«Иран, Израиль и шиитская ось в 2023 г.»: оценки экспертов на конференции INSS. Часть 11

В Институте исследований национальной безопасности (INSS) в рамках программы изучения Ирана 21 ноября с. г. состоялось мероприятие, анонсированное как ежегодное, под названием «Иран, Израиль и шиитская ось в 2023 году: год конфликта?» В конференции, организованной  при поддержке Фонда Конрада Аденауэра, приняли участие высокопоставленные официальные лица и эксперты из США, Европы и Израиля[i].

Участники секции под названием «Столкновения в новых измерениях: ракеты, дроны, космос и киберпространство»: модератор Лиран Антеби, старший научный сотрудник INSS, руководитель программы «Передовые технологии и национальная безопасность»; д-р Узи Рубин, эксперт по ракетной угрозе и противоракетной обороне, Иерусалимский институт стратегии и безопасности (JISS); Боаз Долев, киберэксперт; Таль Инбар, старший научный сотрудник, американская некоммерческая организация «Альянс продвижения противоракетной обороны» (Missile Defense Advocacy Alliance).

Л.Антеби задала вопрос относительно ВВС Исламской Республики Иран и наличия у нее самолетов.

У.Рубин отметил, что иранцы не могли закупать самолеты из-за санкций, к тому же у них по этому поводу «внутренняя война». По его словам, «ВВС принадлежат к исторической армии времен шаха, поэтому режим доверяет им меньше. Режим более полагается на Корпус стражей исламской революции, который является инструментом, вокруг которого сосредоточена вся военная доктрина, дроны и БПЛА». Он напомнил, что «во время ирано-иракской войны два иранских пилота дезертировали на Запад через Турцию. У них была перестрелка со штурманом, т.к. пилотам не доверяли». У.Рубин допустил, что такая же ситуация с доверием и сегодня. «Для дронов и БПЛА не нужны пилоты, поэтому иранцы сделали ставку на эти виды оружия». В качестве подтверждения этой догадки он привел пример того, что «Иран пытался купить одну из моделей российского истребителя «Сухой», который Россия была готова продать, однако КСИР предотвратил эту сделку». «Им не нужно это, так как они с ракетами и дронами могут доминировать на всем Ближнем Востоке. Им не нужен ближний маневренный воздушный бой, и российские самолеты его также не ведут в небе Украины», поэтому, по словам У.Рубина, «технологически иранцы выбрали правильную стратегию».

Л.Антеби отметила, что на Украине в ходе боевых действий наблюдаются события, свидетельствующие о новых решениях, которые Израилю нужно изучить в контексте возможностей и поведения Ирана.

По мнению Т.Инбара, «на Украине иранцы действуют в киберсфере гибко. Около 10 подразделений работают на постоянной основе, они постоянно учатся у других. С момента начала конфликта на Украине иранцы отслеживают, что там происходит. Они увидели, что русские потерпели неудачу и оценивают, что они могли бы сделать в плане уничтожения критической инфраструктуры». Эксперт полагает, что «в Израиле на высоком уровне осведомлены об иранской активности там, и все что нужно было сделать – сделано».

По словам У.Рубина, «одним из уроков, полученных на Украине, является понимание того, что защита от крылатых ракет сложнее, чем от баллистических. Это то, что стало очевидно именно сейчас. И в этом плане были приложены огромные усилия, потому что крылатые ракеты доминируют, они методично разрушают Украину. Их проще и дешевле использовать на расстоянии, так они уничтожают украинскую энергетическую инфраструктуру». У.Рубин назвал это «очень важным уроком для Израиля в плане оборонительных и наступательных действий». В контексте обороны украинцы пытаются что-то сделать, сообщается об успехах отправляемых им систем, однако необходимо еще много предпринять. Он указал на некоторые данные, согласно которым «по Украине в течение недели были выпущены 90 крылатых ракет, и американцы заявили, что им удалось перехватить 70, но 15 энергетических объектов все же поражены». Отмечается, что «проблема с крылатыми ракетами заключается в том, что их много, от них трудно защититься и сложно обнаружить, потому что они летят на малой высоте. Есть изображение атаки по электростанции в Киеве, когда ракета летит вниз-вверх и набирает высоту только когда приближается к цели. Ее невозможно засечь». Эксперт подчеркнул, что «ВВС Украины до сих пор действуют и контролируют небо, несмотря на усилия русских. Они занимают позиции для обнаружения крылатых ракет, но не могут это сделать, так как их местоположение не верно». Это он называет «серьезной и огромной проблемой». Он считает, что Израилю «немного повезло, что эти ракеты сейчас используются на Украине, т.к. есть возможность отслеживать, есть ли успехи в предотвращении такой угрозы. Необходимо будет извлечь уроки, если так и не удастся найти способ защиты от этих ракет».

