Об обострении политической и экономической ситуации в Тунисе после выборов в декабре 2022 года

Три видных политических  противников президента Туниса Кайса Саида заявили 2 января, что они находятся под следствием, всего через несколько дней после того, как тунисский лидер объявил о продлении чрезвычайного положения в стране и предупредил о репрессиях против тех, кто напал на «символы государства». Оппоненты Саида, бывшие министры Неджиб Шебби и Аячи Хаммами, а также политик Реда Бельхадж, заявили, что получили уведомления от прокуратуры о том, что в отношении них ведется расследование по обвинениям, включающим нападение на общественную безопасность и оскорбление президента. Продление чрезвычайного положения К.Саидом — второе, которое он ввел в прошлом году. В феврале он продлил его до конца 2022 года. Чрезвычайное положение в стране было объявлено 24 ноября 2015 года после нападения в столице Туниса, в результате которого погибли 12 президентских охранников. Ответственность за нападение взяла на себя группировка «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России). В том же году боевики ИГ напали на музей Бардо в столице и прибрежный курорт в Сусе, в результате чего погибли 59 туристов и сотрудник полиции. С момента введения чрезвычайного положения в североафриканской стране произошли многочисленные нападения, в том числе теракт смертника в Тунисе в 2020 году, в результате которого погиб один полицейский и еще пятеро получили ранения. Хотя эта мера была принята для улучшения ситуации с безопасностью сразу после нападения, правозащитные организации выразили обеспокоенность тем, что продолжающееся чрезвычайное положение используется для подавления политических оппонентов и активистов. В опубликованном в феврале 2022 г. отчете правозащитной организации Human Rights Watch говорится, что «введение исключительных мер в рамках чрезвычайного положения» включало сокрытие тайных задержаний. В 2021 году К.Саид фактически узурпировал власть в результате того, что его оппоненты назвали конституционным переворотом, оставив сторонникам демократии в стране мало вариантов. В реальности же действия Саида в первую очередь продемонстрировали насколько приемлем в принципе для стран Ближнего Востока  и Северной Африки институт западной демократии.  В июле 2021 года К.Саид приостановил работу парламента Туниса и отодвинул политические партии на второй план в результате захвата власти. В 2022 году он провел конституционный референдум, который закрепил его единоличное правление. В прошлом месяце в Тунисе состоялись парламентские выборы, которые правозащитные организации и политические оппоненты Саида широко назвали фиктивными. Всего 11%  избирателей, имеющих право голоса, проголосовали на выборах, отмеченных повсеместной апатией и в которых политическим партиям было запрещено участвовать. Рекордно низкая явка вызвала вопросы о  легитимности власти Саида в прицнципе. Крупнейшая оппозиционная организация  Туниса, Фронт спасения, призвала к протестам и сидячим забастовкам после голосования, заявив, что низкая явка указывает на то, что Саид потерял легитимность и должен уйти в отставку. Неджиб Шебби, один из лиц, находящихся под следствием, является лидером Фронта спасения. Он назвал расследование «политически мотивированным» и «фарсом». Когда Саид пришел к власти, он представлял себя аутсайдером, который может преодолеть коррупцию, политический тупик и бесхозяйственность, которые постигли Тунис после «арабской весны» 2011 года. Экономический кризис в Тунисе, однако, усугубился. Страна страдает от высокой инфляции и нехватки основных товаров, от топлива до растительного масла, кризис усугубляется военной операцией России на на Украине. Борясь с долгами, составляющими более 100% валового внутреннего продукта, Тунис был вынужден обратиться к Международному валютному фонду и в настоящее время ведет переговоры с кредитором последней инстанции о выделении помощи в размере 2 млд долларов. Подчеркивая растущее экономическое разочарование Туниса, 2 января движение метро и автобусов в столице Туниса остановилось после того, как сотрудники государственной транспортной компании Transtu провели забастовку из-за задержек с выплатой заработной платы и бонусов. Сотрудники государственной транспортной компании Transtu вышли на улицу, и сотни людей поддержали демонстрацию у кабинета премьер-министра, откликнувшись на призыв транспортной секции влиятельной федерации профсоюзов UGTT. Забастовка прекратила оказание большинства транспортных услуг в столице, где проживает почти 3 млн человек. Профсоюз, насчитывающий миллион членов, одобрил очередную забастовку работников воздушного, наземного и морского транспорта, которая состоится 25 и 26 января в знак протеста против того, что UGTT назвал «маргинализацией государственных компаний правительством». Министерство транспорта обвинило забастовку, заявив, что «стихийная забастовка парализовала транспорт по всему Тунису … нарушая функционирование государственных служб и интересы граждан». В реальности же все эти забастовки и  политические репрессии – это борьба Сада с традиционной элитой Туниса за очень непопулярные, но необходимые меры по оздоровлению экономики.  В рамках своей помощи МВФ призвал к осуществлению ряда политически чувствительных мер, включая постепенную отмену субсидий на основные товары и реструктуризацию государственных компаний. К ним относятся Transtu, а также монополии на воду, электроэнергию и зерновые. UGTT, который до недавнего времени избегал прямой критики К.Саида, стал более активным в своей оппозиции. После выборов в прошлом месяце профсоюз заявил: «Мы больше не принимаем нынешний путь из-за его двусмысленности и индивидуального правления, а также неприятных сюрпризов, которые он скрывает для судьбы страны и демократии».

52.21MB | MySQL:103 | 0,530sec