Оценки израильских экспертов визита председателя КНР Си Цзиньпина в Королевство Саудовская Аравия

Председатель КНР Си Цзиньпин 8 декабря 2022 г. прибыл в Королевство Саудовская Аравия с трехдневным визитом для переговоров с саудовским руководством, прежде всего, с королем Сальманом бен Абдель Азизом Аль Саудом, с которым было подписано соглашение об отношениях всеобъемлющего стратегического партнерства между КНР и Саудовской Аравией. Стороны также договорились раз в два года проводить встречу глав государств поочередно в каждой из стран[i]. Помимо этого глава КНР встретился с лидерами Лиги арабских государств (ЛАГ), которая охватывает Левант, Африку и монархии Персидского залива.

Согласно газете Israel Hayom, «эпохальные» саммиты были организованы Саудовской Аравией в рамках «демонстрации силы наследного принца Мухаммеда бен Сальмана как амбициозного лидера Ближнего Востока и ключевого партнера мировых держав». Соединенные Штаты с опаской наблюдают за растущим влиянием Пекина, экономического соперника в регионе, в котором Китай имеет личную заинтересованность, являясь крупнейшим в мире потребителем энергии, тогда как китайские компании расширяют свою деятельность в области технологий и другой инфраструктуры. Израильская газета обращает внимание на то, что «визит Си также приходится на то время, когда давний союз Эр-Рияда с Вашингтоном пошатнулся из-за вопроса о правах человека, энергетической политики и России, а также из-за сомнений Персидского залива в приверженности Америки как основного гаранта безопасности в регионе»[ii].

Значение этого «исторического» визита оценивают Йоэль Гузанский (старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности /INSS/, специалист по политике и безопасности стран Персидского залива; внештатный научный сотрудник Института Ближнего Востока в Вашингтоне, округ Колумбия, и ряда американских вузов; экс-сотрудник Совета национальной безопасности Израиля, где координировал работу по Ирану и Персидскому заливу; консультант нескольких израильских министерств) и Тувия Геринг (исследователь Израильско-китайского политического центра Фонда им. Дианы и Гилфорда Глейзеров в INSS, внештатный научный сотрудник Всемирного китайского центра Атлантического совета, США, и научный сотрудник программы Krauthammer израильского Фонда Тиква; специалист в вопросах китайской безопасности и внешней политики).

Эксперты указывают на явное отличие официального приема в КСА председателя КНР Си Цзиньпина от того, который был оказан президенту США Джо Байдену в июле этого года. «Для первого были теплые объятия и щедрый прием, а также красно-желтые инверсионные следы от Королевских ВВС, окрасивших небо. Последнего же по прибытии ожидала сдержанная церемония и ледяные удары кулаками с наследным принцем, которого он изначально стремился сделать международным «изгоем»».

Отмечается, что «три встречи китайского лидера на высшем уровне — с руководством КСА, Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) и арабскими государствами [в рамках 1-го саммита Китая и арабских стран] — хоть и были запланированы давно, тем не менее, проходили на фоне роста напряженности в отношениях между Вашингтоном, Пекином и Эр-Риядом и глобального энергетического кризиса в результате вторжения России на Украину». Свидетельством еще большего снижения статуса Соединенных Штатов в регионе эксперты считают тот факт, что «на встречах на высшем уровне, в которых участвовали десятки арабских лидеров, был принят вызывающий тон по отношению к США».

По мнению Й.Гузанского и Т.Геринга, «для фактического правителя КСА Мухаммеда бен Сальмана выбор времени для приезда Си был как нельзя лучше. Поскольку он стремится реализовать в стране свою амбициозную программу «Видение-2030», этот визит позволил ему продемонстрировать миру свою внешнеполитическую независимость, укрепить ведущую роль КСА в арабском и мусульманском мире, а также продемонстрировать саудовцам свое лидерство еще до восшествия на престол».

Китай, в свою очередь, «за последнее десятилетие показал, что его интерес к Ближнему Востоку и Северной Африке выходит далеко за рамки энергетической безопасности. Он постепенно углублял свое сотрудничество с арабскими государствами, вкладывая огромные средства в инфраструктуру и технологии будущего: торговлю, инвестиции, финансы, порты, промышленные и логистические центры, зеленую энергетику, коммуникационную инфраструктуру, умные города, здравоохранение, космос, оружие, автомобили, культуру и образование. Визит Си был направлен на углубление синергии между стратегией развития Китая и планами региональных государств, что связывает их судьбы».

Израильские эксперты признают, что «Пекин грамотно использовал каждый оголенный нерв в отношениях США и их партнеров, чтобы подорвать американскую гегемонию, которая диктует однополярный мировой порядок и служит интересам Вашингтона и его союзников». По их мнению, «Пекин, как и путинская Россия, подчеркивает мнимую общую судьбу арабских государств и Китая как исторических жертв западного колониализма и феодализма, делая их естественными партнерами в создании многополярного мира без превосходства Запада». Этот визит в INSS также рассматривают в контексте китайских усилий «углубить трещину в доверии между США и арабскими государствами, подорвать сеть союзов США и укрепить «стратегическую автономию» арабских государств».

