О перспективах работы МИД Израиля под руководством партии Ликуд

На фоне коалиционных переговоров довольно долго сохранялась неопределенность относительно того, кто именно займет весьма влиятельную и привилегированную позицию министра иностранных дел Израиля. Сам вернувшийся к власти Б.Нетаньяху в серии пост-выборных интервью довольно подробно очертил контуры внешней политики государства в ближайшую каденцию, что свидетельствует о его планах сохранить за собой значительную часть полномочий в международной сфере. Судя по всему, по этим причинам он выбирал кандидата на должность главы МИД из своего окружения. В результате, можно говорить о том, что внешнеполитическим ведомством в ближайшей перспективе будет руководить не столько конкретный политик, сколько глава правительства и его партия.

В числе номинантов на пост значились И.Кац, уже исполнявший указанные обязанности в 2019 – 2020 гг. и имеющий солидный опыт управления другими ведомствами в кабинетах Б.Нетаньяху и А.Шарона. А.Охана, также успевший поработать министром в прошлых составах правительства Израиля, но по другому профилю. Наконец, третьим претендентом оказался экс-советник Б.Нетаньяху и бывший посол Израиля в США Р.Дермер. Несмотря на принадлежность к близкому окружению председателя «Ликуд» каждый претендентов имел свои особенности, как с точки зрения подходов к внешней политике, так и взаимоотношений с Б.Нетаньяху.

К примеру, И.Кац, как известно, является давним членом Ликуда и представителем ядра партии. На определенном этапе он даже делал заявку на то, чтобы сместить Б.Нетаньяху с поста председателя, результатом чего стало понижение рейтинга в предвыборном списке по итогам последних праймериз. Вместе с тем, он относительно успешно показал себя на региональном треке, в том числе продвигая проекты, способствующие сближению Израиля с умеренными соседями, а вот на европейском направлении И.Кац несколько раз весьма ярко проявил несдержанность и недальновидность.  К примеру, он спровоцировал дипломатический скандал с Варшавой своим заявлением по вопросу польского коллаборационизма.

А.Охана на фоне внутрипартийной борьбы за лидерство, наоборот, показал себя лоялистом, отметив, что будет готов бороться за руководство Ликуда только тогда, когда политическую карьеру завершит действующий председатель. Также его кандидатура выглядела бы перспективной, принимая во внимание то, что он – выходец из семьи восточных евреев. Как следствие, высокая позиция в правительстве позволяла бы показать равенство между различными группами населения в государстве, а с другой, — продвинуть проблему еврейских беженцев из арабских стран на международной арене. Но вот опыта в международных делах у А.Оханы явно недостаточно.

Наконец, выбор Р.Дермера мог бы означать акцент на выстраивании диалога между Иерусалимом и Вашингтоном, в котором Б.Нетаньяху явно потребуется поддержка. Несмотря на то, что в бытность главой дипмиссии Израиля в Соединенных Штатах дипломат имел весьма напряженные отношения с тогдашней администрацией Б.Обамы, по данным израильских журналистов со ссылкой на источники в Белом доме, именно его кандидатура в целом приветствовалась. Вопреки прошлым разногласиям, в США сочли Р.Дермера подходящим политиком для того, чтобы вести диалог с Израилем, особенно на фоне опасений относительно правого уклона нового кабмина ближневосточной страны в целом.

Не сумев определиться с выбором, или руководствуясь необходимостью существенной смены приоритетов в рамках каденции, Б.Нетаньяху стал склоняться к варианту ротации Р.Дермера и И.Каца на посту министров иностранных дел. При этом обозреватели отмечали, что первый был более предпочтителен для председателя Ликуда, но должен был стать вторым в очереди, вероятно, не без политического давления. Последнее стало нарастать на завершающем этапе коалиционных переговоров, когда ликудники всерьез начали опасаться остаться без министерских портфелей. В последний момент довольно неожиданно окончательный  выбор пал на другого ликудника – Э.Коэна, прежде вообще не фигурировавшего в перечне претендентов. В прошлом он уже входил в правительства Израиля в качестве министра разведки и министра  экономики, но до 2019 г. избирался в Кнессет от партии Кулану. Возможность ротации при этом была сохранена и И.Кац теоретически все же сможет вернуться в МИД по прошествии двух лет.

О дипломатии Э.Коэна на текущем этапе сделано крайне мало предположений. Сообщается лишь, что он также принимал довольно активное участие в процессе нормализации отношений Израиля с умеренными региональными режимами. В результате, можно сделать вывод, что продолжение «Соглашений Авраама» должно стать одним из приоритетов внешней политики Б.Нетаньяху в ближайшей перспективе. А вот вопрос с забастовочными санкциями сотрудников МИД Я.Лапидом, судя по всему, полностью урегулирован не был, а потому рискует обостриться вновь, в том числе на этапе перехода к бюджетному планированию. Данный компонент работы способен стать испытанием для Э.Коэна, особенно принимая во внимание, что портфель министра финансов не находится в ведение Ликуда. Как известно, данный пост получил Б.Смотрич из партии «Религиозный сионизм», к которому федерация профсоюзов уже выдвинула требование о повышении зарплат в государственном секторе, как минимум на 13 %.

В целом, выбирая кандидата на пост главы внешнеполитического ведомства, Б.Нетаньяху руководствовался несколькими группами причин.

Во-первых, премьер-министр явно стремится оставить за собой ключевые функции по представительству страны на международной арене, а потому сделал ставку на менее узнаваемую и опытную в этих делах фигуру, которая способна исполнять поручения, но не будет оспаривать авторитет и заслуги. Вместе с тем, глава правительства, как кажется, не исключает внутриполитических проблем, которые потребуют от него продолжительного нахождения в стране, как следствие, оставить за собой этот портфель ему показалось менее целесообразным.

Во-вторых, учитывая опасения раскола в Ликуде, которые стали расти еще на фоне предвыборной кампании и оспаривания лидерства Б.Нетаньяху в партии, политик был вынужден пойти на уступки, отказавшись от предпочтительного для себя кандидата, которого, однако, сумел сохранить в кабмине, но в другом качестве. Это свидетельствует о двух тенденциях. С одной стороны, весьма вероятно продолжение размывания и дублирования полномочий между смежными правительственными структурами. В частности, предполагается, что Р.Дермер вне МИД возьмет на себя американское и частично иранское досье. С другой стороны, судьба И.Каца и, к примеру, еще одного давнего и влиятельного члена Ликуда Д.Амсалема показывает, что Б.Нетаньяху постепенно пытается делать ставку на поддержку более молодого поколения своей партии.             

52.28MB | MySQL:103 | 0,477sec