О нарастании напряженности в германо-иранских отношениях и ее возможных последствиях

Согласно данным Информационного агентства Исламской Республики (IRNA), распространенным в понедельник, посол ФРГ в Иране Х.-У. Муцель был вновь вызван в МИД ИРИ. Поводом для этого послужила спонсированная Германией резолюция, в конце минувшей недели поддержанная Советом по правам человека (СПЧ) ООН, призывающая к независимому расследованию действий иранского режима по подавлению протестного движения внутри страны. В ответ на это из Тегерана в адрес Берлина последовали обвинения в «интервенционализме» и «безосновательных заявлениях». Кроме того, не называя федеральную республику открыто, пресс-секретарь МИД ИРИ Н.Канаани заявил о причастности к демонстрациям других государств.

Главным идеологом давления на Тегеран в текущих обстоятельствах выступает глава федерального внешнеполитического ведомства А.Бербок. На прошлой неделе «зеленый» политик отправилась в Женеву, где лично приняла участие в специально созванном заседании СПЧ ООН. В ходе него министр иностранных дел открыто выступила с критикой действий властей ИРИ, обвинив их в нарушении основных прав и свобод человека, а также международно-правовых норм. По ее словам, «когда правом на суверенитет злоупотребляют для угнетения собственного народа и тем самым попирают Устав Организации Объединенных Наций, Организация Объединенных Наций должна высказаться». В дополнение А.Бербок отметила, что иранский режим применяет против участников акций аресты и казни, поэтому для наказания виновных в жестоком обращении необходимо создать специальный следственный механизм. Данная идея  была положена в основу резолюции, представленной на том же заседании. Характеризуя голосование по документу, А.Бербок подчеркнула: «сегодня наша смелость высказаться будет проверена в Организации Объединенных Наций».

Позицию федерального внешнеполитического ведомства поддержал и президент ФРГ Ф.-В.Штайнмайер. Он согласился с тем, что ИРИ нарушает право населения на свободу собраний и выражения своего мнения, и «любой, кто попирает эти права должен быть привлечен к ответственности». Помимо этого, глава государства отдельно упомянул, что действия иранских властей являются «бесчеловечными», поскольку «даже дети становятся жертвами чрезмерного насилия».

Ранее жесткую риторику в адрес Тегерана озвучил и федеральный канцлер О.Шольц. Примечательно, что глава правительства не только заявил об угнетении руководством ИРИ населения, но и о других действиях, свидетельствующих о разноплановости угрозы, исходящей от иранского режима. В частности, около двух недель назад О.Шольц связал подавление протестов с ролью Ирана в событиях на украинском треке, сказав: «мы видим борьбу за свободу и справедливость. И еще мы видим, как иранские беспилотники атакуют украинские города и как они убивают. Все это совершенно неприемлемо». На фоне обсуждения в СПЧ резолюции, призывающей к независимому расследованию в ИРИ, О.Шольц сосредоточился на иранской ядерной проблеме. С учетом информации МАГАТЭ об увеличении объемов обогащения урана, которое планируют в Тегеране, канцлер отметил, что «необходимо сделать все, чтобы Иран не получил никаких ядерных бомб», назвав указанную задачу «одной из центральных политических целей, которую Германия, Франция преследуют вместе со своими союзниками – США и Великобританией».

В целом очевидное ухудшение отношений между Тегераном и Берлином спровоцировано жестоким подавлением протестов в ИРИ, однако, реагируя на это, Германия, как кажется, в большей степени руководствуется сопутствующими внутри- и внешнеполитическими соображениями. Так, министр иностранных дел А.Бербок, вступая в должность, провозгласила курс на международную политику с феминистским акцентом, а потому не может остаться в стороне от ситуации в Иране, вызванной гибелью молодой женщины, обвиненной в неподобающем ношении хиджаба. О.Шольц и его коалиция стремятся усилить консолидацию с союзниками, особенно США, в глобальном геополитическом противостоянии, где Иран выступает по одну сторону с Россией. В результате, в его риторике насильственное подавление протестов – лишь один из элементов общей иранской угрозы. Наконец, как показала работа ФРГ в СПЧ, где страна взяла на себя роль коспонсора рассмотренной резолюции и одного из инициаторов созыва специального заседания, привлечение внимание к протестам в Иране создает для федеральной республики возможность укрепить позиции в рамках ООН, рассчитывая все же продвинуть необходимость реформирования организации.

Есть у курса Германии в отношении происходящего в Иране и два важных последствия. Первое из них – сближение с израильским видением многовекторности исходящей от ИРИ опасности. Несмотря на то, что Берлин подчеркивает лишь сохраняющееся намерение затормозить получение Тегераном ядерного оружия, не говоря при этом об отказе от СВПД, в Иерусалиме явно понимают, что ирано-германская напряженность способна если не навсегда, то хотя бы надолго прервать переговоры в Вене. Развитие событий по такому сценарию может сгладить определенную напряженность в диалоге ФРГ с Израилем, возникавшую в последнее время на фоне визита главы ПНА М.Аббаса в Берлин, подготовки к мемориальным мероприятиям в честь жертв террористической атаки на Мюнхенской олимпиаде 1972 г. и выборов в ближневосточной стране, вызвавших у властей федеральной республики опасения относительно усиления правого уклона кабинета министров, если его возглавит Б.Нетаньяху.

Второе важное для ФРГ обстоятельство внутриполитического характера. Заключается оно в том, что ситуация справами человека требует прекратить депортации в ИРИ всех нелегальных мигрантов. Об этом было заявлено главой конференции министров внутренних дел федеральных земель Германии Й.Херрманном на фоне подготовки к традиционному осеннему заседанию, которое откроется в среду и будет в значительной степени посвящено проблеме беженцев. Мораторий на депортации за исключением индивидуальных случаев для лиц, совершивших в Германии особо тяжкие преступления, с одной стороны, усилит нагрузку на федеральный и местные бюджеты, если принять во внимание общий прирост притока мигрантов. Так, только в Гессене, весной текущего года подлежали высылке порядка 15 тыс. человек. В целом по статистике за 2021 г. ИРИ стала 9-й в перечне стран происхождения лиц, обращающихся за статусом беженца. При этом из почти 2700 заявлений отклонено оказалось более 70 %. Депортировано же за прошлый год было порядка 11 тыс. человек. С другой стороны, правозащитники давно указывали, что отношение к иранцам в ФРГ является чуть ли не одним из самых несправедливых. Как видно из соотношения показателя первично поданных заявлений и данных высылки, многие люди проживают в Германии не один год без легального статуса. Однако виной тому далеко не всегда становятся веские причины, а то, что иранцы практически лишены правового сопровождения, без которого они самостоятельно зачастую не способны оформить необходимые документы. В результате, хотя бы временное замораживание депортационной практики позволит им привлечь внимание к своей проблеме и получить дополнительное время на получение официального права проживать в ФРГ.

62.57MB | MySQL:101 | 0,566sec