В качестве примера приводится «всеобъемлющий отчет о китайско-арабском сотрудничестве в новую эру», опубликованный МИДом Китая за неделю до визита. «В нем утверждалось, что в отличие от других стран Китай поддерживает стратегическую независимость государств региона, не вмешивается в их внутренние дела, не связывает ислам с терроризмом и ищет только взаимную выгоду». Эксперты INSS ссылаются на одного китайского исследователя по Ближнему Востоку, который «в партийном новостном агентстве написал о том, что «арабские государства устали от высокомерной снисходительности Запада»». Они подметили, что аналогичные настроения были подхвачены арабскими новостными агентствами по всему региону. В качестве примера приводится высказывание Абдулрахмана ар-Рашида, главы саудовского медиа-гиганта «Аль-Арабия», согласно которому Китай является «стабильным, предсказуемым и надежным» союзником. Тем самым он якобы «неявно противопоставил Китай Соединенным Штатам».

По мнению Й.Гузанского и Т.Геринга, арабские лидеры, которые собрались в Эр-Рияде во время визита Джо Байдена в июле этого года, «скептически относились к основным целям его визита: увеличить добычу нефти в краткосрочной перспективе, чтобы снизить рыночные цены и облегчить положение американских и европейских потребителей; дать понять арабским государствам, что Америка не отказывается от них в долгосрочной перспективе, что «США никуда не денутся» и, как заявил Байден, «не оставят вакуум, который заполнят Китай, Россия или Иран»». В результате «когда администрация США решила, что достигла взаимопонимания с энергетическими гигантами в свете мирового кризиса, Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) под руководством Саудовской Аравии отправила его домой ни с чем. Более того, организация разозлила Капитолийский холм, решив еще больше сократить добычу нефти на два миллиона баррелей в день примерно за месяц до промежуточных выборов в США». В INSS полагают, что «королевский визит китайского лидера идет в ряд с саудовским ответом Белому дому, оба эти события говорят: правила игры изменились; не ставьте нам условий и не заставляйте нас выбирать».

Израильские эксперты не сомневаются в том, что «даже если государства Персидского залива переоценивают свою значимость, растущее участие Китая в свете глобального энергетического кризиса и конкуренции великих держав дает им больше возможностей. Они продолжат использовать разнообразные связи для продвижения своих национальных интересов, управления рисками, стремясь их сбалансировать. Эти страны уверены, что именно США должны приспособить свои ожидания к новой реальности». Несмотря на это, «администрация Байдена стоит на своем и продолжает утверждать, что реальной региональной альтернативы США нет».

Й.Гузанский и Т.Геринг напоминают, что «на конференции по безопасности в прошлом месяце в Бахрейне несколько высокопоставленных американских деятелей стремились заострить внимание на том, что США — единственная держава, которая может координировать региональное сотрудничество и создавать коалиции против Ирана, и что «со стороны региональных государств было бы ошибкой делать ставку на другое». Американцы также предупредили, что проникновение Китая в технологическую инфраструктуру Персидского залива поставит под угрозу возглавляемый США «ближневосточный альянс противовоздушной обороны» (MEAD), который призван защищать от ракет и дронов из Ирана и от его прокси».

Отметим, что региональное партнерство MEAD, создаваемое Израилем под руководством США в рамках «растущей интеграции Израиля в Большой регион», «находится на ранней стадии, и его не следует сравнивать с региональными союзами, направленными на взаимодействие в сфере обороны, такими как НАТО». Об этом заявил министр обороны Израиля Бени Ганц еще до визита Байдена в КСА в июле с. г. По его словам, никто не ожидает, что израильтяне и арабские страны будут защищать друг друга, как это делают члены НАТО. Вместо этого ближневосточные государства под эгидой США начали обмениваться информацией, например, данными радиолокационной разведки раннего обнаружения[iii].

Однако уже на конференции в Бахрейне в конце ноября этого года американцы пригрозили, что «эффективность оборонного зонтика США будет снижаться по мере развития сотрудничества [арабских стран] с Китаем».

По мнению экспертов INSS, тем самым государства региона наблюдают противоречие: с одной стороны, Соединенные Штаты заставляют их делать выбор, с другой – постоянно заверяют в том, что они «никого не просят выбирать сторону».

Более того, Й.Гузанский и Т.Геринг обращают внимание на то, что страны Персидского залива видят «ослабление приверженности администрации США обеспечению их безопасности». В подтверждение приводятся следующие факты. «США не удалось предотвратить нападения Ирана и его прокси на Саудовскую Аравию в 2019 г. и на ОАЭ в январе этого года. Администрация Байдена не только исключила йеменских повстанцев из своего списка террористических организаций в начале президентского срока, но и в глазах Саудовской Аравии публично унизила наследного принца и нанесла ущерб давнему союзу своими «лицемерными претензиями» по поводу прав человека. Арабские государства также считают, что США не удалось предотвратить превращение Ирана в ядерное пороговое государство».

