Что стоит за призывом американских законодателей ввести санкции против Алжира

В сентябре двухпартийная группа законодателей США призвала госсекретаря США ввести санкции против Алжирской Народной Демократической Республики, заявив, что сделка с Россией на 7 млрд долларов нарушает Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций 2017 года (CAATSA). Действия группы последовали за аналогичной инициативой сенатора Марко Рубио, также в сентябре. Почему Алжир, и почему сейчас? Алжир — бывшая французская колония и крупный производитель нефти и природного газа, который экспортирует 85% своего газа в Европу. Страна проводит независимый курс  и имеет тесные связи с Россией и Китаем. Алжир является резким критиком Израиля, выступал против вторжения США в Ирак в 2003 году и против вмешательства НАТО в Ливию в 2011 году, осудил «Соглашения Авраама», в которых признавались претензии соседнего Марокко на Западную Сахару, и поддерживает отношения с правительством президента  Башара Асада в Сирии. Алжир вел две войны за независимость: войну 1954-1962 годов против французских колонизаторов и войну 1991-2002 годов против исламистов, возглавляемых Вооруженной исламской группой. По данным Исследовательской службы Конгресса США, «Алжир обладает 11–м и 16-м по величине доказанными запасами природного газа и нефти в мире соответственно и был 10-м по величине производителем природного газа по состоянию на 2019 год. По оценкам, он также занимает 3-е место в мире по извлекаемым запасам сланцевого газа». Страна имеет четвертую по величине экономику в Африке с ВВП в 2021 году в размере 167,98 млрд долларов. Доходы от нефти и газа выросли на 70% в первой половине 2022 года, а доходы от энергии, как ожидается, составят 50 млрд долларов к концу года. Всемирный банк сообщил, что экономика Алжира «выросла на 3,9% в годовом исчислении в течение первых девяти месяцев 2021 года после сокращения на 5,5% в 2020 году», в основном из-за увеличения спроса на газ в Европе. На углеводороды приходится 95% доходов от экспорта и около 40% доходов правительства. Сообщается, что государственные предприятия составляют более половины официальной экономики и тормозят рост, но частный сектор надеется, что правительство продолжит курс на реформы для привлечения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в неэнергетический сектор и не отступит из-за увеличения доходов от углеводородов. Правительству здесь предстоит серьезная работа: Алжир занимает 157-е место из 190 в последнем по времени  рейтинге Всемирного банка по легкости ведения бизнеса, и будет сложно продвигаться вперед по мере восстановления после пандемии. План привлечения ПИИ для развития неэнергетического сектора необходим, чтобы справиться с опасно высоким уровнем безработицы среди молодежи, составляющим почти 32%. План устраняет требование 51/49 для большинства алжирских владельцев новых предприятий, хотя оно остается для «стратегических секторов», то есть энергетики, горнодобывающей промышленности, обороны, транспортной инфраструктуры и производства фармацевтических препаратов Отношения Алжира с США в 1960-х годах начинались медленно, но в целом были позитивными. В 1950-х годах администрации Трумэна и Эйзенхауэра поддержали Францию в Алжире, но президент Кеннеди одобрил независимость Алжира. Алжир выступил посредником в переговорах между США и Ираном, которые привели к освобождению 52 американских заложников после 444 дней в плену. Алжир также предложил поддержку США после событий 11 сентября и сотрудничал в контртеррористических операциях, даже предложив США использовать аэродром в стране – крупную уступку.

Тогда к чему вся эта агитация по поводу Алжира?

Как полагают некоторые американские эксперты по вопросам БВСА,  менталитет США «вы либо с нами, либо с террористами» не учитывает прошлого сотрудничества и позитивных отношений. Вашингтон, по-видимому, не в состоянии поверить, что нация может предпочесть в первую очередь заботиться о своих собственных интересах, и рассматривает любое нежелание оказаться в полной зависимости от Америки как переход на сторону повседневного врага. Например, Пентагон не смог привлечь Вьетнам в качестве военного союзника против Китая, посчитав по какой-то непонятной причине, что недавние войны Вьетнама за освобождение, сначала от Франции, а затем от США, могут склонить страну к военным союзам со странами, которых он победил. Совсем недавно министр иностранных дел Сингапура, выступая от имени АСЕАН по поводу США и Китая, заявил: «Мы не заинтересованы в разделительных линиях в Азии. Не заставляйте нас выбирать. Мы откажемся выбирать». То же самое справедливо и к большинству стран БВСА.  И даже близкие союзники Вашингтона видят ценность принадлежности к независимому от американцев форуму: группа БРИКС (Бразилия-Россия-Индия-Китай-Южная Африка) может вскоре принять Аргентину и Иран, которые подали заявку на вступление, а Египет, Саудовская Аравия и член НАТО Турция выразили в этом заинтересованность. Алжир официально подал заявку на вступление в блок.

