К вопросу о дате всеобщих выборов в Турции в 2023 г.

 До 18 июня 2023 г. в Турции должны пройти всеобщие выборы. До них осталось меньше 6 месяцев. При этом периодически возникают слухи о досрочных выборах. Ранее мы уже анализировали различные их сценарии. Статья доступна на сайте Института Ближнего Востока: http://www.iimes.ru/?p=92154. Однако нужно ответить на вопрос: как будут развиваться события?

По закону выборы назначаются за 60 дней до даты голосования в ближайшее воскресенье. Если выборы пройдут 18 июня 2023 г., то примерно 19 апреля 2023 г. официально начнется этот процесс. То же самое правило действует и при досрочных выборах. По этой причине в январе и феврале автоматически выборы уже невозможны. Для их проведения в марте необходимо, чтобы решение было принято в январе. Для майского сценария реализация инициативы должна начаться в марте.

С учетом этого фактора мы видим три разные логики избирательной кампании. Первая – «выборы-набег» (baskın seçim), которые предполагают неожиданное принятие решения по дате выборов в январе и их проведение в марте. Это может быть эффективно использовано в условиях противоречий между лидерами двух главных оппозиционных партий, так как весь процесс должен протекать очень быстро и оперативно, вызывая эффект молнии. Однако, как показывает ситуация, они к этому совершенно не готовы. В то же самое время есть ощущение, что партии проэрдогановского блока сами не готовы к высокой интенсивности кампании. Это имеет как субъективные, так и объективные атрибуты. Первое связано с тем, что у Народной коалиции пока нет уверенности в успешности таких шагов. Они стремились создать запас прочности и сформировать комфортные для себя условия. Ситуация для Партии справедливости и развития (AKP) улучшилась, но эти изменения пока происходят в рамках сценария оппозиции. А правящей партии необходимо изменить сам сценарий, а этого пока не происходит. Суммарный рейтинг Народной коалиции в 40% пока что не является достаточным. Однако объективно для досрочных выборов необходима поддержка оппозиционных фракций, так как количества депутатов проэрдогановских партий не хватает для прохождения этого решения через парламент.

Вторая логика – размеренность. По ней выборы должны пройти в мае. Причем в этом смысле наиболее удобной датой кажется 14 мая. Если выборы состоятся 7 мая, то их необходимо объявить в преддверие праздника 8 марта. При проведении выборов 21 мая их объявление попадает на начало священного месяца Рамадан и поста. Тоже самое касается и варианта с 28 мая. Предугадать, насколько Рамадан (примерные даты 23 марта-21 апреля) и Ураза-байрам (примерные даты 21-23 апреля) являются табуированным для проведения электоральных мероприятий временем, сложно. К примеру: решение 6 мая об отмене итогов выборов мэра Стамбула попало на первый день Священного поста. Но по этой причине полностью из расчетов исключен апрель, потому что сами выборы и последняя неделя агитации (она особо цениться среди политтехнологов) попадают на пост. Однако все майские мы считаем благоприятными для Эрдогана.

Можно задаться вопросом: в чем смысл сдвигать выборы всего лишь на 1-1,5 месяца вперед? Обычно досрочные выборы проводятся минимум за 1-1,5 года до них. Однако вся база выборов 2023 г. основана на необычных посылках. В этом плане кейс 2023 г. удобно сравнивать с 2018 г. Те выборы прошли на 16 месяцев раньше: 24 июня 2018 г. вместо 3 ноября 2019 г. Официально кандидатура Эрдогана была объявлена за 52 дня до выборов, Индже – за 51. В этом случае Эрдоган говорил о своем кандидатстве за год до выборов. Общественность требует от оппозиции определения кандидата на фоне слухов о досрочных выборах. По сути, эти шаги указывают на то, что от явных преимуществ от неожиданности почти ничего не осталось. Стороны явно готовятся к любому исходу, поэтому подготовка началась очень рано. Но несмотря на это, этот вариант до сих пор обсуждается. Официально это объясняется тем, что второй тур президентских выборов (2 июля) попадает на Курбан-байрам. Однако мы неоднократно отмечали, что досрочные выборы нужны AKP для снижения возможности оспаривания кандидатуры Эрдогана. Но, с другой стороны, ей были необходимы гарантии того, что этот шаг принесет успех. Поэтому досрочные выборы в таких условиях воспринимаются как «нормальные» даже в условиях сдвига. Иными словами, делается попытка того, чтобы решение было формальным и не повлияло на их содержание. Это связано с тем, что при высоком уровне антиэлитизма классическая логика досрочных выборов является, скорее, проигрышной для Эрдогана. Поэтому он пытается убить двух зайцев: и сдвинуть их вперед, и сохранить контроль над их ходом. Но при этом мы не отвергаем и вариант с логикой проведения выборов 18 июня, так как есть большая вероятность того, что оппозиция не поддержит это решение.

Мы отметим, что досрочные выборы являются вероятным сценарием. Существуют признаки ранней подготовки к ним. Однако активация вопроса кандидатства без опубликования точной даты выборов создает особый случай. Для Турции, где нет практики проведения праймериз (предварительных выборов), – это очень ранний срок. Также партии как минимум за 8 месяцев до выборов провели презентацию экономических программ. Это указывает на учет возможности проведения неожиданных выборов. Однако в контексте сложностей с рейтингом проэрдогановских партий они делают попытки нормализовать досрочные выборы. То есть лишить их возможности влияния на содержание, оставив только формальный фактор сдвига даты. Поэтому, казалось бы, нелепый вариант с маем 2023 г. может стать рабочим, так как он позволяет Эрдогану решать тактические задачи. Для него сейчас невыгоден слишком резкий сдвиг даты, так как проэрдогановский блок нацелен на обеспечение перегрева ожиданий общества относительно возможностей оппозиции. Поэтому этот вариант является компромиссным. По этой причине вариант с мартом мы считаем не таким привлекательным из-за высокой интенсивности кампании. Напротив, вариант с 18 июня также является рабочим. Единственный его недостаток связан с риском появления споров о кандидатстве Эрдогана. Также минусом может быть возможная дата второго тура, проведение которого является вероятным. Поэтому подчеркиваем, что нынешняя политическая логика указывает на проведение выборов в мае или июне.

62.36MB | MySQL:101 | 0,772sec