Тем не менее, эксперты полагают, что «в целом арабские государства считают свои отношения с США — с их превосходящими военными возможностями — жизненно важными и понимают, что Китай не может и не хочет заменить Америку в этой роли в краткосрочной перспективе. Региональные государства обеспокоены отсутствием внимания Белого дома к их проблемам безопасности, враждебным тоном в Конгрессе и разногласиями по таким вопросам, как политическая свобода и права человека. Даже если размещение вооруженных сил США на Ближнем Востоке останется без изменений, арабские государства все больше скептически относятся к готовности США их использовать в случае необходимости».

По мнению Й.Гузанского и Т.Геринга, «арабские страны, сделавшие огромные вложения в планы своего развития, видят в Вашингтоне того, кто пытается ограничить их возможности, заставляя выбирать сторону в борьбе, которая их не касается. Чем сильнее соперничество между державами на всевозможных аренах, тем больше Ближний Восток будет рассматриваться как игра с нулевой суммой, а любое сближение с Пекином – как проигрыш для Вашингтона, и наоборот».

Израильские эксперты, сравнивая возможности США и Китая, заключают, что в любом случае «визит Си демонстрирует, что у арабских государств в целом и у стран Персидского залива в частности есть варианты». Китай, «ставший крупнейшим торговым партнером и инвестором большинства арабских государств, подписал меморандумы о взаимопонимании и соглашения на десятки миллиардов долларов в более чем тридцати стратегических секторах». Тогда как «в сфере технологий визит Байдена в Эр-Рияд включал соглашения об американо-саудовском сотрудничестве в области инфраструктуры связи 5G и 6G». Однако «пакет сделок, который Си подписал в ходе своего визита в КСА, содержал меморандум о взаимопонимании с китайским гигантом Huawei по созданию в Королевстве высокоскоростного сотового интернета и вычислительных мощностей. Китай также участвует во флагманском проекте наследного принца, строительстве футуристического города Неом, к большому разочарованию американцев».

Что касается вопросов безопасности, эксперты INSS обращают внимание на то, что «китайские крупнейшие военно-промышленные компании предлагают отличные системы вооружения по конкурентоспособным ценам». Они ссылаются на китайские СМИ, согласно которым «Саудовская Аравия [в ноябре этого года] потратила 4 миллиарда долларов на вооружение на [авиационной] выставке в Чжухае». В начале года сообщалось, что «Китай построит в королевстве завод по производству передовых БПЛА, и что он надеется продать саудовцам свой новый самолет-невидимку после заключения соглашения о поставке учебных/штурмовых самолетов в ОАЭ (на фоне приостановки продажи F-35)». Помимо этого, за последнее десятилетие увеличилось количество сообщений о китайско-арабском сотрудничестве в сфере производства ракет и лазерного оружия ПВО, кибербезопасности, разведки и борьбы с терроризмом и даже совместной деятельности в области ядерного топливного цикла». Вся эта деятельность, полагают эксперты, «требует большего внимания со стороны Израиля».

Таким образом, «арабские государства признают, что Соединенные Штаты остаются незаменимыми в сфере военной безопасности, однако они надеются, что их отношения с Китаем помогут их развитию и стабильности, а также дадут им рычаги воздействия на США». Подчеркивается, что «отношения Китая со странами Ближнего Востока, выходящие далеко за рамки энергетического сектора или являющиеся побочным продуктом их отношений с США, все более становятся стратегическими и важными сами по себе». При этом эксперты не сомневаются в том, что «Соединенные Штаты являются важной частью этой истории, высокопоставленные американские чиновники продолжат настаивать на том, что их страна «никуда не денется». Однако визит Си демонстрирует, что то же самое относится и к Китаю»[iv].

[i] Си Цзиньпин провел встречу с королем Саудовской Аравии // RG.ru. 09.12,2022. https://rg.ru/2022/12/09/si-czinpin-provel-vstrechu-s-korolem-saudovskoj-aravii.html

[ii] Saudi Arabia gathers China’s Xi with Arab leaders in ‘new era’ of ties // Israel Hayom. 09.12.2022. https://www.israelhayom.com/2022/12/09/saudi-arabia-gathers-chinas-xi-with-arab-leaders-in-new-era-of-ties/

[iii] Оценки в Израиле создания регионального оборонного альянса против иранских БПЛА и ракет. Часть 2 / ИБВ. 30.06.2022. http://www.iimes.ru/?p=87431

[iv] Xi of Arabia: Enjoying the Favor of the King / INSS. 18.12.2022. https://www.inss.org.il/publication/xi-saudi-arabia/

62.62MB | MySQL:101 | 0,533sec