Один наблюдатель отметил, что БРИКС может стать «мировым сырьевым альянсом» с Китаем в качестве производственного центра и Индией в качестве сервисного центра.

Итак, на кого работают американские законодатели?

У них может быть законное беспокойство по поводу доходов, которые Россия получает от Алжира, хотя сделка по продаже оружия на 7 млрд долларов бледнеет рядом с неограниченными деньгами, которые Вашингтон передает Киеву. Возможно, они продвигают американских оборонных подрядчиков, чтобы захватить алжирский рынок, хотя ожидать, что Алжир выбросит все свои запасы, поставляемые Россией, — это то же самое принятие желаемого за действительное, когда в Вашингтоне решили, что Вьетнам станет союзником США против соседнего Китая. Отношения Алжира с Москвой восходят к 1950-м годам, когда Советский Союз оказал помощь Алжиру в его войне за независимость, а в 1960 году СССР первым признали Временное правительство Алжирской Республики. Алжир, несомненно, отметил, что США недавно пригрозили отрезать от ВТС Саудовскую Аравию, своего крупнейшего покупателя оружия, когда она не согласилась с его тактикой в Йемене. А в 2013 году Вашингтон замедлил поставки вертолетов египетскому военному правительству, которое свергло правительство «Братьев-мусульман» во главе с Мухаммедом Мурси.  Американские политики могут думать, что они защищают Израиль, хотя поддержка Алжиром палестинского дела не новость в Иерусалиме. На недавнем саммите Лиги арабских государств, организованном Алжиром и первом с тех пор, как Израиль нормализовал отношения с несколькими членами ЛАГ, Алжир выступил посредником в заключении соглашения о примирении между соперничающими палестинскими группировками ФАТХ и ХАМАС. Примирение может продлиться недолго, но в данном случае важна сама принципиальная позиция Алжира по этому вопросу.  Вашингтону таким образом надо быть готовым к тому, что Алжир будет проводить очень разновекторную позицию, и от отношений с Россией и Китаем не откажется. Любое охлаждение отношений Вашингтона с Алжиром к тому же внесет пусть небольшой, но раскол в позициях по этому вопросу с ЕС.    Сейчас Франция, Италия и Испания в первую очередь из всех сил пытаются восстановить отношения с Алжиром с помощью экономического сотрудничества. Однако, если Европа ожидает увеличения поставок энергоносителей из Алжира или других стран Африки, ей, возможно, придется серьезно вложиться  для финансирования расширения производства или участия в 1 500-мильном транссахарском газопроводе, по которому нигерийский газ будет поставляться в Европу через Алжир. При этом  именно Китай в настоящее время является крупнейшим торговым партнером Алжира.  Алжир будет координировать свои национальные планы развития с китайской инициативой «Пояс и путь» (BRI), и страны объявили, что подписали Пятилетний план китайско-алжирского всеобъемлющего стратегического сотрудничества (2022-2026).). Соответственно, любые инвестиции Пекина в энергетику будут исключительно в интересах Китая. В настоящее время Китай развивает центральный порт Алжира Эль-Хамдания, крупнейший и первый глубоководный порт Алжира и второй глубоководный порт в Африке. Китай также помог завершить 750-мильное шоссе Восток-Запад, соединяющее Алжир с соседними Марокко и Тунисом, и около 1000 китайских компаний работают в Алжире, что стало возможным после смягчения требования 51/49. Еще неизвестно, будут ли отношения с Китаем включать в себя заходы в порты кораблей ВМС КНР или использование китайских частных охранных компаний, которые активно участвуют в обеспечении китайских инвестиций в BRI, но такая перспектива будет тревожной для Вашингтона. И в данном случае очень важно не сорваться в санкционный штопор против Алжира, который только  станет дополнительным стимулом к сплочению алжирцев и других арабов. На самом деле именно Европа может быть эффективным проводником американских интересов  в Алжире при условии, что администрация США  сможет понять, что интересам США и Европы лучше всего отвечает Алжир, который независим, но стремится к самосовершенствованию посредством выстраивания  взаимоуважительных отношений с практичными партнерами.

62.39MB | MySQL:101 | 0,676sec