Оценки в Израиле ситуации в Иране. Часть 1

В Исламской Республике Иран (ИРИ) с 16 сентября 2022 г. продолжаются многотысячные акции протеста, в ходе которых звучат требования смены режима, для которого, как видят ситуацию на Западе, начался обратный отсчет. Наблюдатели и эксперты во всем мире, особенно в Израиле, отслеживают ситуацию в стране, которая сорок лет находится под санкциями, развивает ядерную программу, обвиняется США и его региональными союзниками в дестабилизации Ближнего Востока, и столкнулась с вопросом преемственности власти после ухода 83-летнего Верховного лидера Али Хаменеи.

Поводом для массовых волнений послужила трагическая смерть 22-летней Махсы Амини курдского происхождения после того, как ее задержала полиция нравов за «одежду, не соответствующую исламскому кодексу». Иранские власти происходящее называют беспорядками. 13 ноября суд вынес первый смертный приговор по «обвинению в самом серьезном по иранскому закону преступлении – поджоге правительственного здания, нарушении общественного порядка, собрании и заговоре с целью совершения преступления против национальной безопасности», помимо этого подсудимый был объявлен «врагом Бога» и ему вменяют «коррупцию на земле». Через несколько дней смертный приговоров был вынесен трем участникам протеста. Суд в Тегеране приговорил пятерых к тюремному заключению на срок от 5 до 10 лет за «сговор с целью совершения преступлений против национальной безопасности и нарушения общественного порядка». При этом все осужденные могут обжаловать приговор.

Израильские, как и западные, СМИ приводят данные иранских судебных органов, согласно которым обвинения уже были предъявлены более чем 2000 человек, почти половина из них в Тегеране. Десятки человек, в основном демонстранты, а также сотрудники службы безопасности, были убиты во время протестов[i]. Отмечается, что беспорядки были вызваны негодованием по поводу правил одежды для женщин, но переросли в массовое движение против теократии, установившейся в Иране после Исламской революции 1979 г. «Протесты не собираются ослабевать, несмотря на применение властями оружия на поражение и кампанию массовых арестов, в которую попали активисты, журналисты и юристы»[ii].

Бени Сабти, исследователь социальных сетей Ирана и основатель пресс-службы ЦАХАЛа на персидском языке, полагает, что нынешние события в Иране имеют отличные от предыдущих протестов характеристики, которые символизируют смену поколений и идеологическую пропасть между старым революционным руководством и молодым поколением иранцев.

Эксперт отмечает, что реализация законов о хиджабе и целомудрии активизировалась после вступления Эбрахима Раиси на пост президента ИРИ в августе 2021 г. С тех пор в Интернете появилось множество видеороликов о жестоком физическом насилии над женщинами со стороны полиции нравов. Кроме того, семья Амини, отказавшаяся принести извинения и действовавшая вопреки общепринятой в иранском обществе практике «принимать приговор и хранить молчание», начала раскрывать подробности дела и событий, приведших к ее смерти. «Она разоблачила ложь силовиков, поддерживаемых высокопоставленными чиновниками, и поставила их в неловкое положение. Это разоблачение, в свою очередь, побудило многих молодых людей, особенно студентов, к протестам в первые дни после смерти Амини. Они продолжаются с разной степенью интенсивности по сегодняшний день», – пишет израильский специалист по Ирану.

Согласно Б.Сабти, в иранском обществе по всей стране значительное недовольство назревало уже до «хиджабных протестов», что проявилось в жестоких нападениях и демонстрациях против правительства Э.Раиси. «Он стал первым из восьми президентов со времен революции, в адрес которого всего через год после избрания звучал унизительный лозунг «смерть Раиси». По официальным данным, инфляция за время его пребывания в должности достигла около 50%, что стало одним из прочих провалов режима».

