Турецкие аналитики о развитии Организации тюркских государств. Часть 8

10 ноября с.г., накануне саммита Организации тюркских государств (ОТГ) в Самарканде, турецким Фондом политических, экономических и социальных исследований (SETAV) было одновременно опубликовано два исследования, посвященных вышеупомянутой структуре и отношениям её членов как в многостороннем, так и в двустороннем форматах. Продолжаем разбирать материал, опубликованный Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV), который озаглавлен как «Организация тюркских государств: сотрудничество, обращающее кризисы в возможности». Автор – Фырат Пурташ.

Часть 7 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=92286.

Напомним, что в предыдущей части мы закончили рассмотрение экономической составляющей отношений между Турцией и такими странами странами-участницами ОТГ, как Азербайджан, Казахстан и Узбекистан. Продолжаем рассмотрение экономических двусторонних отношений.

Следующий раздел посвящен Кыргызстану. Цитируем:

«Кыргызстан — небольшая страна с развивающейся экономикой, которая в значительной степени зависит от экспорта золота. Помимо золота страны важным источником дохода являются денежные переводы рабочих из-за границы, особенно из России и Казахстана.

Отсутствие богатых подземных ресурсов, особенно отсутствие достаточного энергетического потенциала, гористая географическая структура и слабая логистика составляют важные препятствия для индустриализации в стране.

По этой причине, Кыргызстан был нацелен на то, чтобы быть финансовым центром региона в модели развития, и в связи с этим был реализован совместный инвестиционный фонд с Туркменистаном и Азербайджаном.

Объем внешней торговли между Турцией и Кыргызстаном находится на очень низком уровне. В 2021 году экспорт Турции в Кыргызстан составил 749 миллионов долларов, а импорт – 86 миллионов долларов. Положительное сальдо внешней торговли Турции между двумя странами составило 663 миллиона долларов.

Также известно, что кыргызские покупатели очень заинтересованы в поставках товаров из Турции через электронную коммерцию. По этой причине ожидается, что электронная коммерция будет играть важную роль в увеличении экспорта из Турции в Кыргызстан.

Можно сказать, что в экономических отношениях между двумя странами произошли важные события. Однако нельзя сказать, что текущая торговля находится на ожидаемом уровне как с точки зрения качества, так и количества.

Турция входит в первую пятерку стран, инвестирующих больше всего в Кыргызстан. Инвестиции Турции в высшее образование (Институт тюркского мира, факультеты теологии) и среднее образование, особенно в Кыргызско-турецкий университет «Манас», вносят значительный вклад в экономику Кыргызстана. В стране действует множество малых и средних предприятий с участием турецкого капитала. Компании с турецким капиталом также имеют инвестиции в горнодобывающую сферу. Учитывая стратегическое расположение Кыргызстана, создание турецкого логистического центра в этой стране предоставит большие возможности как для региональной экономики, так и для бизнес-среды двух стран.»

Итак, отметим, что Кыргызстан – это одна из наименее развитых стран Организации тюркских государств, которая не предоставляет для Турции широких возможностей по наращиванию своей внешней торговли. Турция инвестирует в киргизскую экономику, однако, крайне избирательно и, скорее, на уровне малого и среднего бизнеса.

При этом, развивая мысль турецких авторов, заметим, что в прошлом Кыргызстан заработал репутацию страны с высоким уровнем коррупции и, что даже более важно, низким уровнем защищенности иностранных инвестиций. Это останавливает многих крупных турецких игроков от захода в страну. Отсюда и упоминание электронной торговли, как одного из наиболее перспективных направлений развития двусторонних торгово-экономических отношений.

С другой стороны, Кыргызстан занимает важное географическое положение, имея границу с Китаем и с Таджикистаном. Кроме того, он представляет собой «вызов» тюркской солидарности в конфликте с Таджикистаном. Напомним, что Турция и ОТГ однозначно поддержали Таджикистан в его территориальном споре с Кыргызстаном. В отличие от России, которое крайне затруднительно занять столь же сбалансированную позицию.

Через призму вышеизложенного надо рассматривать и гуманитарную деятельность Турции в Кыргызстане с открытием школ, колледжей и университетов. Впрочем, как представляется, экономических прорывов в обозримой перспективе от турецко-кыргызских отношений ожидать не приходится. Деятельность будет, в первую очередь, политическая и гуманитарная.