Б.Долев по поводу иранских дронов отметил их точность, несмотря на простоту. Это стало очевидно после атак по Саудовской Аравии в 2019 г. и особенно по нефтяным танкерам. По его словам, «понятно, что у иранцев есть точные координаты и очевидно, что есть множество каналов связей с навигационными спутниками. Это может быть передел с китайских, с «Галилео», поэтому их очень сложно заблокировать. У них нет самонаводящихся устройств. Но у них есть баллистические ракеты и другие ракеты с электрооптической системой самонаведения, поэтому им нужно точно идентифицировать цели. Это было в Ираке, и американские солдаты не пострадали, потому что они знали об атаке. Однако удары были очень точными и очевидно, что разрешение со спутника было менее метра, что является отличным инструментом, особенно если будет независимо использоваться Ираном в определении целей для поражения инфраструктуры». Эксперт считает «возможным осуществление кибератак на спутники и эти способности необходимо развивать».

Л.Антеби уточнила по поводу развития Израилем кибервозможностей в космосе, будут ли они играть более значимую роль в скором будущем.

Эксперты говорят, что «любое электронное устройство, которое может управляться дистанционно, будь то в космосе или в машине Tesla в Китае, или компьютер, подсоединенный к сети, любые компьютерные системы, которыми можно управлять на расстоянии, являются целью для кибератак. Это могут быть навигационные системы, ракеты, любое устройство от танка до джипа, имеющее какую-нибудь систему, основанную на компьютере».

Л.Антеби поинтересовалась: «Если это так, почему иранцы пытаются атаковать гражданские компании, и не слышно об ударах по военным целям, что можно было бы зачесть в качестве выдающегося успеха?» Ответ заключался в том, что «на самом деле иранцы пытаются, и наверняка они где-то в этом преуспели. Но все стороны держат такую информацию в тайне. Иранцы хранят молчание, потому что они хотят сохранить имеющиеся у них разведывательные возможности».

В завершении модератор попыталась выяснить у экспертов их мнение по поводу развертывания Израилем систем противоракетной обороны для предотвращения растущих угроз от ракетных обстрелов, дронов разных видов, а также готовности Израиля к тому, что Иран будет снабжать соответствующими возможностями своих прокси.

У.Рубин по этому поводу сказал, что даже если бы он что-то и знал, то не сказал бы. Однако отметил, что в данном контексте «преимуществом Израиля является небольшой размер его территории, тогда как для Ирана сложнее себя защищать в виду его обширной территории». И добавил, что «большим хочется быть в научной сфере». Также он указал на то, что «у Израиля есть все технологические возможности, которые требуются для самозащиты. И даже если имеется какая-то незначительная брешь в системе, в любом случае ему [Израилю] не нужно начинать сначала. У Израиля есть система оповещения, система перехвата крылатых ракет, дронов, баллистических ракет». Однако он отказался говорить насчет того, имеется ли у Израиля все это в достаточном количестве, развернуто ли оно в правильных местах и развернуто ли вообще. По поводу системы перехвата эксперт сказал, что «она является проблемой, т.к. крылатые ракеты летят не быстрее авиалайнера в Европу, который можно перехватить винтовкой L5, если знать, в какой точке он находится. Для этого нужна система раннего оповещения». У Израиля есть для этого инфраструктура, однако развернута ли она правильно – он не знает. В любом случае, он не может оценить разрыв между ситуацией полной защищенности и фактического положения дел с этим в Израиле, но надеется, что он не большой. «Защита не должна быть полной, она должна быть достаточно хорошей. Если Израиль способен выдерживать ситуацию вокруг Газы, когда он имеет дело с неточными ракетами, даже 80% перехвата – достаточно хороший результат. В случае с точными ракетами процент перехвата не должен быть выше, не должен достигать 100%. Пассивная оборона также важна как и активная», – считает У.Рубин.

В завершении Л.Антеби отметила, что в Израиле в плане понимания ситуации в сфере обороны происходят изменения к лучшему, чему способствуют события на Украине. Она надеется, что «происходящее там поможет лицам, принимающим решения в Израиле менее воображать, и больше понимать, поможет повысить готовность Израиля, осознавая, что используемые на Украине средства могут появиться и на Ближнем Востоке»[ii].

[i] https://www.inss.org.il/he/wp-content/uploads/sites/2/2022/11/iran_Kenes_2022.pdf

[ii] Clashes in New Dimensions: Missiles, Drones, Space, and Cyber / INSS. 21.11.2022. https://www.inss.org.il/event/iran-2023/

52.23MB | MySQL:103 | 0,480sec