«Иран, Израиль и шиитская ось в 2023 г.»: оценки экспертов на конференции INSS. Часть 5

В Институте исследований национальной безопасности (INSS) в рамках программы изучения Ирана 21 ноября с.г. состоялось мероприятие, анонсированное как ежегодное, под названием «Иран, Израиль и шиитская ось в 2023 году: год конфликта?» В конференции, организованной  при поддержке Фонда Конрада Аденауэра, приняли участие высокопоставленные официальные лица и эксперты из США, Европы и Израиля[i].

Участниками секции под названием «СВПД и борьба за новый мировой порядок» стали: Эрик Данон, посол Франции в Израиле; Дан Шапиро, бывший посол США в Израиле (2011-2017), бывший научный сотрудник INSS; Бенам Бен Талеблю, ведущий специалист по Ирану в американском Фонде защиты демократий (FDD); Эльдад Шавит, старший научный сотрудник INSS, полковник в отставке, служил в разведывательном отделе ЦАХАЛа и в канцелярии премьер-министра.

Модератор Амос Харель, военный комментатор издания Haaretz, отметил, что Д.Шапиро был послом в Израиле как раз в тот период, который считается самым напряженным в отношениях между Израилем и США во время администрации Обамы и первых правительств Биньямина Нетаньяху. Он напомнил, что второе правительство Б.Нетаньяху обсуждало возможности нанесения удара по Ирану. Он спросил по поводу того, остались ли у окружения Байдена подозрения, или «эмоциональный багаж», в отношении Нетаньяху с того времени; как они отнесутся к тому, что министром иностранных дел станет бывший посол Израиля в США Рон Дермер (2013-2021), а также к таким новым членам в израильском правительстве как Бецалель Смотрич и Итамар Бен-Гвир.

По мнению Д.Шапиро, «во-первых, взаимоотношения между конкретными персоналиями в руководстве не будут определять двусторонние отношения, если только за исключением самих Байдена и Нетаньяху. Во-вторых, желание обеих сторон вести откровенный диалог, основанный на понимании того, что есть общие ключевые принципы – это здоровая ситуация. По его словам, высокопоставленные члены администрации Байдена доказали свою профессиональность, свою личную приверженность безопасности Израиля и искреннему диалогу с ним. Поэтому он вовсе об этом не волнуется, хотя и не сомневается, что будут серьезные разногласия, но они не должны достичь уровня политических противоречий.

Что касается ядерного соглашения, «между Израилем и США есть принципиальное согласие по поводу того, что Иран никогда не станет ядерным государством, несмотря на то, что есть мнение, что это риторика. Ведь Иран продвинулся в своей ядерной программе, и США могут столкнуться с необходимостью принятия решения по поводу того как предотвратить получение им ядерного оружия». Отмечается еще один момент, по которому есть согласие – «это то, что на нынешнем этапе достижение соглашения почти невозможно и нет предпосылок для возобновления переговоров. Поддержка Ираном России является фактором, изменившим подход Америки, к тому же это может помочь Израилю извлечь из сложившейся ситуации выгоду».

По словам Д.Шапиро, в последние полтора года администрация Байдена обнаружила, что из доступных вариантов Израиль склонялся к тому, что, он лучше будет жить рядом с Ираном как пороговым государством, чем вернется к ядерному соглашению на тех условиях, по которым велись переговоры (снятие с Ирана санкций, сокращение времени до получения ядерной бомбы). «То есть приоритетом Израиля стал принцип – мы остановилось на том, на чем мы остановились: он не может вернуться к СВПД и Иран является пороговым государством. Не то, чтобы в Израиле были счастливы по этому поводу, но именно на этом решили остановиться».

Он отметил, что сейчас Израиль и США приблизились к тому моменту, когда нужно будет принимать решение по поводу предотвращения перехода Ирана из «порогового» состояния к получению ядерного оружия. В данном случае дискуссия ведется по поводу сроков и того, что в основе предполагаемых действий должна быть военная операция.