Переходим к экономическим отношениям Турции и Туркменистана. Напомним, что Туркменистан является страной-наблюдателем в составе ОТГ. Цитируем издание:

«Хотя получить подробные статистические данные об экономике Туркменистана не представляется возможным, можно констатировать, что турецко-туркменские экономические отношения развивались и диверсифицировались благодаря доле Турции во внешней торговле Туркменистана и крупномасштабным проектам, расположенными в этой стране и осуществляемым турецкими подрядными организациями.

Туркменистан – это страна, в которой турецкие компании осуществляют наибольшее количество проектов в Центральной Азии.

Кроме того, страной, которая больше всех инвестирует в Туркменистан, является Турция.

Турецкие подрядные компании, которые реализовали множество проектов, в таких сферах как: жилищное строительство, промышленность, культурные и спортивные объекты в этой стране, по-прежнему остаются пионерами в этом секторе.

В то время как объем внешней торговли двух стран по состоянию на 2021 год составил 1,7 млрд долларов, внешняя торговля была немного в пользу Турции. Туркменистан является развивающимся рынком с экономикой, ориентированной на экспорт сырьевых товаров, в первую очередь природного газа. Поэтому внешняя торговля Турции с Туркменистаном также строится по этой оси.

Занимая 127-е место в мире с экспортом в 3 млрд долларов в 2021 году, основными направлениями экспорта Туркменистана являются Турция, Узбекистан, Китай, Грузия и Россия.

Турция занимает первое место в экспорте страны с долей 23%. Еще одним примечательным моментом здесь является то, что Туркменистан является страной с самой высокой долей экспорта Турции среди тюркских государств. В частности, сотрудничество между Турцией и Туркменистаном в области оборонной промышленности создает значительную добавленную стоимость.

С другой стороны, в результате условий, созданных соглашением о свопе между Азербайджаном и Туркменистаном по природному газу и соглашением о статусе Каспийского моря, проект транспортировки добываемого природного газа, через Азербайджан в Турцию через существующие трубопроводы, привнесет важный динамизм в торговые отношения между Турцией и Туркменистаном».

Туркменистан – это, наряду с Азербайджаном, пожалуй, две наиболее важных страны для Турции с точки зрения логистики и «стратегических» торгово-экономических отношений.

Под логистикой подразумеваем проекты «транскаспия», которые составляют чуть ли не самую важную логику Организации тюркских государств. В том смысле, чтобы единым «тюркским фронтом» стать сплошным транспортным коридором между Китаем и Европой.

Что же до «стратегических» торгово-экономических отношений, речь идет о поставках природного газа на европейские рынки, на фоне выпадающих российских объемов. Разумеется, при этом в глазах европейцев резко растет значение альтернативных поставщиков (Туркменистан и Азербайджан, если говорить о Центральной Азии) и срединного транскаспийского коридора поставок.

Отсюда и массированные инвестиции, и заход крупного турецкого бизнеса в Туркменистан. Пусть Туркменистан – крайне закрытая страна, о чем говорит турецкий автор, однако, страна – платежеспособная и имеющая стратегическое значение. В частности, известно о проектах турецкой компании Çalık в Туркменистане в сфере строительства электростанций на природном газе. Напомним, что зять президента Р.Т.Эрдогана Берат Албайрак, в период с 2007 под 2013 год, занимал в упомянутой компании пост генерального директора.

Переходим к рассмотрению торгово-экономических отношений между Турцией и Венгрией. Цитируем:

«Экономические структуры Турции и Венгрии схожи. Хотя другие тюркские республики, как правило, обладают богатыми природными ресурсами, они находятся в положении экспортеров сырья, поскольку производственно-обрабатывающий сектор недостаточно развит. Особенно? в структуре экспорта Азербайджана, Казахстана и Туркменистана преобладают нефть и природный газ. Даже если их (то есть, природных ресурсов) не так много, как в этих трех странах, в Узбекистане ситуация не сильно отличается. Технологические товары и товары народного потребления занимают значительную долю в импорте этих стран.

