О влиянии итогового проекта оборонного бюджета США на ограничения по передаче истребителей F-16 Турции

Ограничения для передачи Турции истребителей F-16 сняты в окончательной версии законопроекта по оборонному бюджету США (National Defense Authorization Act, NDAA)[i] в размере 858 млрд долл. США ранее направили официальное уведомление Турции о ее исключении из программы поставок истребителей F-35 из-за покупки Анкарой российских систем ПВО С-400. Вашингтон аннулировал совместный меморандум по F-35 с Турцией, подписав его с семью оставшимися партнерами по проекту F-35 – Великобританией, Италией, Нидерландами, Австралией, Данией, Канадой и Норвегией. Президент Турции Р.Т.Эрдоган впоследствии заявил о предложении США купить другие истребители, но не пятого, а четвертого поколения – F-16. Вопрос предстоит согласовать в конгрессе США – Государственный департамент лоббирует его, убеждая конгрессменов, что сделка отвечает национальным интересам США.

Конференц-комитет, в который входят сенаторы и представители обеих палат Конгресса США, завершил работу над законопроектом NDAA, включающим оборонный бюджет в размере 858 млрд долл. Турецкому информационному агентству Anadolu стала известна окончательная версия законопроекта, которая будет вынесена на голосование на пленарном заседании обеих палат конгресса. В окончательный вариант законопроекта не вошли пункты, связывающие продажу F-16 Турции с ограничительными условиями, которые были представлены 18 представителями. Ранее турецкие СМИ сообщали, что сенат США снял ограничительные условия в своей версии законопроекта по сделке по истребителям F-16 с Турцией, аналогичные действия ожидались и от палаты представителей.

Последние по времени заявления президента Р.Т.Эрдогана могут натолкнуть на мысль, что ситуация с обновлением и пополнением турецкого парка F-16 выглядит для Турции менее сложной, нежели вопрос с программой F-35, откуда она была бескомпромиссно исключена в ответ на сделку по системам ПВО С-400. Турция обладает одним из крупнейших в мире парков F-16, который, мягко говоря, пора освежить – от этого зависит ее обороноспособность.

Но есть смущающий момент. Если Турция рассчитывает на приобретение последней версии F-16 (Block 70/72), то в ее радаре, если верить производителю, используется технология, схожая с той, которая есть у F-35[ii]. И хотя F-16 – машина уже вдоль и поперек изученная противниками США, запрос на покупку ее продвинутого варианта может дать критикам Турции лишний повод блокировать сделку на разных ступенях утверждения. Вероятно, именно этим и объясняются попытки полуанонимных турецких источников в западных СМИ преподнести ситуацию с F-16 как последний тест для отношений США и Турции перед оборонным декаплингом.

В течение последних лет основным элементом ВВС Турции стал истребитель F-16. Насколько можно судить, Анкара имеет в своем численном и боевом составе 270 самолетов F-16 различных модификаций. В то время как устаревающий F-16 удовлетворял потребности Турции на протяжении многих лет, технологические достижения, новая обстановка в области безопасности и усиление региональной конкуренции создали потребность в модернизации стареющего парка ВВС Турции.

Как известно, Анкара должна была поэтапно заменить свои F-16 ударным истребителем F-35 пятого поколения производства американской Lockheed Martin. Турция стала партнером программы самолетов с функцией всемерного снижения заметности в 2007 году и планировала первоначально приобрести около 100 единиц F-35. Однако в 2018 году США исключили Турцию из программы по совместному производству истребителей F-35 и обучению турецких пилотов. Кроме того, Вашингтон одобрил запрет на продажу Турции истребителей.

Со своей стороны отметим, что финальная версия американского закона о бюджетных ассигнованиях на оборону (NDAA) выглядит занятно, в связи с чем приведем некоторые выводы из данного нормативно-правового акта, касающиеся Ближнего Востока:

– из вопроса с поставками Турции новых истребителей F-16 исключены предварительные условия, касающиеся несанкционированных заходов ее авиации в пространство третьих стран, т. е. Греции;

– включен запрос на мониторинг того, какие дипломатические посты за границей занимают члены иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР), и обмен разведданными по этой теме с союзниками;

– от правительства требуют выработки стратегии по «сокращению возможностей, разрушению и ликвидации связанных с [президентом Сирии] Б.Асадом сетей производства и оборота наркотиков» ;

–  американские военные получают задачу изучать пробелы противоракетной обороны в Ираке и Иракском Курдистане, судя по всему, на фоне трансграничной активизации КСИР[iii];

– в силе остается план по конструированию обещанной Саудовской Аравии интегрированной системы противовоздушной и противоракетной обороны в регионе.

[i] https://www.armed-services.senate.gov/imo/media/doc/fy23_ndaa_agreement_summary.pdf

[ii] https://www.lockheedmartin.com/content/dam/lockheed-martin/aero/documents/F-16/F-16_Block_70-72_Product_Card_August_2021.pdf

[iii] Анкара и Тегеран сейчас работают против разных курдских фракций, с которыми у столиц исторически выстраивались конфронтационные отношения, но это не значит, что усилившаяся военная активность не создает повод для противоречий между Турцией и Ираном, чьи зоны влияния сталкиваются в Сирии и Ираке. Есть риск, что попытки решать свои внутриполитические проблемы за счет курдского ареала просто в очередной раз расшатают хрупкие крепления системы региональных связей.

62.17MB | MySQL:101 | 0,595sec