Окончательное урегулирование сирийского конфликта в контексте интересов различных региональных игроков. Часть 1

Последний месяц принес надежды на урегулирование сирийского конфликта, связанное с нормализацией турецко-сирийских отношений и восстановлением территориальной целостности САР. Об этом свидетельствуют встречи министров обороны Сирии, России и Турции в конце 2022 года и информация о возможных переговорах в ближайшем будущем между министрами иностранных дел Турции и Сирии при посредничестве России. Не исключается и саммит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с президентом САР Башаром Асадом. Урегулирование турецко-сирийского конфликта, несомненно, сыграло бы благотворную роль для стабильности не только в этой многострадальной арабской стране, но и во всем регионе Ближнего Востока. Оно поставило бы окончательную точку в гражданской войне в Сирии, способствовало восстановлению сирийского суверенитета над провинцией Идлиб и Заевфратьем. Турция остается последним спонсором «арабской весны», занимающим непримиримую позицию по отношению к правительству Башара Асада. После восстановления турецко-сирийских отношений Саудовская Аравия и другие аравийские монархии, скорее всего, также восстановят отношения с Сирией в полном объеме и даже примут участие в реконструкции разрушенной сирийской экономики. Однако на пути окончательного урегулирования сирийского конфликта существуют и свои препятствия. Прежде всего, различны интересы игроков, задействованных в этом процессе, и объективное снижение российского потенциала в Сирии на фоне специальной военной операции на Украине.

28 декабря 2022 года в Москве прошли переговоры министра обороны Турции Хулуси Аккара, руководителя турецкой разведки МIТ Хакана Фидана, министра обороны Российской Федерации Сергея Шойгу, министра обороны Сирии Али Махмуда Аббаса и секретаря Совета безопасности САР генерала Али Мамлюка, курирующего сирийские спецслужбы. Речь шла о нормализации обстановки на северо-востоке САР и турецко-сирийских отношений. В последнее время турецкая сторона не раз заявляла о намерении провести на северо-востоке Сирии военную операцию «Коготь-меч» по образцу прошлых военных компаний «Оливковая ветвь» и «Щит Евфрата» для окончательного решения курдского вопроса на северо-востоке САР. Намерением Москвы как посредника при нормализации сирийско-турецких отношений является не допустить проведение данной спецоперации. Вместо этого планируется возвратить стороны к Аданскому соглашению 1998 года о сотрудничестве в сфере безопасности. Путем совместного военно-политического давления Дамаска, Москвы и Анкары предполагается принудить сирийских курдов к миру и отказу от американской поддержки. При этом нормализация отношений с Дамаском соответствует долгосрочным интересам турецкого президента Реджепа Тайипа  Эрдогана и возглавляемой им Партии справедливости и развития (ПСР). В свете предстоящих в этом году выборов турецким политикам важно предъявить населению не только ликвидацию курдской проблемы в сопредельном государстве, но и начать возвращение на родину сирийских беженцев. В настоящее время в Турецкой Республике проживают 3,5 млн беженцев из Сирии. По информации турецких журналистов, речь может идти на начальном этапе о репатриации миллиона перемещенных лиц.

Дополнительную интригу придает то обстоятельство, что в качестве места проведения встречи Асада и Эрдогана всё чаще называют Объединенные Арабские Эмираты. Дополнительным признаком, указывающим на это, некоторые аналитики сочли визит министра иностранных дел ОАЭ Абдаллы бен Заида в Дамаск, состоявшийся  5 января с. г. Кстати, Дамаск в начале 2023 года стал местом дипломатического паломничества. После мининдел ОАЭ столицу Сирии посетили его  оманский коллега Бадр аль-Бусаиди и иранский коллега Хосейн Амир-Абдоллахиан. Главный редактор газеты «Рай аль-йаум» Абдельбари Атван выдвинул версию о том, что ОАЭ наряду с Россией и Китаем выступают сейчас одним из инициаторов сирийского урегулирования. Интересно, что ОАЭ всё чаще выступает на дипломатическом фронте  в связке с Китаем. Так, Атван писал о готовящемся ОАЭ и КНР проекте резолюции СБ ООН, осуждающей нынешнее израильское правительство за инциденты вокруг мечети Аль-Акса. Впрочем, руководство ОАЭ ведет на направлении арабо-израильского урегулирования сложную игру. Это государство установило дипотношения  с Израилем в рамках «Соглашений Авраама» и хочет выступать посредником между Иерусалимом и арабскими столицами, находящимися с ним в конфронтации. По информации ливанского журналиста Камаля Халафа, Абдалла бен Заид посетил Дамаск для того, чтобы побудить правительство вернуть на родину останки израильского разведчика Эли Коэна, казненного в Сирии.