По мнению эксперта, к волнениям привели также следующие факторы: «слухи о выдвижении на передовые позиции в государстве Моджтабы, сына верховного лидера Али Хаменеи, и представлении его руководству в качестве преемника; укрепление отношений с Россией и Китаем без адекватной финансовой компенсации; отсутствие прогресса в ядерных переговорах и, как следствие, отсутствие улучшения экономической ситуации; коррупционные скандалы; и множество сокрытий правонарушений. Все эти проблемы способствовали росту общественного недовольства и готовности выйти на протест сразу же после известия о смерти Махсы Амини».

Б.Сабти упоминает «опрос, проведенный Иранским колледжем национальной безопасности, результаты которого стали известны в начале сентября до начала этих протестов». Согласно полученным данным «75% населения Ирана готово выйти на протестные акции из-за отсутствия справедливости и равенства, а также из-за ухудшения экономической ситуации». Отмечается, что в рамках этого опроса «82% респондентов считают, что правительство не соответствует требованиям, 67% заявили, что страдают от дефицита, а 60% полагают, что иранское общество разбалансировано. Организаторы опроса пришли к выводу, что протесты в Иране назревали тогда и продолжаются без какого-либо организованного руководства и скорее вызваны возмущением подавляющей части общества многочисленными случаями несправедливости». По мнению эксперта, «именно высокая степень спонтанности и осознание проблем в стране будут способствовать вспышке последующих протестов».

В иранских беспорядках осени 2022 г. он выделяет несколько уникальных особенностей:

  1. «Это протест молодого поколения – поколения Z. Большинство участников по всему Ирану моложе 30 лет. К протестам присоединились студенты, особенно школьницы, которые ненавидят хиджаб. Это поколение не застало революцию 1979 г. К тому же интернет предоставляет возможность общения со своими сверстниками, поэтому молодежь, видя, насколько комфортна жизнь на Западе, не готова принять диктат предыдущих поколений, особенно революционного. В последние годы в Интернете распространялись видеоролики, высмеивающие иранское руководство и их послания». Эксперт отмечает что «важную роль в антиисламском и антирежимном воспитании молодежи играют также передачи эмигрантских каналов, оппозиционных режиму. [Благодаря им] молодые люди знают, что поколение революции развратилось и не следует ценностям самой революции. Подтверждением тому является жесткая критика, направленная против детей элиты, которые ведут комфортную жизнь на Западе, несмотря на то, что их отцы в Иране придерживаются антизападной линии».
  2. «Это протест против самого существования режима и его устоев. В предыдущих акциях против Верховного лидера и политической системы ИРИ были лозунги, но на этот раз они в центре протеста. Лозунг «смерть диктатору» определял другие лозунги, например те, которые призывали к возвращению монархии». По мнению эксперта, «это свидетельствует о попытке нового поколения, в первую очередь, свергнуть власть, хотя явной альтернативы нет».
  3. «Нерешительная и непоследовательная реакция силовиков. Это отличается от протестов, вызванных ценами на топливо в октябре 2019 г., или других протестных акций. Структуры безопасности не спешат применить максимальную силу и навести порядок. Ежедневно в заранее известном фиксированном месте собирается большая толпа из сотен, а иногда и тысяч человек, чтобы провести акцию протеста разной интенсивности, несмотря на присутствие силовиков, аресты или насилие по отношению к демонстрантам. В отличие от предыдущих протестов, на этот раз во многих случаях демонстранты массово нападали на силовиков — к 22 октября сообщалось о 26 погибших и около 900 раненых. Власти действительно время от времени отключают Интернет. Однако соцсети продолжают транслировать информацию и видео о том, что происходит на улицах, тем самым оправдывая негодование в международном сообществе. Это даже привело к осуждению и санкциям со стороны правозащитных организаций в отношении Тегерана».
  4. «Молчание или критика со стороны высших должностных лиц. В отличие от предыдущих протестов, некоторые бывшие или нынешние высокопоставленные чиновники иранского режима, в том числе экс-президент Хасан Роухани, воздержались от поддержки верховного лидера и правящего режима. Более того, несколько высокопоставленных чиновников, таких как бывший президент Махмуд Ахмадинежад и бывший спикер парламента Али Лариджани, выступили с прямой критикой действий властей, невыполнения обещаний правительством Раиси и «экстремизма, вызвавшего резкую общественную реакцию»». Отмечается, что сайты, связанные с традиционными консерваторами, также косвенно критиковали режим, который не может говорить на языке молодого поколения. Реформистские силы в стране даже потребовали провести референдум и изменить конституцию для обеспечения индивидуальных свобод и улучшения экономической ситуации.

