченными партиями других вооружений и военной техники. Несмотря на большие ожидания и слухи по-настоящему крупных прорывов на этом направлении до сих пор не видно.

Активная роль России в регионе все же позволила в последние годы усилить позиции российского ОПК и на этих рынках, и закрепить их могла бы полная реализация договоренностей, о которых упоминалось после визита в Россию в 2017 году короля Саудовской Аравии Сальмана бен Абдель Азиза Аль Сауда. Сообщалось, что они предусматривают закупку ЗРС С-400, ПТРК «Корнет-ЭМ», тяжелых огнеметных систем ТОС-1А, автоматических гранатометов АГС-30 и автоматов АК-103. Но, насколько можно судить, пока эти договоренности реализовываются только частично, и в случае с С-400 по состоянию на ноябрь 2022 года продолжалось лишь обсуждение условий вступления соглашения в силу.

Можно с большой вероятностью предположить, что это во многом вызвано опять же политическими причинами, а именно – сильной зависимостью как Саудовской Аравии, так и других арабских монархий от США в сфере безопасности и многолетними связями с военной и политической элитой западных стран, которые получают львиную долю оборонных заказов арабских монархий. Естественно, отдавать свои позиции на таких богатых рынках американские и другие западные военно-промышленные корпорации не собираются и готовы задействовать для этого все рычаги влияния, а для арабских монархий закупка вооружений у них представляется еще одним способом показать доверительные отношения с Западом и доказать необходимость их защиты.

Сирия

К сожалению, из-за начавшихся вооруженных конфликтов за прошедшее десятилетие из числа традиционных заметных покупателей российского оружия выбыли Сирия, Ливия и Йемен. В Ливии и Йемене пока не видно близкого выхода из продолжающихся вооруженных конфликтов, подогреваемых соперничеством различных государств.

Сирия же за годы войны понесла колоссальные экономические потери, что вместе с продолжающейся фактической оккупацией со стороны США ее наиболее крупных нефтяных месторождений ведет к тому, что Дамаск сейчас не в состоянии закупать оружие в крупных объемах. Имеющиеся ресурсы сосредоточены на приобретении различных боеприпасов, авиационных средств поражения, легких вооружений, стрелкового оружия, ремонта имеющейся техники. При этом Россия вместе с Ираном также оказывают Сирии военно-техническую помощь. Такая ситуация, вероятно, сохранится и в ближайшей перспективе, хотя по мере восстановления страны возможно размораживание старых контрактов, вроде контракта на поставку учебно-боевых самолетов Як-130.

Иран

Под сильными ограничениями в последнее десятилетие оказался еще один потенциальный крупный покупатель российских вооружений – Иран. Развитие кризиса вокруг иранской ядерной программы привело в 2010 году к введению Советом Безопасности ООН санкций, запретивших поставки в Иран большей части обычных вооружений и любых запчастей, комплектующих и технологий к ним. Принятая 20 июля 2015 году резолюция 2231 в поддержку Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы формально разрешила поставки подсанкционных категорий вооружений. Но в течение пяти лет с 18 октября 2015 года они были разрешены только с согласия Совета Безопасности ООН, где любую идею об этом блокировали США и их союзники.

Как результат, военно-техническое сотрудничество с Ираном вот уже десять лет сковано узкими рамками тех категорий продукции военного назначения, что было разрешено поставлять без ограничений. Это в первую очередь зенитно-ракетные системы, такие как поставленные в Иран ЗРС С-300ПМУ-2, легкое вооружение и стрелковое оружие (вроде купленных Тегераном автоматов АК-103), ну и различные РЛС, средства радиотехнической разведки, радиоэлектронной борьбы.

Однако, осенью 2020 года эти ограничения прекратили свое действие, и если США не смогут добиться полного распада СВПД и возвращения неограниченных по сроку санкций, это откроет перспективы для поставок в Иран ранее подсанкционных категорий вооружений. Насколько известно, в первую очередь Тегеран заинтересован в приобретении новых боевых самолетов и вертолетов, так как парк иранской военной авиации сильно устарел, а собственный иранский ОПК никак не может покрыть потребности. Но нельзя забывать, что Иран находится под односторонними санкциями со стороны США, и противостояние между Вашингтоном и Тегераном сейчас носит очень жесткий характер. Поэтому, с одной стороны, иранская экономика переживает сейчас тяжелые времена и финансовые возможности страны носят сильно ограниченный характер. С другой стороны, следует ожидать попыток серьезного давления со стороны США, чтобы не допустить поставок Ирану новых вооружений, включая угрозы новых американских санкций против российских компаний и предприятий.

Турция

Отдельного слова заслуживает Турция, которая расположена на стыке Европы и Азии. Как члена НАТО страну сейчас чаще относят к Европе, но большая часть страны расположена в Азии, и под руководством Р.Т.Эрдогана Турция сейчас ведет агрессивную внешнюю политику на Ближнем Востоке и в Северной Африке, поэтому необходимо отметить и эту страну. Реальным политическим прорывом на турецком направлении в сфере ВТС стало заключение контракта на поставки туда ЗРС С-400, несмотря на угрозы санкций со стороны США в отношении Турции. Турция хотя и ранее приобретала некоторые российские вооружения, вроде ПТРК «Корнет-Э», но это было скорее исключением из правил. В последние годы, особенно после провалившейся попытки военного переворота в 2016 году, Анкара ведет заметно более самостоятельную внешнюю политику, и покупка С-400 стала свидетельством этому.

Если этот контракт будет выполнен в полной мере, это потенциально откроет дорогу и для новых контрактов с Россией. Однако, вспоминая взлеты и падения в российско-турецких отношениях за последние годы, здесь надо проявлять сдержанность и осторожность в прогнозах. Вышеупомянутая активная внешнеполитическая линия нынешнего руководства Турции означает и то, что она может активно действовать против интересов и нашей страны, прощупывая границы возможного (как, например, происходит на севере Сирии). К тому же Турция хоть и проявляет сейчас большую самостоятельность по отношению к США, но остается американским союзником и, насколько можно судить, Анкара рвать свои связи с Вашингтоном не намерена.

Тренды и прогнозы

К сожалению, события в мире продолжают развиваться далеко не в сторону увеличения стабильности, что прямо отражается и на БВСА. Усиливаются политические кризисы в одних странах, в других обостряются имеющиеся вооруженные конфликты, витает угроза и новых конфликтов. Как показали события начала января 2020 года между США и Ираном, с убийством американцами в Ираке иранского генерала К.Сулеймани и ответным иранским ракетным ударом по американской военной базе в Ираке, длительные противостояния между странами могут очень быстро перетекать в горячую фазу, когда до войны остается один шаг. В вышеприведенном случае стороны проявили сдержанность в последний момент, но никто не знает, что будет в случае нового кризиса.

Помимо этого, неопределенности добавляют и внезапно возникающие другие факторы, например, финансовый кризис в результате столкновения интересов стран НАТО и России в глобальном и региональном аспекте. Этот и другие подобные факторы потенциально могут плохо предсказуемым сейчас образом сказаться на экономике и политике в странах БВСА и, соответственно, далее отразиться на перспективах сотрудничества в военно-технической сфере.

62.37MB | MySQL:101 | 0,491sec