О взаимодействии боевиков афганского «Талибана» с другими региональными исламистскими группировками

Основанное в 1994 году с целью создания исламской теократии в Афганистане, движение «Талибан» (запрещено в РФ) имеет много общего с другими экстремистскими группировками. Наиболее важным сходством является тактика, используемая руководством талибов для усиления своего контроля и власти. С момента восстановления власти в Афганистане талибы несут ответственность за многочисленные насильственные нападения, направленные на подавление сопротивления и искоренение инакомыслия. Эти атаки осуществляются различными способами. Наиболее распространенными являются использование боевиков для совершения терактов, нападения на дома и предприятия, а также захвата общественных институтов. Во многих наблюдаемых случаях лица, даже подозреваемые в разжигании инакомыслия, поддержании связей с оппозиционными группами или сотрудничестве с другими вооруженными организациями в стране, задерживаются и подвергаются публичной казни. Одобряя подобные действия, Исламский Эмират (непризнанное правительство талибов) преследует двойную цель: во-первых, подавление активной оппозиции. Второй – привлечение внимания международного сообщества к тому факту, что талибы желают и, что наиболее важно, способны укрепить свою власть в стране. Одной из наиболее значительных групп, преследуемых нынешними афганскими властями, являются журналисты-активисты, занимающиеся распространением информации о режиме талибов в международном масштабе. Такие инциденты, как убийство четырех журналисток в Мазари-Шарифе в начале ноября 2021 года, подчеркивают характер тактики, последовательно используемой боевиками движения. Однако между талибами и другими исламистскими группировками есть ключевые различия. В основе этих различий лежит общая цель талибов как движения. В настоящее время «Талибан» не имеет внутренних глобальных устремлений: его горизонты ограничены географическими пределами Афганистана. Однако в этом кроются некоторые противоречия: во-первых, «Талибан» по-прежнему укрывает на территории Афганистана боевиков террористической организации «Аль-Каида» (запрещена в РФ) и не собирается отказываться от этой политики. Во-вторых, религиозные авторитеты талибов в своих речах постоянно используют термины, описывающие глобальный масштаб деятельности движения, например, ссылаясь на «Талибан» как на часть международной «уммы» (сообщества верующих мусульман). Тем не менее, действия талибов на практике направлены на усиление их политического контроля в Афганистане. Это резко контрастирует с деятельностью «Исламского государства» (запрещено в РФ), которое было и остается международной террористической организацией, чье руководство считает, что находится в состоянии войны с талибами и «Аль-Каидой». Стоит напомнить, что талибы вернулись к власти в Афганистане в августе 2021 года не без участия «Аль-Каиды», и эта группировка, совершившая самые масштабные в мировой истории теракты 11 сентября, стала главным бенефициаром захвата власти талибами. «Аль-Каида» имеет около четырнадцати крупных подразделений по всему миру, а также десятки филиалов непрямого подчинения, в сумме насчитывающих около 50 000 активных боевиков.  Вторая группировка, усилившая свое присутствие в Афганистане после того, как «Талибан» вернулся к власти – это «Техрик-е-Талибан Пакистан (ТТП, запрещена в РФ), обосновавшаяся прежде всего в восточных и юго-восточных районах Афганистана. ТТП возникла в Вазиристане в 2007 году под руководством Байтуллы Мехсуда. Численность ее боевиков оценивается примерно в 5000 человек. Третья группировка, присутствующая на территории Афганистана – это «Исламское движение Восточного Туркестана» (ИДВТ), два опорных пункта которой находятся в провинции Бадахшан и Нуристане. В составе группировки есть таджики и узбеки, но в основном ее представляют китайские уйгуры. Лидером ИДВТ предположительно является Аслам Фаруки, хотя в многие зарубежные спецслужбы, особенно в органы безопасности Таджикистана, поступали неоднократные сообщения о его смерти. В настоящее время в ИДВТ насчитывается от 1100 до 1600 боевиков, но, по некоторым данным, их число увеличилось до более чем 2000 человек. Четвертая группировка – Исламское движение Узбекистана (ИДУ, запрещено в РФ), расширившее свое присутствие в Афганистане после второго прихода к власти талибов. ИДУ стало активным в 1988 году под руководством Тохира Йолдоша и в настоящее время насчитывает около 3500 боевиков, примерно половина из которых активны. Пятая группа – пакистанская «Лашкар-е-Тайба» (LeT, запрещена в РФ), сосредоточенная в юго-восточных провинциях Афганистана, особенно в Хосте, Кунаре и Нангархаре. LeT впервые начала действовать в 1986 году, многие эксперты сходятся во мнении, что ее деятельность осуществлялась под непосредственным контролем пакистанской Межведомственной разведки (МВР). Считается, что главарь группировки Хафиз Мухаммад Саид, который организовывал масштабные теракты в Индии, особенно в Кашмире, имеет давние связи с МВР. Шестая группа, в настоящее время располагающая секретными учебными центрами в провинции Хост, – это «Джаиш-е-Мохаммад», которая предположительно также связана с МВР. Группа «Джаиш-е-Мохаммад» активизировалась в 2000 году под руководством Мауланы Масуда Азхара, ведя подрывную деятельность в Бангладеш в сотрудничестве с экстремистскими организациями Западной Бенгалии и Индии. По некоторым данным, Маулана Масуд Аль-Зар, нынешний лидер этой группировки, имеет тесные отношения с Абдуллой, сыном основателя «Аль-Каиды» Усамы бен Ладена. По приглашению Абдуллы он приехал в Хост в феврале 2022 года и в настоящее время проживает в селе Чархи провинции на приграничных территориях между Афганистаном и Пакистаном. «Талибан» также имеет связи с многочисленными исламистскими организациями за пределами Афганистана. Одной из таких группировок, которая во многих отношениях подражает талибам, является сирийская «Хайат Тахрир аш-Шам» (ХТШ, запрещена в РФ) под руководством Абу Мухаммеда аль-Джулани. Неясно, какие материальные связи существуют между ХТШ и «Талибаном», к тому же между ними есть значительные различия, однако они явно  связаны идеологически и стратегически. Более прочные материальные связи существуют между талибами и различными бангладешскими джихадистскими группировками, некоторые лидеры которых были приглашены в провинцию Хост для участия в различных мероприятиях. «Харакат-уль-Джихад аль-Ислами», созданная в 1985 году и возглавляемая Фазлуром Рахманом Халилом, и «Джамаат-уль-Муджахедин Бангладеш», действующая с 1998 года под руководством Бангалы Бхаи, являются яркими примерами организаций, связанных с талибами. Эти группы, насчитывающие около 10 000 боевиков, в первую очередь работают над дестабилизацией Бангладеш и находят ресурсы для борьбы у афганских талибов. Таким образом, на территории Афганистана широко представлены международные экстремистские организации, что еще больше усугубляет и без того непростую обстановку в сфере безопасности. Экстремисты со всего мира проходят в Афганистане военную подготовку и идеологическую обработку. Торговые пути, которые проходят через Афганистан и соседние с ним государства, способствуют распространению террористической угрозы и невозможности ее сдерживания. В случае идеологической экспансии, Пакистан, особенно приграничные зоны, такие как Вазиристан, явно уступят «талибанизации», а оттуда угроза распространится на остальную часть Южной Азии, в Центральную Азию, на Ближний Восток и далее.

62.53MB | MySQL:104 | 0,759sec