Б.Сабти придерживается оценок, согласно которым против правящего в Иране режима выступают несколько тысяч протестующих. Он отмечает минимальную связь между ними и экономическими секторами, констатируя лишь несколько забастовок, даже в таких чувствительных отраслях, как нефтяная промышленность и нефтехимия. Более того, «у режима есть огромные возможности для подавления протестов, но пока он их не задействовал. Если Раиси все же решится их использовать, это может решить судьбу нынешнего протестного движения».

Б.Сабти подчеркивает, что нынешний протест, прежде всего направленный против правительства, в некоторой степени ослабляет бескомпромиссную позицию иранского режима на переговорах. Это значит, что Западу следует изменить отношение и пересмотреть то, что он называет «продолжающимся снисходительным отношением к Ирану в ядерных переговорах и в целом, особенно с учетом все большей его вовлеченности в войну на Украине вместе с Россией». Для того чтобы протесты в ИРИ усилились израильский эксперт рекомендует «представить Иран на международных площадках как «прокаженного, с которым нельзя иметь никаких дел», продолжать затягивать ядерное соглашение и ослаблять региональные усилия Тегерана».

Б.Сабти исходит из того, что «сегодня иранский режим борется за вопрос хиджаба, который является фундаментальной ценностью исламского правительства, тем самым связывая себя неразрешимой внутренней проблемой». В этих условиях он считает необходимым, чтобы «Запад выступил перед Ираном единым фронтом по вопросу индивидуальных свобод, особенно если иранский режим усилит репрессии настолько, что ему придется идти на компромисс». По мнению израильского специалиста, «несмотря на его грозный вид, западное единство мнений и четкие заявления заставили Иран пойти на компромисс по жестким позициям, таким как окончание ирано-иракской войны, фетва [аятоллы Хомейни об убийстве] Салмана Рушди [и отказ ее поддерживать, в частности, правительством Мохаммада Хатами,авт.], дело [об убийстве в 1992 г. ирано-курдских оппозиционеров в берлинском ресторане] «Миконос» и ядерная сделка 2003 года». Имеется в виду 18 декабря 2003 г., когда тройка государств – Великобритания, Германия, Франция – и Иран подписали дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия. Этот документ расширял возможности МАГАТЭ осуществлять проверки на иранских ядерных объектах после того, как на них были обнаружены следы обогащенного урана, и было заявлено, что мощности заводов превышают необходимые для мирных целей[iii].

Кроме того, Б.Сабти рекомендует Западу «воспользоваться непродолжительными периодами затишья между протестами и сложной экономической ситуацией в Иране и поставить более жесткие условия продолжения с ним торговых отношений, чтобы подтолкнуть иранский режим к дальнейшим компромиссам»[iv].

 

[i] Iran issues first death sentence related to anti-government protests // Times of Israel. 13.11.2022. https://www.timesofisrael.com/iran-issues-first-death-sentence-related-to-anti-government-protests/

[ii] ‘Two dead’ as Iran protests swell on anniversary of lethal 2019 crackdown // Times of Israel. 15.11.2022. https://www.timesofisrael.com/iranians-stage-strike-in-cities-nationwide-on-anniversary-of-lethal-2019-crackdown/?utm_source=article_hpsidebar&utm_medium=desktop_site&utm_campaign=iran-issues-first-death-sentence-related-to-anti-government-protests

[iii]Как шли переговоры по иранской ядерной программе // Коммерсантъ. 06.07.2018. https://www.kommersant.ru/doc/3680892

[iv] The 2022 protests in Iran / JISS. 10.11.2022. https://jiss.org.il/en/sabti-the-2022-protests-in-iran/

62.66MB | MySQL:101 | 1,497sec