О применении санкций в палестино-израильском конфликте

В конце минувшей недели кабинет безопасности Израиля в обновленном составе на своем первом заседании одобрил пакет мер в отношении ПНА в ответ на обращение палестинцев в МУС. Согласно официальной информации, размещенной на официальных сайтах правительственных ведомств ближневосточной страны, они получили название «реакция» или «шаги», хотя ряд израильских и зарубежных журналистов счел их «санкциями» в силу их общего соответствия определению таковых. А именно включают в себя способы экономического и персонального воздействия, используемые одним государством для изменения политики другого. Сами представители ПНА стали весьма активно использовать данный термин, как минимум с весны прошлого года, призывая наложить уже международные рестрикции и эмбарго на поставки вооружения в Израиль в ответ на его действия на территориях, которые ПНА рассматривает в качестве «оккупированных». В результате, формируются условия, в которых под давлением актуальной международно-политической обстановки и общего расширения применения Западом санкций, эта форма воздействия получает отражение и на палестино-израильском треке.

Согласно данным израильского внешнеполитического ведомства, пакет «шагов», одобренных на указанном заседании кабинета безопасности Израиля, содержит  такие пункты, как передача 139 млн шекелей из фондов ПНА на выплаты израильским жертвам палестинского террора, замораживание суммы налоговых поступлений, собранных в пользу ПНА, эквивалентной выплатам Рамаллы исполнителям атак и их родственникам, мораторий на палестинское строительство в зоне С, находящейся под израильским военным и гражданским контролем.  Кроме того, правительство Б.Нетаньяху приняло решение отказать высокопоставленным представителям ПНА, участвующим в международной кампании по дискредитации Израиля, а также их родственникам и охране в получении разрешений на свободный проезд через израильские КПП и доступ в аэропорт Бен-Гурион, а также ограничить работу НКО в Иудее и Самарии, занимающихся любой формой враждебной активности в отношении государства.

По понятным причинам, израильские планы спровоцировали критику со стороны палестинских официальных лиц. В частности, генеральный секретарь исполнительного комитета ООП Х.аш-Шейх подчеркнул, что «все меры, объявленные оккупационным правительством, включая конфискацию налоговых поступлений и кражу палестинских денег, не изменят нашу (палестинскую — авт.) позицию, направленную на преследование этого правительства в международных организациях и разоблачение его действий против палестинского народа». Министерство иностранных дел ПНА «осудило и отвергло» решения Иерусалима, помимо того со стороны Рамаллы прозвучали опасения, что израильские шаги усугубят социально-экономический кризис на палестинских территориях. Последнее можно рассматривать как намек на необходимость получения дополнительных средств из-за рубежа.

Примечательно, что в большинстве источников, которые описывают ситуацию с использованием термина «санкции», последствия их введения рассматриваются преимущественно в рамках динамики ближневосточного конфликта. В частности, обозреватели и эксперты, в том числе принимая во внимание внутреннюю нестабильность на палестинских территориях и протестные настроения среди местного населения, ожидают очередной виток эскалации насилия. Развитие событий по такому сценарию весьма реально, поскольку и ПНА и ХАМАС будут стараться использовать общественное недовольство на Западном берегу в интересах антиизраильской агрессии, а потому усилят и подстрекательскую риторику. Вместе с тем, как кажется, существенно более важными выглядят международно-политические последствия, в том числе те, что способны негативно отразиться на самом  Израиле. Так, обращает на себя внимание, что уже упоминавшийся выше Х.аш-Шейх дополнительно призвал международное сообщество «принять меры, чтобы заставить израильское правительство освободить миллиарды шекелей, которые были украдены из палестинских фондов».

Немаловажно и то, что Рамалла пытается взывать к США, тем самым косвенно предоставляя демократической администрации шанс наконец проявить себя «честным брокером» в мирном урегулировании, дистанцировавшись от открыто произраильской политики предшественников-республиканцев. Впрочем, официально Дж.Байден и круг вовлеченных в ближневосточные дела официальных лиц от комментариев воздержались. Представитель Госдепа Н.Прайс, в свою очередь, сообщил, что Вашингтон «глубоко разочарован» попытками Рамаллы привлечь израильские власти к ответственности в МУС, поскольку это «непродуктивно и только еще больше уведет стороны от цели согласованного решения».

В целом с риторикой США можно согласиться в том, что практика односторонних действий, к которым, безусловно, принадлежат попытки ПНА оказать на Израиль давление через международные институты, создает препятствия для мирного урегулирования. Однако есть здесь еще одно важное обстоятельство, заключающееся в том, что в силу американской стратегии санкционного давления на Россию правозащитники призывают сделать аналогичные шаги в адрес Израиля. Так, с прошлого года подобную позицию высказывает Human Rights Watch. Введение правительством Израиля под руководством Б.Нетаньяху мер, по сути своей являющихся санкциями, при этом затрагивающих в том числе НКО, способно лишь усугубить ситуацию в зоне конфликта, а точнее ее международно-правовую составляющую, а именно побудить палестинцев к еще более активному позиционированию себя в международных организациях с целью привлечения Израиля к ответственности и наложения на него ограничений.

62.26MB | MySQL:101 | 0,543sec