Об отношении в США к восстановлению отношений между ОАЭ и Сирией

В своем твите от 6 января 2023 года американский  сенатор Джим Риш предупредил Объединенные Арабские Эмираты о дальнейшем взаимодействии с правительством Сирии  — всего через день после того, как министр иностранных дел ОАЭ Абдалла бен Заид совершил свой второй визит в Дамаск, чтобы встретиться с президентом САР Башаром Асадом. Высокопоставленный дипломат ОАЭ встретился с президентом Башаром Асадом 11 января  в Дамаске, что стало последним по времени признаком потепления отношений Дамаска с Абу-Даби. Обе стороны обсудили активизацию экономических связей. ОАЭ также подтвердили свою поддержку политического решения сирийского кризиса, которое восстановит суверенитет Сирии над всей ее территорией, сообщает государственное информационное агентство ОАЭ WAM. Министр иностранных дел ОАЭ шейх Абдалла бен Заид впервые посетил Сирию в ноябре 2021 года, проложив путь к исторической поездке Б.Асада в ОАЭ в марте 2022 года, его первой поездке в арабскую страну с начала войны в Сирии более  десять лет назад. Все большее число стран региона начали признавать Асада победителем в войне и предприняли шаги к примирению. Король Иордании Абдалла II провел телефонный разговор с Асадом в октябре 2021 года, а Алжир выразил поддержку воссоединению Сирии с Лигой арабских государств.

В этой связи аналитики из кафедры оборонных исследований Королевского колледжа Лондона указывают, что в соответствии  с Законом о гражданской защите Сирии Caesar (Санкции Caesar) в распоряжении Вашингтона есть один из самых мощных инструментов, позволяющих держать партнеров и союзников в узде, когда дело доходит до нормализации отношений с Дамаском. То есть, Соединенные Штаты по-прежнему имеют значительные рычаги воздействия на арабских партнеров — если они захотят их использовать. Для Абу-Даби Сирия является активом для создания сетей. Они пытаются использовать отношения с Дамаском в качестве разменной монеты, чтобы укрепить свое положение в качестве региональной средней державы. В этом контексте важно подчеркнуть, что Асад — это всего лишь инструмент, который используют ОАЭ, чтобы позиционировать себя в качестве ведущего арабского посредника в постреволюционной Сирии. Сетецентричное государственное управление государства Персидского залива опирается на создание и развитие сложных и тайных сетей во всех областях, которые прямо или косвенно связаны с аппаратом принятия стратегических решений в Абу-Даби — сетей, которые делают ОАЭ ключевым узлом регионального влияния. Сирия таким образом предоставила монархии Персидского залива интересную возможность, поскольку ситуация начала меняться в пользу подвергнутого глобальному остракизму правительства Асада. В то время как другие государства Персидского залива, такие как Саудовская Аравия и Катар, были на переднем крае вооружения повстанцев, сражающихся против Дамаска, Абу-Даби воспользовался стратегическим вакуумом, чтобы протянуть руку поддержки Дамаску на фоне усиления в Сирии позиций эмиратского регионального конкурента Ирана. Более того, в Абу-Даби нашли идеологического союзника в лице Асада, который, как и правитель ОАЭ, президент Мухаммед бен Заид Аль Нахайян (MБЗ), воюет в том числе против политического ислама. Поэтому неудивительно, что в 2018 году ОАЭ решили вновь открыть свое посольство в Дамаске. Очень быстро были возобновлены эмиратские сети, особенно в финансовой и торговой сферах. В течение многих лет ключевые доверенные лица Дамаска поддерживали тесные отношения с ОАЭ в качестве убежища для своих незаконных денежных средств, многие из которых появились на Инвестиционном форуме ОАЭ-Сирия, организованном Абу-Даби в январе 2019 года. И двусторонняя торговля начала расти, поскольку сирийские бизнесмены и компании смогли использовать положение Дубая в качестве финансового центра для доступа к мировым рынкам (от себя отметим и родная сестра Б.Асада Бушра, которая постоянно живет в ОАЭ и играет в этой банковской деятельности не последнюю роль – авт.). Некоторые из этих компаний даже были назначены Министерством финансов США за попытку уклониться от санкций, например, базирующаяся в ОАЭ компания ASM International Trading Самера Фоза, что не мешает ему активно участвовать в гуманитарных операциях и строительстве.  На стратегическом уровне Абу-Даби также перезагрузил свои связи в области безопасности с Дамаском, предоставив сирийским офицерам разведки учебные курсы в ОАЭ. Некоторые источники утверждают, что МБЗ предложил Асаду 3 млрд  долларов в 2020 году, чтобы связать Турцию в военной конфронтации в Сирии — план, который был сорван Россией. Все это открытое стратегическое взаимодействие между Абу-Даби и Дамаском закончилось, когда администрация Д.Трампа ввела санкции Caesar в июне 2020 года, послав ОАЭ соответствующий сигнал. Но ОАЭ перенесли свое участие в Сирии в «серую зону», используя гуманитарные исключения режима санкций. Красный Полумесяц ОАЭ открыл полевые госпитали в Алеппо и районе Дамаска. Они активно использовали «коронавирусную» дипломатию  для обеспечения Сирии вакцинами и поддержки в борьбе с пандемией в 2021 году — меры, принятые в районах, на которые санкции не повлияли, но которые позволили Абу-Даби купить кредит доверия в Дамаске. С тех пор взаимодействие ОАЭ с правительством Б.Асада было скорее повествованием, чем действием. Разговоры о том, что ОАЭ станут «самым видным торговым партнером Сирии в мире», призваны сформировать на международном уровне представление о Абу-Даби как о «воротах в Дамаск». Фотосессия Асада в Абу-Даби в марте 2022 года служила той же цели: опять же, ОАЭ, похоже, держат ключи к возобновлению взаимодействия с Дамаском. Но пока это только «серая зона» в основном для продвижения внешнеполитических устремлений Абу-Даби. Пока серьезные инвестиции маловероятны. Даже объявление о строительстве консорциумом эмиратских компаний  солнечной электростанции мощностью 300 мегаватт на юге Сирии останется проектом на чертежной доске до тех пор, пока будут действовать санкции США. И это показательный пример. Это демонстрирует, что Вашингтон по-прежнему обладает значительным влиянием на сирийском направлении, особенно в том, что касается союзников и партнеров. Потенциал доллара как санкционного оружия позволяет США определять пределы любого участия Асада — даже для часто неофициальных, подпольных сетей ОАЭ. Министерство финансов США снова и снова принимало меры против юридических и физических лиц, подозреваемых в нарушении санкций в Сирии, некоторые из которых связаны с ОАЭ. Также нет сомнений в том, что Вашингтон принял бы меры против Абу-Даби, если бы это было нарушением. Однако проблема для Соединенных Штатов заключается в отсутствии четко определенной политики в отношении Сирии. Некоторые институты США признают растущий диссонанс между политикой США против Асада и реальностью на местах, которая указывает на прочность режима. Отказ от санкций администрации Дж.Байдена по поставке энергоносителей из Иордании через Сирию в Ливан, позволяющий Дамаску получать десятки миллионов долларов дохода, говорит о том, что Вашингтон смягчает свою позицию в отношении Асада и ищет стратегию выхода из Сирии. Следовательно, изменение курса США в отношении Сирии может быть лишь вопросом времени — и в этот момент сети ОАЭ будут готовы реализовать, поставив тем самым Абу-Даби в центр постконфликтного восстановления.

52.13MB | MySQL:103 | 0,876sec