Оценки американских экспертов состояния террористической угрозы в Африке в 2023 году

К началу 2023 года угроза со стороны таких террористических группировок как ИГ и «Аль-Каида» (обе запрещены в России) не только сохраняется, но и усиливается. Эти организации представляют растущую угрозу на большей части африканского континента. Там, где давление на террористические группировки отсутствует или проявляется незначительно, они процветают. Так, вывод войск США и частичное свертывание Миссии Африканского союза в Сомали привели к тому, что сейчас спецподразделения правительственных сил пытаются сдержать подчиняющуюся «Аль-Каиде» экстремистскую группировку «Аль-Шабаб». В Мали, где Франция свернула контртеррористическую операцию после военного переворота, террористы, связанные с «Аль-Каидой», укрепили влияние и все больше заявляют о своих правах на населенные районы. В Мозамбике отсутствие серьезных контртеррористических мер превратило ответвление ИГ в Центральной Африке в не менее серьезную угрозу – северные провинции страны стали неподконтрольны правительству. В марте 2021 года исламистские боевики оккупировали город Пальма – стратегический центр, в районе которого несколько международных компаний занимались разработкой месторождений природного газа.

Количество террористических атак со стороны джихадистов уменьшилось в Европе и Северной Америке, но эксперты из США считают, что это временная тенденция, поскольку насилие было искусственно подавлено ограничениями передвижения, встреч, сборов средств во время COVID-19. В то же время американские аналитики уверены, что риск радикализации и вербовки в интернете во время карантина наоборот увеличился. Африка в данный момент является регионом, наиболее пострадавшим от терроризма, поскольку «Аль-Каида» и группировки, связанные с ИГ, наносят ему более высокие потери, чем где-либо еще, а экстремистские ячейки угрожают большей части африканского континента.

Американские эксперты выделяют Сомали как страну, подверженную наибольшему риску, так как она охвачена масштабными беспорядками и получает меньше международной помощи, чем раньше. Эксперты предупреждают, что «Аш-Шабаб» теоретически способна захватить власть в стране. Об угрозе, которую эта террористическая группировка представляет в перспективе, говорится в недавнем обвинении, выдвинутом властями США в отношении предполагаемого кенийского боевика, который под руководством высокопоставленных лидеров «Аш-Шабаб» прошел курсы пилотов на Филиппинах в рамках подготовки к угону коммерческого самолета с целью врезаться в здание на территории США. «Аш-Шабаб» является одной из нескольких террористических организаций, которые активизируют использование беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), тем самым угрожая авиасообщению в регионе, который, к тому же, катастрофически зависит от гуманитарной поддержки с воздуха.

В 2020-2022 гг. значительная часть Западной Африки и зоны Сахеля была охвачена волнами насилия. Президент Нигерии М.Бухари признал, что страна все еще борется с массовой угрозой терроризма, несмотря на поражения, нанесенные группировке «Боко харам» (запрещена в России), чей лидер А.Шекау предположительно погиб во время нападения боевиков западно-африканского ответвления ИГ в мае 2021 года. Американские наблюдатели считают, что, поскольку «Боко харам» значительно ослаблена, ИГ может усилить свои позиции в районе озера Чад. Тем временем связанные с «Аль-Каидой» группировки в зоне Сахеля предпринимают согласованные меры, продвигаясь по направлению к атлантическому побережью – Сенегалу, Кот-д’Ивуару, Бенину, Гане и Того. Эти страны с точки зрения американских аналитиков входят в число подверженных значительному риску.

Таким образом, спустя два десятилетия после событий 11 сентября террористическая угроза, исходящая от «Аль-Каиды» и ИГ в адрес Запада снизилась. Однако в целом, опасность, исходящая от международных джихадистских группировок, увеличилась, главным образом из-за того, что они укоренились в недостаточно управляемых районах. В случае если международное сообщество пожелает направить внимание и средства на прекращение экстремистского насилия в Африке, это обернется положительными последствиями при условии, что для разрешения различных конфликтов на континенте будет разрабатываться индивидуальный подход. К примеру, прекращение или сдерживание подрывной деятельности со стороны мятежников с помощью реформы системы управления, а не только военных операций, может помешать ИГ укрепиться в Африке и способствовать установлению устойчивого мира на континенте.

События последних пяти лет свидетельствуют о том, что международный терроризм представляет долговременный фактор, оказывающий существенное влияние на развитие как глобальной, так и региональной обстановки. Он также определяет динамику развития геополитических процессов, в которые вовлечены все мировые державы. Продолжающийся политический кризис в Ливии создал дополнительную почву для распространения террористической угрозы не только на территории самого этого государства, но и в соседних странах Северной Африки. Раскол центральной власти, острый экономический кризис, стремление племенных воинских формирований получить доступ к природным ресурсам (главным образом нефти) в совокупности привели к активизации в Ливии различных экстремистских группировок, которые представляют непосредственную угрозу странам Магриба.

