Пессимистические оценки американских экспертов возможности урегулирования ливийского конфликта

Как полагают американские эксперты,  надежды на то, что официальные лица ООН при поддержке крупных держав смогут объединить расколотую политическую структуру Ливии или подтолкнуть страну к национальным выборам, которые должны были состояться в конце 2021 года, но были отменены из-за разногласий между ливийскими фракциями, становятся все более призрачными. Выступая на брифинге в Совете Безопасности ООН 15 ноября, специальный представитель ООН по Ливии Абдулай Батили был настроен пессимистично, заявив: «Народное стремление к миру, стабильности и законным институтам ясно из моего общения с ливийцами. Тем не менее, растет признание того, что некоторые институциональные игроки активно препятствуют продвижению к выборам». От себя добавим, что это предельно мягкая оценка. В разоблачительной аналитической записке, опубликованной в этом месяце, Стефани Уильямс, бывший специальный представитель ООН по Ливии, повторила то, что она уже говорила ранее: «члены ни того, ни другого учреждения не хотят выборов», потому что это «лишило бы их  мест и доступа к прибыльным зарплатам, льготам и плодам покровительства». В своей последней по времени  статье она описала встречу в декабре 2021 года с одним высокопоставленным членом ливийского парламента, в которой он жаловался на ее неоднократные «разговоры о выборах». Собеседник отметил «без намека на иронию или стыд», что ливанский парламент оставался с 1972 по 1992 год без выборов. Он спросил, почему ливийский парламент не может поступить так же. По сути, он хочет, чтобы тот же провалившийся ливийский законодательный орган, избранный в 2014 году, оставался на месте до 2034 года.  Будучи не в состоянии преодолеть разрыв между политическими лидерами и сильными мира сего в Западной и Восточной Ливии, Уильямс открыто затронула перспективу того, что в отсутствие прогресса на пути к объединительным выборам Ливия может стать «еще более уязвимой для политической, экономической нестабильности и нестабильности в области безопасности» и подвергнуться риску раздела. Возложив вину на нескольких лидеров, которые готовы прибегнуть к вооруженной силе, Уильямс заявила, что «был достигнут незначительный прогресс в реализации плана вывода наемников, иностранных боевиков и иностранных сил из страны» и добавила: «Я настоятельно призываю этот Совет направить недвусмысленный сигнал обструкционистам о том, что их действия не останутся без последствий».  Рискнем предположить, что «останутся». Турция сейчас имеет большое военное присутствие по крайней мере на трех базах, включая военно-морскую базу на средиземноморском побережье Ливии. Российская ЧВК «Вагнер», поддерживающая командующего Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифу Хафтара, размещена к югу от Сирта, недалеко от некоторых крупных нефтяных месторождений. 25 октября премьер-министр Правительства национального единства (ПНЕ) Абдель Хамид Дбейба, который одновременно является министром обороны, посетил выставку противовоздушной обороны в Стамбуле. В качестве министра обороны он встретился со своим турецким коллегой и подписал два новых соглашения о безопасности. На контролируемой ПНЕ странице в Facebook опубликовано заявление, в котором говорится, что одна из сделок охватывает «протоколы» о том, как выполнять пакт о безопасности 2019 года, в то время как другая направлена на «повышение потенциала ВВС Ливии с использованием турецкого опыта». Вторая сделка также включает в себя покупку 70 беспилотников Bayraktar ТВ2 турецкого производства и другого военного оборудования. Такие беспилотники сыграли решающую роль в том, что заставили Хафтара отступить от Триполи. То есть, в ПНЕ готовятся к войне, а не к выборам.

После визита в Ливию в середине ноября посол США в Ливии Ричард Норланд предупредил, что Соединенные Штаты «пересмотрят» свои отношения с ливийскими субъектами, которые «задерживают и препятствуют прогрессу в направлении политических решений». Тем не менее, остается неясным, заставят ли какие-либо шаги, планируемые Соединенными Штатами или их европейскими партнерами, ливийских политиков, ответственных за препятствование прогрессу, изменить курс. Ни одно крупное правительство также не призывало к рассмотрению вопроса о разделе Ливии. В основе пессимистичного выступления посланника ООН лежит продолжающееся применение — и угрозы — силы крупными ливийскими игроками против своих оппонентов. 14 ноября премьер-министр ПНЕ Абдель Хамид Дбейба – один из двух конкурирующих премьер–министров, претендующих на управление Ливией, — направил бронетехнику, чтобы окружить отель и тем самым помешать своим номинальным боссам, членам Высшего государственного совета Ливии, присутствовать на встрече. Глава ВГС Халид аль-Мишри заявил, что этот шаг был первым такого рода с  «февральской революции 2011 года, в результате которой был свергнут давний ливийский диктатор Муаммар Каддафи, и он показал, что глава правительства пытался помешать суверенному институту выполнять свою работу». Аль-Мишри заявил в видео-обращениях, что ВГС должен был проголосовать на конституционной основе за выборы и обсудить «объединение исполнительной власти», подразумевая, что, возможно, должно было обсуждаться согласие на окончание срока полномочий Дбейбы на посту премьер-министра. Дбейба же утверждает, что его срок на посту премьер-министра продолжается до проведения национальных выборов. Его соперники на востоке Ливии во главе с Палатой представителей (парламентом) в начале 2022 года назначили нового премьер-министра Фатхи Башагу, утверждая, что срок полномочий Дбейбы закончился в декабре 2021 года, хотя запланированные выборы не были проведены.