Предполагается, что по всем этим вопросам между двумя союзниками в основном будет согласие, хотя и могут возникать разногласия, как например, по поводу того, что считать триггером для начала реализации военного варианта решения иранской проблемы.

В любом случае, Д.Шапиро полагает, что личные отношения между двумя лидерами – Джо Байденом и Б.Нетаньяху – будут иметь критическое значение даже в случае разногласий.

А.Харель ответил послу Э.Данону, что европейские державы не были довольны решением Д.Трампа выйти из СВПД в 2018 г. Модератор спросил его по поводу нынешней позиции Европы, а также ее отношения к позиции Израиля, которую выше описал Д.Шапиро – «лучше иметь Иран как пороговое государство, чем подписывать с ним новое соглашение».

Посол подтвердил, что на тот момент Париж рассматривал шаг Д.Трампа как стратегическую ошибку, однако сейчас ситуация кардинально изменилась. Тем не менее, он предложил не забывать, что когда такая держава как США не держит слово – а США пописали ядерную сделку, из которой затем вышли – встает вопрос о доверии, в т.ч. в рядах союзников. Зачем подписывать новое соглашение, если через год-два вы заявите, что это «худшее соглашение в истории». По его словам, недостатки подписанного в 2015 г. СВПД были известны, он упомянул три – «деньги, пункты соглашения с ограниченными сроками действия и продолжение ядерных исследований». Посол сравнил эту ситуацию с тем, что в дипломатии называется «корзина с грибами», «когда 90 грибов в корзине съедобные, но 3 поганки превращают все ее содержимое в опасную вещь. Роль дипломатии как раз и заключается в том, чтобы поместить эти 3 ядовитых гриба в пластиковую коробку и не допустить заражения всей корзины». Нынешнее положение он описывает как очень сложное для Европы. «Трудно говорить со странами, настаивающими на соглашении, которое плохое, но является наименее плохим из имеющихся вариантов. Соглашение должно либо решить проблему, либо нет. К тому же санкции и политика максимального давления на  Иран не сработали в отношении ядерной программы, они не были адаптированы под ситуацию с ядерной сферой».

Лично он считает, что с Ираном в этом смысле сейчас ничего нельзя сделать. Во Франции говорят, что до ядерной бомбы Ирану осталось два года. Сейчас ни у кого нет идеи по поводу того, как можно остановить Иран в ядерной сфере. По его мнению, «проблема в том, что иранцы никого не боятся – ни США, ни Израиля, ни какой-либо коалиции». Особенно после ухода США из Афганистана. Таким образом, «Запад сейчас имеет дело со страной, которая не только никого не боится, но и в союзнических отношениях с Россией и Китаем».

Что касается угроз введения новых санкций – «вы действительно думаете, что они сработают в отношении иранской ядерной программы?», – спрашивает Э.Данон. По его словам, в определенный момент появятся возможности, которые нужно будет учитывать, и которые будут касаться не только безопасности Израиля, но и всех стран региона с учетом того, что помимо ядерной существует угроза баллистических ракет. По его словам, «еще надо посмотреть, кто окажется в позиции того, у кого появится новый вариант, хотя все говорят о военной опции. Если предположить, что Китай и Россия будут помогать Ирану как ядерному пороговому государству – такая страна как Израиль смирится с этим?» В данном случае он указывает на баланс сил. По его личному убеждению, Иран не заинтересован в том, чтобы получить ядерное оружие. В изменяющемся мире ситуация может сложиться так, что Россия, Китай и Иран и другие окажутся по одну сторону баррикад, а остальной мир – Запад и «солнечные страны» (Израиль и может Саудовская Аравия и пр.) – по другую. Тогда и ядерный порядок может измениться, и равновесию будет место только в музее[ii].

[i] https://www.inss.org.il/wp-content/uploads/2022/11/Iran_Social_ENG5_Site_program-1024×728.jpg

[ii] The Nuclear Deal and the Struggle for the New World Order. https://www.inss.org.il/event/iran-2023/

62.57MB | MySQL:101 | 0,472sec