В первую очередь это касается Туниса, имеющего около 500 км общей сухопутной границы с Ливией. Отметим, что Тунис являлся одним из главных поставщиков боевиков на Ближний Восток. Росту экстремизма на территории Туниса способствует сложная социально-экономическая обстановка в наименее развитых юго-восточных районах страны. Фактическое приостановление трансграничной торговли с Ливией, которая имела жизненно важное значение для местного населения, привело к росту контрабанды и нелегальных перевозок, а также создало условия для заполнения общественного сознания экстремистской идеологией. Другим немаловажным фактором расширения деятельности радикалов в Тунисе, а особенно деятельности ИГ является относительная близость к территории ЕС. Известно, что террористы рассматривают прибрежную зону в качестве удобного плацдарма для осуществления террористических актов на территории Европы.

В Мали уже несколько лет ведется война правительственных сил против радикальных группировок, в частности против «Джамаат Нусрат аль-Ислам вааль-Муслимин» (запрещена в России). Основной причиной конфликта являются глубокие этнические и конфессиональные противоречия. События арабской весны сформировали новое понимание целей у террористических организаций, действующих в стране. Например, созданная в 2015 году экстремистская группировка «Аль-Мурабитун» (запрещена в России), состоящая преимущественно из туарегов и арабов, поддерживает идеи местных сепаратистов по созданию государства Азавад на территориях Мали, Нигера и Буркина-Фасо.

В Сомали, формально переставшем существовать как государство с 1986 года, обостряется обстановка вследствие продолжающегося конфликта между террористической организацией «Аш-Шабаб аль-Муджахедин» и ИГ. Для руководства «халифата» использование территории сомалийского государства в качестве плацдарма на континенте имеет стратегическую значимость, поскольку оно обладает самой длинной береговой линией из всех стран Африки. Возможность выхода в открытое море и контроля основных морских путей служит главным источником дохода экстремистской организации и является основой конфликтов между различными террористическими группировками.

В свою очередь, ИГ при помощи медиа- и финансовых ресурсов удалось создать подконтрольную новую группировку «Исламское государство в Сомали» (запрещено в России) из числа бывших руководителей бандформирований «Аш-Шабаб аль-Муджахедин», что внесло раскол внутри последней и привело к усилению конфликта между террористическими организациями. Джихадисты открыто противопоставляют свою идеологию западным ценностям и традициям. Вместе с тем они активно действуют в тех европейских странах, которые «формировали» военно-политическую обстановку на Ближнем Востоке, а также в странах Северной Африки.

Американские эксперты считают, что с учетом нарастающего наплыва мигрантов из Африки в Европу анализ рассмотренных выше событий указывает на высокую вероятность превращения территории ЕС в один из центров экстремистской активности уже в 2023 году. В связи с этим, считаем уместным сделать некоторые выводы из сложившейся на африканском континенте ситуации:

  1. Дальнейшая эскалация террористической угрозы в постковидную эру будет способствовать внутриполитической дестабилизации европейских стран из-за обострения социальных конфликтов и постоянного воздействия террористических организаций на морально-психологическое состояние граждан. Разгорающийся военный конфликт на территории Украины только усугубит как общее состояние обстановки в Африке, так и ее гуманитарные аспекты.
  2. Другим направлением (кроме африканского) распространения международного терроризма является активизация боевиков в странах Центральной Азии, где в последнее время наблюдается обострение внутриполитических противоречий. События на Ближнем и Среднем Востоке стали стимулирующим фактором для адептов идеи джихада в регионе. Угрозу для безопасности региона предоставляют вернувшиеся на родину экстремисты, которые прошли подготовку в лагерях ИГ и получили боевой опыт в Сирии и Ираке.
  3. Сложившаяся на африканском континенте ситуация создает благоприятную почву для возникновения конфликтов, которые становятся своего рода проводником для расширения масштабов деятельности существующих террористических группировок, а также для создания новых. В регионе отмечаются постоянные конфликты как между правительственными силами и террористическими организациями, так и между самими группировками за контроль над территориями, богатыми углеводородными месторождениями и минеральными ресурсами.
  4. Обстановка в ряде стран мира с точки зрения распространения и активности террористических организаций, использующих агрессивные методы борьбы в достижении своих целей, остается напряженной. Принятие в последние годы различных мер как на государственном, так и на международном уровне позволило несколько повысить эффективность противодействия угрозам подобного характера. Однако главная работа на этом направлении еще впереди.
52.33MB | MySQL:106 | 2,045sec