Анализ двойственности структуры террористической организации «ИГ-Хорасан». Часть 1

Приход к власти радикального исламистского движения «Талибан» (запрещено в РФ) не принес мира в Афганистан. Наоборот, в стране сохранились старые и появились новые формы политического насилия, включая внесудебные казни режима талибов, антиталибское вооруженное сопротивление, а также неизбирательная и целенаправленная агрессия со стороны регионального подразделения террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) – «ИГ-Хорасан» (также запрещена в РФ). Исторический регион Хорасан, к которому приписывает себя группировка, охватывает части современной Западной, Южной и Центральной Азии. Несмотря на расширение масштабов своей деятельности в этих регионах после падения в Афганистане прозападного режима в 2021 году, большая часть информации об «ИГ-Хорасан»  остается противоречивой. Режим талибов продолжает преуменьшать угрозу со стороны группировки и заявлять, что ее ячейки искоренены на территории Афганистана. Точно так же некоторые западные эксперты утверждают, что угроза «ИГ-Хорасан» невелика или идет на спад. С другой стороны, региональные и глобальные игроки, такие как Россия, Китай и Индия, а также источники в разведке США, предупреждают о растущем влиянии «ИГ-Хорасан» в соседних регионах. Между тем сохраняется разительный контраст в представлениях о возможностях и потенциале группировки. Несколько фундаментальных вопросов требуют более глубокого изучения, в частности, каковы сильные и слабые стороны организации и что может превратить ее из локальной угрозы в региональную и глобальную. Расхождения в информации об «ИГ-Хорасан» происходят по разным причинам. Некоторые разночтения связаны с неисследованными аспектами деятельности организации, включая ее организационную структуру, идеологические расхождения с талибами, а также открывающиеся возможности для «ИГ-Хорасан» в северных районах Афганистана. Поскольку такие факторы остаются неисследованными, они окутывают организацию своего рода таинственность.

 

Организационная структура

Помимо общеизвестных фактов, что в состав организации главным образом входят боевики-пуштуны из Афганистана и Пакистана, также ни для кого не секрет, что по своей сути она является транснациональной группировкой, в которой числятся боевики из Центральной и Южной Азии, а также Ближнего Востока. Эта структурная двойственность между локальным и иностранным и вытекающие из нее проблемы привели к тому, что «ИГ-Хорасан» приняла прагматичную структуру неслитых внешних и внутренних слоев. В то время как местные элементы (афганские и пакистанские боевики-пуштуны) служат публичным лицом группировки, ядро представляет собой слабо связанную сеть иностранных элементов, состоящую из иностранных боевиков из вышеупомянутых регионов. Фрагментарное происхождение «ИГ-Хорасан» в конце 2014 года также способствовало будущей двойственности его структуры. Первоначально  на создание организации повлияли такие отдельные процессы как вербовка и переселение боевиков. В 2014 году местные и иностранные террористические группировки покинули Северный Вазиристан из-за военной операции пакистанской армии. После ее окончания некоторые высокопоставленные боевики террористической организации «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП, запрещена в РФ) вновь появились на северо-западе Пакистана, а именно в долине Тира и присягнули на верность только что созданному «Исламскому государству», завербовав тысячи боевиков из местных пуштунских племен. Параллельно прямо перед операцией талибы переселили сотни иностранных боевиков, в том числе связанных с «Исламским движением Узбекистана» (ИДУ, запрещено в РФ) и «Исламским движением Восточного Туркестана» (ИДВТ), в Восточный и Южный Афганистан. Вскоре после создания «ИГ-Хорасан» «Исламское государство» перебросило часть своих боевиков с Ближнего Востока в афганско-пакистанский регион. В конце концов все три группы вновь собрались в южных районах афганской  провинции Нангархар. Стоит отметить, что в этих районах боевики «ИГ-Хорасан» были реорганизованы в небольшие группы, состоящие как из местных (пуштунских), так и из иностранных элементов. В то время как пуштуны представляли своего рода публичное лицо группировки, ее иностранные боевики в основном оставались в глубине долин, не вступая в контакт с местным населением и находясь под защитой местных боевиков. В стратегическом плане двойственность организационной структуры обеспечила «ИГ-Хорасан» устойчивость, способность к выживанию и умение быстро адаптироваться к меняющимся внешним условиям. Группировка пережила параллельные войны, которые вели против нее США, бывшее правительство Ашрафа Гани и движение «Талибан» в 2018–2020 годах. «ИГ-Хорасан» быстро восстанавливала силы каждый раз, когда группировку объявляли побежденной. Вскоре после прихода к власти в Кабуле режим талибов начал проводить серию жестоких операций против организации. Однако в то время как исключительной целью оставался «внешний слой», руководство талибов упорно отрицало существование глубинных иностранных элементов внутри «ИГ-Хорасан». Для «Талибана» жесткие операции против ее местных элементов носят не идеологический, а стратегический характер. Ликвидировав сотни местных боевиков группировки, режим талибов стремится устранить оппонентов внутри страны. «Талибан» уверен, что иностранные элементы «ИГ-Хорасан» не имеют настолько выраженных политических амбиций, чтобы претендовать на власть в стране.

62.36MB | MySQL:101 | 0,518sec