О содержании второго заседания комиссии Бундестага по изучению опыта участия Бундесвера в миссии в Афганистане

В понедельник состоялись вторые публичные слушания в Комиссии «Уроки Афганистана для будущего сетевого взаимодействия Германии», учрежденной летом текущего года для оценки опыта участия Бундесвера в миссии в данной стране и его возможного использования в целях определения стратегии развертывания за рубежом. На этот раз обсуждение вновь было сосредоточено на анализе этапа, последовавшего за террористическими атаками 11 сентября 2001 г., а в центре внимания собравшихся оказалась конференция по Афганистану, созванная в конце ноября 2001 г. в Петерсберге. Для участия в работе комиссии были приглашены Т.Руттиг из аналитического центра Afghanistan Analysts Network, афганский политики и общественная активистка, защищающая права женщин, Х.Сараби, в настоящий момент проживающая в США, а также С.Шмейдл из швейцарского института Swisspeace. Члены комиссии рассчитывали получить от экспертов понимание состояния гражданского общества Афганистана на момент проведения указанной конференции и выяснить, какие его представители не попали в круг приглашенных на мероприятие, что впоследствии могло послужить одной из причин неудачного завершения операции.

Как известно, Петерсбергская конференция проходила с 27 ноября по 5 декабря 2001 г. В ней приняли участие порядка 30 делегатов, включая представителей Афганистана, разделенных на четыре группы. Первую составил т.н. Северный альянс, выражавший интересы этнических таджиков, узбеков и хазарейцев, Римская и Пешаварская группы, среди которых преобладали пуштуны, а также Кипрская группа, представлявшая хазарейцев. Итогом работы форума стало принятие соглашения, предписывавшего к 22 декабря того же года передать власть временной администрации, поддерживать которую должны международные силы под мандатом ООН, и не позднее чем в 2-летний срок провести выборы, на основании которых должно быть сформировано легитимное демократическое правительство. Для содействия практическому осуществлению намеченных шагов был запущен Петерсбергский процесс.

По словам Т.Руттига, рассматриваемая конференция своим составом приглашенных «лишь частично» отображала афганское государство и общество. Это было сделано США целенаправленно и в собственных интересах, заключавшихся в ликвидации «Талибана» (запрещен в РФ) после терактов 11 сентября. В результате, с точки зрения эксперта, было упущено время и возможность включить в процесс «прагматичное крыло» движения. В дополнение к этому Т.Руттиг указал на «интервенции в пользу политического аутсайдера Х.Карзая». По мнению специалиста из Afghanistan Analysts Network, большим просчетом оказалась ставка на институт президентской власти, а не на парламент, который в реальности сумел бы отразить «многообразие афганского общества». Это в конечном итоге привело к борьбе, выразившейся в битве «за единственную высшую должность, дестабилизировавшей систему».

Х.Сараби высказала мнение, что Петерсбергская конференция имела все шансы заложить основы укрепления гражданского общества в Афганистане, включая гарантии прав женщин. Оценивая состав приглашенных на мероприятие, она сфокусировалась на стратегическом просчете в виде изначального исключения талибов из процесса. С ее точки зрения, такое решение влилось в их реваншистские настроения, в то время как изначальная интеграция движения как представителя Афганистана могла побудить его активистов отказаться от вооруженного сопротивления. Х.Сараби сочла негативным аспектом Петерсбергского процесса «повышенное внимание» к всеафганскому совету старейшин Лойя джирге, наделенному функциями по утверждению Х.Карзая временным президентом и одобрению Конституции. По версии данного эксперта, более целесообразно было бы отказаться от «культурного уклона», а делать ставку на модернизацию страны.

С.Шмейдл отчасти предприняла попытку оправдать организаторов Петерсбергской конференции, сославшись на то, что сокращенное представительство афганцев обуславливалось короткими сроками ее подготовки, что не позволило привезти всех возможных участников в ФРГ. Кроме того, она обратила внимание, что в указанный момент западные страны не имели достаточно полной картины гражданского общества в Афганистане, что также повлияло на состав приглашенных. Не сумел Петерсбергский процесс учесть и специфики местной власти в государстве. В результате, как сообщила представитель Swisspeace, была предпринята попытка построение новых институтов «сверху», вместо того, чтобы дать афганцам самостоятельно определять свое политическое будущее «снизу».

В целом итогом рассмотренного заседания можно считать обозначение нескольких стратегических просчетов, допущенных еще в 2001 году, которые в дальнейшем предопредели негативный исход развертывания, в том числе для Германии. При этом, как и в выводах схожего по профилю работы специального парламентского следственного комитета по Афганистану, в промежуточных итогах первых заседаний комиссии вновь отчетливо заметен упор на ошибки США, в результате которых их союзники не сумели правильно оценить ситуацию. Вместе с тем, вскользь приглашенные эксперты все же указали, что ФРГ не попыталась сыграть активную роль, несмотря на то, что стала принимающей стороной для Петерсбергской конференции. Как кажется, данный вывод имеет особое значение в контексте оценки опыта Афганистана в интересах дальнейшего сетевого взаимодействия, прежде всего на ливийском треке, где Германия ранее запустила Берлинский процесс.

62.21MB | MySQL:101 | 0,478sec