В августе и сентябре ополченцы, лояльные двум соперничающим премьер-министрам, несколько раз вступали в столкновения в Триполи и его окрестностях, в результате чего погибли десятки человек. Еще больше усугубляя напряженность, в начале ноября ВГС базирующийся в Триполи, проголосовал за то, чтобы не допустить военнослужащих к участию в новых выборах, которые ООН стремится организовать — решение, направленное на то, чтобы исключить из участия в выборах находящегося на востоке Халифу Хафтара. Офис Хафтара не сразу прокомментировал этот шаг, но его осознание того, что западные политики работают против него, стало очевидным, когда он пригрозил в речи 1 ноября начать войну против иностранных сил и наемников, присутствующих в Ливии.

Присутствие турецких войск вокруг Триполи продолжает препятствовать любым возобновленным военным действиям Хафтара в столице. Вмешательство Турции оказалось решающим в срыве наступления силовиков на Триполи в 2019 году, и турецкие силы и технологии, в частности беспилотные летательные аппараты, поддержали силы ополчения, лояльные правительству Триполи, которые одержали верх над Хафтаром — несмотря на его поддержку со стороны Египта, Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) и России, которая предоставила подразделения частной военной компании «Вагнер». Приверженность внешних сторонников Хафтара любому новому военному наступлению сомнительна: Россия передислоцировала по крайней мере некоторые силы ЧВК «Вагнера» из-за пределов России, чтобы помочь своим военным усилиям против Украины. Прошлым летом официальные лица ОАЭ достигли компромисса с Дбейбой, что помогло выйти из тупика в отношении руководства Национальной нефтяной компании Ливии. Кроме того, египетские лидеры признают, что Каир никоим образом не выиграет от возобновления тотальной гражданской войны в соседней Ливии; однако позиция Египта ясна: он считает, что срок полномочий Дбейбы истек и что Башага должен быть признан единственным премьер-министром страны. Позиция Турции в поддержку Триполи остается непоколебимой, что подтверждается подписанным в октябре соглашением между Анкарой и Триполи о разведке нефти и газа у побережья Ливии. Эта поддержка, кстати, вначале не была такой однозначной: в Анкаре долго колебались на кого ставить. Сделка стала в этом контексте не только демонстрацией поддержки Анкарой Дбейбы и попыткой Турции укрепить свои позиции в освоении все более значительных энергетических ресурсов Восточного Средиземноморья, но и  ясным индикатором того, что Анкара в своих симпатиях определилась. Тем не менее, энергетическое соглашение усугубило напряженность в отношениях с историческими соперниками Турции — Грецией и Египтом, с которыми президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган стремился более последовательно взаимодействовать в течение последних двух лет. Министр иностранных дел Греции Никос Дендиас обвинил Турцию в использовании «неспокойной ситуации в Ливии для дальнейшей дестабилизации безопасности в Средиземноморском регионе и установления региональной гегемонии», что усугубляет эскалацию риторики и угроз между двумя соперниками. Египет также осудил сделку, повторив аргумент о том, что правительство Дбейбы не уполномочено заключать международные соглашения, и приостановил диалог с Анкарой. Ни одно из недавних событий в Ливии не может вселить в международное сообщество особой уверенности в том, что единая, суверенная, мирная и процветающая Ливия будет создана в ближайшее время.

Основные выводы.

— Ливия продолжает скатываться на грань возобновления гражданского конфликта, поскольку различные политические лидеры стремятся воспрепятствовать усилиям ООН по созданию единой политической структуры и проведению национальных выборов.

— Посланник Организации Объединенных Наций в Ливии предупредил, что сохранение тупиковой ситуации может привести к ее разделению.

— На востоке Ливии  Халифа Хафтар угрожает возобновить войну, чтобы укрепить контроль над страной. На западе Ливии группировки могут рассчитывать на поддержку Турции, о чем свидетельствует новая сделка по разведке энергетических ресурсов.

62.42MB | MySQL:101 | 0,742sec