Руководство ОАЭ с 2018 года проявляет повышенный интерес к сирийскому вопросу и отношениям с Дамаском.

Во-первых, оно использует сирийскую карту для того, чтобы усилить свою позицию как одной из центральных государств на Ближнем Востоке. Американский эксперт Андреас Криг пишет по этому поводу: «Внешняя политика этого заливного государства является сетецентричной. Она построена на выстраивании и развитии комплекса тайных сетей во всех сферах, призванного сделать эту монархию ключевым узлом принятия политических решений на Ближнем Востоке».

Во-вторых, установление хороших отношений с Сирией Абу-Даби использует для того, чтобы снизить в регионе Леванта политическое влияние своего противника – Ирана. Президент ОАЭ Мухаммед бен Заид Аль Нахайян (МБЗ) нашел в Башаре Асаде идеологического союзника в своей борьбе против радикального исламизма.

После официального восстановления отношений в 2018 году между ОАЭ и САР развивается экономическое сотрудничество. Абу-Даби и Дубай превратились в тихие гавани для отмывания сирийских денег. Интересно, что в конце 2022 года сирийский опальный олигарх Рами Махлюф написал в своем «Твиттере» о том, что «страдания сирийского народа от экономических санкций безмерны, но надо потерпеть ещё немного и скоро наступит существенное экономическое улучшение». Может быть, они имел в виду приток инвестиций из ОАЭ? В январе 2019 года в Абу-Даби прошел Инвестиционный форум Сирия-ОАЭ. Ключевой фигурой на Форуме был сирийский бизнесмен Мухаммед Хамшо, известный как «кошелёк» брата президента Махера Асада. Компания Хамшо помогала Дамаску обходить санкции и была одним из спонсоров режима. Многие сирийские компании используют Дубай как финансовый хаб для обхода американских санкций. Например, компания Самира Фоза ASM International Trading, занесенная в «черный список» Казначейства США. В феврале-марте 2020 года появилась информация о том, что руководство ОАЭ предлагало правительству САР 3 млрд долларов за начало военной операции в провинции Идлиб против турок ( в то время отношения Турции и ОАЭ находились на грани конфронтации). Открытых столкновений между турецкими и сирийскими военными удалось тогда избежать благодаря посредничеству России.

Пока экономические обещания ОАЭ Дамаску не воплотились в конкретные формы. ОАЭ не стали «наиболее важным глобальным партнером Сирии». Даже широко разрекламированный проект электростанции на солнечной энергии на 300 мегаватт на юге Сирии все еще остается проектом. Наиболее важным препятствием остаются «калечащие» американские санкции против САР. Правительство ОАЭ выжидает, когда американцы начнут их снимать или сами санкции станут неактуальны. Андреас Криг отмечает отсутствие в американском истеблишменте внятно определенной политики по Сирии. Даже многие американские дипломаты отмечают диссонанс между яростной антиасадовской политикой США и реальностью на земле, свидетельствующей о том, что Башар Асад остается на ближайшие годы президентом страны. Смягчение администрацией Дж.Байдена санкций в сентябре 2021 года при рассмотрении вопроса о поставках электроэнергии из Иордании в Ливан через сирийскую территорию свидетельствует о том, что США нуждаются в выходе из сирийского тупика. ОАЭ, которые «играют в долгую» будут ждать этого выхода, чтобы стать ведущим инвестором в САР.

62.59MB | MySQL:101 | 0,611sec