Турция и Венгрия, с другой стороны, являются импортерами энергоносителей, в отличие от тюркских республик. Тем не менее, обрабатывающая промышленность и производственный сектор в обеих странах находятся в очень хорошем состоянии.

Венгрия, ставшая полноправным членом ЕС в 2004 г., находилась в центре внимания иностранных инвесторов в прошедший период и добилась более быстрого экономического успеха по сравнению со странами региона с ее прямыми капиталовложениями и притоком ликвидности.

Венгрия имеет ориентированную на экспорт структуру экономики и тесно интегрирована с европейскими цепочками поставок. Являясь одним из ведущих направлений для прямых иностранных инвестиций в Восточной Европе, страна специализируется на производстве автомобилей, электроники и машин. Машины и транспортные средства занимают первое место как в экспорте, так и в импорте Венгрии. В этой товарной группе страна является нетто-экспортером.

Инвестиции многонациональных компаний в Венгрии и производственные мощности, созданные этой структурой, играют важную роль в формировании этой структуры.

Отношения между Турцией и Венгрией в коммерческой сфере также с каждым годом улучшаются. Соглашение о свободной торговле, подписанное между двумя странами в 1997 году, и Таможенный союз, созданный в 2004 году, положительно повлияли на объем торговли.

С созданием Совета стратегического сотрудничества высокого уровня в 2013 году двусторонние отношения были подняты на уровень стратегического партнерства. Формирование этих отношений совпадает с политикой, проводимой обеими странами.

Рассматривая Турцию как одну из центральных стран политики открытия на Восток, Венгрия стремится выйти на восточные рынки через Турцию, в то время как Турция стремится выйти на более широкие рынки Европы через Венгрию. В рамках реализации этой политики Венгрия открыла «торговые дома» в разных городах, в частности в Стамбуле, а венгерский Эксимбанк открыл офис в Стамбуле. Кроме того, турецкие и венгерские компании осуществляют различные совместные проекты в странах Африки. В этом отношении, в результате совместного сотрудничества венгерского и турецкого Эксимбанка, кредиты, предоставленные Африке, сыграли важную роль.

Наибольшая доля экспорта Турции в Венгрию принадлежит промышленной продукции. Сельскохозяйственная продукция включается в экспорт по ставке 2-3 процента. Промышленные товары занимают большую долю в импорте Турции из Венгрии.

Глядя на двусторонний внешнеторговый баланс, видно, что баланс складывается в пользу Венгрии. Однако следует отметить, что в последние годы торговый баланс постепенно меняется в пользу Турции.»

Значение Венгрии для Турции, в определенной степени, схоже со значением Туркменистана. В том смысле, что они оба являются «пограничными», самыми западными и восточными, воротами Турции во внешний мир. Кроме этого, важнейшее значение для Турции является доступ в Европу и в ЕС через Венгрию. Под «доступом» понимаем доступ в самом широком смысле этого слова: от поддержки Венгрии вступлению Турции в ЕС до доступа к европейским технологиям через эту страну.

Обратное, допустим, в части логистики, действительно и для Венгрии, которая идет с помощью Турции и в восточном, и в южном направлениях, в направлении Ближнего Востока и Африки. И в том, и в другом смыслах просматривается возможность для широкого партнёрства с Турцией.

Кроме того, руководители двух стран (Орбан и Эрдоган) образуют столь же органическую «связку», как Путин и Эрдоган. Фактор так называемой «лидерской дипломатии» также, в наши дни, работает на турецко-венгерские отношения.

Итак, переходим к заключению издания:

«Сотрудничество и интеграция в рамках ОТГ продвигаются медленно, но верно. Некоторые государства, особенно Турция, играют ведущую роль в расширении и углублении отношений внутри организации. Благодаря своему историческому опыту, глубоко укоренившимся государственным традициям, отношениям, сложившимся в прошлом с восточным и западным блоками, сбалансированным отношениям с Россией, а также членству в НАТО, своим достижениям в оборонной промышленности, своему опыту в свободной рыночной экономике,  своему потенциалу в сфере производства и услуг, Турция является одной из самых важных стран для других турецких государств, она часто является путеводной звездой и воротами на Запад для многих государств.

