Об экономических перспективах Афганистана в 2023 году

Спустя практически полтора года после смены власти Афганистан продолжает ощущать последствия вывода с территории сил международной коалиции в августе 2021 года. Населением страны особенно чувствуется последовавший за сменой режима экономический спад. Хотя афганская экономика больше не находится в состоянии свободного падения, последствия кризиса по-прежнему сказываются на простых гражданах. На сегодняшний день более половины населения страны остро нуждается в вещах первой необходимости. Согласно данным Управления ООН по координации гуманитарных вопросов (UNOCHA), на сегодняшний день с голодом сталкиваются 20 миллионов человек, 6 миллионов из которых находятся в чрезвычайно бедственном положении. По данным Международной организации по миграции (МОМ) ООН, на момент сентября 2022 года приблизительно 24,4 миллиона человек (59% населения Афганистана) зависели от международной помощи в повседневной жизни. Тем не менее, по данным Всемирного банка, в стране наблюдается некоторое улучшение в области спроса на рабочую силу. Одним из важных инструментов борьбы с экономическими кризисами и преобразования экономики является национальный бюджет. Однако правительство талибов, по всей видимости, не использует этот инструмент должным образом. Утвердив в марте 2022 года бюджет на первый полный год, талибы приступили к его освоению, не раскрывая подробностей. Примечательно также, что два важных сектора – здравоохранение и образование – частично финансировались ООН. Общий объем национального бюджета составил 231 млрд афгани (2,65 млрд долларов) при дефиците бюджета в 40 млрд афгани. Не было предоставлено подробностей о том, каковы приоритеты государственного сектора или каким образом ресурсы будут распределяться между различными секторами. Отсутствие прозрачности не только увеличило риск нецелевого использования ресурсов, но также воспрепятствовало их эффективному и результативному расходованию. По данным Всемирного банка, к ноябрю 2022 года инфляция в Афганистане составила 11 %. Прозрачность и подотчетность являются двумя основными столпами, которые могут помочь в создании стабильной системы управления государственными финансами страны. Оба они отсутствуют в системе правления талибов. Высшее контрольно-ревизионное управление, отвечающее за проверку финансовой отчетности, бездействовало более года. До сих пор не определены функции некоторых подразделений Национальной корпорации развития. Судя по отчетам Всемирного банка и Министерства финансов Афганистана, сбор доходов, похоже, стабилизировался, однако общая налоговая система в стране до сих пор не упорядочена. После перерыва в несколько лет афганский добывающий сектор, похоже, все еще имеет потенциал, однако, учитывая его крайнюю нестабильность, контракты и условия реализации проектов в сфере развития должны быть четко определены. После заморозки валютных резервов Афганистана в сентябре 2022 года Министерство финансов США создало Афганский фонд и перевело в него 3,5 млрд долларов из афганских резервов, замороженных за границей. Этот фонд выполняет функции по поддержанию макроэкономической стабильности в стране. По информации Специального генерального инспектора по восстановлению Афганистана (SIGAR), ожидается, что в фонд будет добавлено еще 2 млрд долларов из афганских валютных резервов банков в ОАЭ и Европе. Краткосрочной целью фонда является продолжение выплаты долларов для поддержания денежно-кредитной и макроэкономической стабильности, а также для оплаты критически важных статей импорта, включая электроэнергию и задолженность Афганистана перед международными финансовыми организациями. Долгосрочная цель фонда состоит в том, чтобы полностью передать эти резервы тому, кому они принадлежат – Центральному банку Афганистана. Однако правительство  движения «Талибан» (запрещено в РФ), похоже, несерьезно относится к восстановлению экономики Афганистана. Не было объявлено ни о какой политике или стратегии, которые могли бы дать представление об экономическом развитии страны в 2023 году и далее. Деятельность частного сектора подрывается отсутствием доверия и ограничениями на снятие наличных, что приводит к снижению инвестиционного спроса. Отсутствие четкой стратегии экономического развития также свидетельствует о том, что власть талибов не всегда заинтересована в содействии экономическому росту. В сфере здравоохранения и образования не утверждены и не реализуются никакие проекты развития, хотя эти секторы являются основой экономики, предотвращают утечки и выступают в качестве сфер, которые способствуют подготовке необходимых государству специалистов. Примечательно, что руководство министерства образования сменилось дважды с момента прихода к власти талибов. По данным Всемирного банка, «ограниченные образовательные возможности для девочек и препятствия на пути к завершению 12-летнего образования обходятся в сумму от 15 до 30 трлн долларов в виде потерянной производительности и доходов в течение всей жизни». По оценкам ЮНИСЕФ, запрет талибов на получение девочками среднего образования обошелся афганской экономике в более 500 млн долларов всего за 12 месяцев. Теперь, когда женщинам запрещено ходить в школу и выполнять практически все виды работы, экономические издержки будут слишком высоки для страны, которая уже исчерпала свой потенциал. Иными словами, если талибы хотят добиться устойчивого экономического роста, они должны вернуть на рынок труда всех представителей афганского общества и поощрять их полноценное участие в экономике страны.

52.1MB | MySQL:103 | 0,440sec