Кроме того, Турция, имеющая серьезный опыт в производстве и в промышленности, а также в практике рыночной экономики, является дополнительной экономической державой, которая может оценить существующие ресурсы турецких государств, богатых сырьем и энергоресурсами.

В дополнение к активной роли, которую она играет в ОТГ, Турция создает важную модель отношений благодаря двустороннему сотрудничеству, которое она наладила с тюркскими государствами. В то время как традиционные элементы, такие как язык, религия, история и цивилизация, основанная на общей этнической принадлежности, играют важную роль в происхождении отношений, развиваемых Турцией, целью отношений является стратегическое сотрудничество, основанное на равенстве, взаимной выгоде, процветании и построении отношений и общего будущего, основанного на стабильности.

Учитывая тематический и географический диапазон турецкой внешней политики, видно, что Анкара придает особое значение отношениям, развивающимся с тюркскими государствами.

Но это значение не ново по циклическим причинам. Собственно говоря, в контексте тесных двусторонних отношений, которые начали развиваться с тюркскими государствами после обретения ими независимости, были предприняты особые усилия для адаптации этих стран к рыночной экономике, для обеспечения и укрепления их представительства в международных институтах, а также для обеспечения их политической и экономической стабильности.

Таким образом, импульс двусторонних и многосторонних политических отношений между Турцией и тюркскими государствами, когда Турция, не колеблясь, делятся своими достижениями и опытом с тюркскими государствами, постепенно увеличивается. Хотя и не такими темпами, как политические отношения, ожидается, что потенциал экономических отношений также будет развиваться и что он достигнет своего потенциала за счет стратегических шагов, которые будут предприняты в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Особенно, в последние десять лет возрастающее влияние Турции на региональном и глобальном уровне, ее прорывы в промышленном производстве вообще и оборонной промышленности в частности, с одной стороны, установление союзнических отношений с Турцией в целях укрепления безопасности, и с другой стороны, стабильность тюркских государств приводит к поднятию экономических отношений на стратегический уровень.

В результате видно, что инициативы двустороннего или многостороннего сотрудничества между Турцией и государствами-членами ОТГ, основанные на разработанной ею модели, столь же важны, как и сотрудничество, реализуемое в рамках организации. Потому что это сотрудничество является важной мотивацией, позволяющей организации расширить сферу своего влияния и углубить сотрудничество.

Проекты, которые будут реализованы в рамках ОТГ в некоторых чувствительных областях, особенно в области безопасности, политики и экономики, могут привлечь внимание или (вызвать – прим.) реакцию третьих сторон.

Однако реализация проекта по той же теме в рамках двустороннего или трехстороннего сотрудничества стран-членов ОТГ вызовет меньшую реакцию, и страны, участвующие в этом сотрудничестве, будут более заинтересованы в проекте.

Собственно говоря, успехи, достигнутые в такой области, со временем побудят другие страны-члены присоединиться к указанному сотрудничеству. Таким образом, цели сотрудничества будут реализовываться быстрее и проще, не в виде рекомендации организации сверху вниз странам-членам, а по воле государств-членов, чтобы двустороннее или множественное сотрудничество стало проектом организации с течением времени, то есть продвигаясь снизу вверх.

Двустороннее и многостороннее сотрудничество Турции с другими государствами-членами ОТГ является важным примером в этом отношении, и инициативы, возглавляемые Анкарой, ускорят процесс интеграции в рамках организации.»

Итак, какие выводы можно сделать из рассмотренного нами издания:

  1. ОТГ подтвердила свою жизнеспособность в качестве интеграционного проекта.
  2. ОТГ стала мостом между странами-участницами, ищущими новую идентичность и новые горизонты своего участия в международной жизни.
  3. Основной упор организации на сегодня – все-таки политический и гуманитарной. При этом политическая компонента пока очищена от фактора военной силы, хотя нельзя исключать её возникновения уже в обозримой перспективе.
  4. Экономическое сотрудничество внутри ОТГ на сегодняшний день не является главным для стран Организации. Оно исчисляется процентами от внешней торговли. Однако, самое важное на сегодняшний день – это логистические проекты по коридору Восток – Запад, инициированные со стороны Турции.
62.48MB | MySQL:101 | 0,627sec