Обзор ситуации в Афганистане в 2022 году

Переход Афганистана от состояния государства, пострадавшего от конфликта, к государству, которое сталкивается с проблемами постконфликтного управления, несколько застопорился. После прихода к власти в августе 2021 года движения «Талибан» (запрещено в РФ), в стране по-прежнему происходят регулярные теракты, нацеленные не только против сторонников предыдущего правительства, но организованных такими группировками, как «ИГ-Хорасан» (запрещена в РФ), преимущественно против талибов и хазарейского шиитского сообщества. Само правительство Исламского Эмирата при этом разделяется на сторонников жесткой и умеренной линии. Несмотря на обязательства, прописанные в мирном соглашении между США и талибами от 2020 г., движение не разорвало связи с террористической организацией «Аль-Каида» (запрещена в РФ). Притязания талибов на господство в Афганистане постоянно оспариваются вооруженной оппозицией. Все эти факторы препятствуют попыткам движения обрести легитимность и признание международного сообщества, а также создать в стране архитектуру управления, обеспечивающую безопасность Афганистана.

Разногласия внутри движения «Талибан»

Возглавляемое талибами исламистское движение было разделено на сторонников умеренной и жесткой линии задолго до того, как оно пришло к власти. С тех пор этот раскол не только расширился, но и углубился. Жесткая фракция, возглавляемая главарями «Сети Хаккани» (запрещена в РФ), продолжает удерживать позиции. Сираджаддин, Анас и Халил уль-Рахман Хаккани тормозят попытки умеренной фракции во главе с заместителем премьер-министра муллой Абдулом Гани Барадаром, сделать Исламский Эмират более приемлемым для международного сообщества. Влияние жесткой фракции поддерживается главой «Талибана» Хайбатуллой Ахундзаде и его ближайшим окружением. Умеренная фракция время от времени высказывает свои расходящиеся взгляды, но это оказывает незначительное влияние на политические решения Исламского Эмирата. Сохраняются также разногласия по поводу того, кто заслуживает поощрения за «победу» талибов и другие результаты их политики; эти вопросы стоят настолько остро, что время от времени между сторонниками обеих линий вспыхивают открытые конфликты. Например, изменения в формировании кабинета министров привели к столкновениям между сторонниками Халила Хаккани и муллы Барадара во время встречи в президентском дворце в Кабуле в сентябре 2021 г., в результате чего последний был ранен. Исламский Эмират старался скрыть внутренние разногласия от внимания средств массовой информации, однако противоречивые политические заявления, частый отзыв решений и неспособность правительства воздерживаться от насилия против лиц, связанных с предыдущим режимом свидетельствуют о том, что среди талибов нет единого мнения по многим вопросам.

Нарушения прав человека

Исламский Эмират реализовал двуединую стратегию, которая по-прежнему приводит к грубым нарушениям прав человека в Афганистане. Во-первых, правительство внедрило самопровозглашенную систему управления, основанную на законах шариата и в большинстве случаев противоречащую принципам демократии и свободы, о которых заявляло предыдущее прозападное правительство. Эта политика больше всего затронула этно-религиозные меньшинства, женщин и девочек, а также государственных служащих, должностных лиц и сотрудников расформированных Афганских национальных сил обороны и безопасности (ANDSF), а также тех, кто поддерживал силы международной коалиции. После прихода к власти талибы выслеживали бывших сотрудников ANDSF и правительственных чиновников и подвергали их преследованию. Хотя руководство движения объявило о программе всеобщей амнистии для таких граждан, она была реализована выборочно. Сообщалось, что те, кто откликнулся на призыв об амнистии, подвергся внесудебной казни сразу после выхода на свободу. Женщины и девочки были лишены права на образование и работу в соответствии с законами шариата. Образовательные учреждения были закрыты, ненадолго вновь открыты, а затем их работа была снова приостановлена талибами, которые оправдывали свои действия отсутствием отдельных помещений для мальчиков и девочек. За исключением таких профессий, как медсестры и муниципальные работники, женщинам запрещено заниматься какой-либо работой. Протесты по этому поводу жестоко подавлялись. В результате был наложен запрет на выход женщин из дома без сопровождения мужчин. Во-вторых, Исламский Эмират отчаянно пытается избежать какой-либо негативной огласки, способной повлиять на его международное положение и, следовательно, на перспективы его признания отдельными странами. После того, как талибы пришли к власти, в отношении сотрудников СМИ был издан указ, запрещающий им сообщать что-либо негативное о новом режиме и требующий получать одобрение своих сообщений перед публикацией. Цензура распространилась не только на журналистов, но и на социальные сети. Чтобы оправдать многочисленные задержания и даже физическое насилие со стороны талибов против нескольких представителей СМИ был выдвинут широкий спектр обвинений в «пропаганде западной культуры», «оскорблении Корана» и «пропаганде оппозиции».

Вооруженная оппозиция

Движение «Талибан» (запрещено в РФ) использовало сотни боевиков для подавления вооруженного сопротивления, начавшегося в Панджшерской долине после событий августа 2021 года. Руководство группировки, называющей себя Фронтом национального сопротивления (ФНС), бежало в соседние страны. Однако с тех пор ФНС под руководством Ахмада Масуда, сына легендарного полевого командира Ахмада Шаха Масуда, смог рассредоточиться по нескольким северным провинциям Афганистана и продолжать организовывать нападения на силы талибов. Существуют два противоречивых мнения об успехах ФНС. Руководство организации часто обращается к социальным сетям, чтобы заявить о своей победе в небольших сражениях. «Талибан» отрицает подобную информацию, заявляя о ФНС как маргинальной и разрозненной группе боевиков, никаким образом не влияющей на ситуацию.

Однако то, что ФНС все чаще бросает вызов попыткам талибов доминировать в стране, очевидно из принятого в августе 2022 года решения о назначении Абдула Каюма Закира, отвечающего за усилия по противодействию Фронту, старшим военачальником «Талибана» в долинах Андараб и Панджшер. Этнические разногласия внутри движения талибов, в котором доминируют пуштуны, также препятствуют его усилиям по борьбе с ФНС. Сообщалось, что местные силы таджикских талибов больше не желают воевать против него в Панджшере, где ФНС отвоевывает территорию. Местный командир таджикских талибов дезертировал и присоединился к ФНС в мае 2022 года, в то время как таджикские подразделения талибов из Бадахшана отказались продолжать боевые действия против ФНС в Панджшере в июле того же года.

Успех ФНС и распространение антиталибских настроений привели к рождению как минимум 22 групп сопротивления, в том числе возглавляемого Ясином Зия «Фронта свободы Афганистана», который продолжает вести разрозненные боевые действия, захватывать и удерживать территории почти в десятке провинций на севере Афганистана. Тем не менее, задача для этих групп состоит в том, чтобы установить единство и, представив себя в качестве сплоченной оппозиции талибам, получить международную поддержку, которой в данный момент нет.

Оперативное превосходство «ИГ-Хорасан»

После того, как движение «Талибан» захватило власть в Афганистане, террористическая организация «ИГ-Хорасан» (запрещена в РФ) стала самой жестким вооруженным формированием на территории страны. «ИГ-Хорасан» быстро набирает силу в некоторых частях страны, в том числе в северных провинциях Балх, Кундуз, Тахар и Мазари-Шариф, где ранее группировка была менее активна. Среди ее целей были главари и сторонники талибов, а также меньшинства хазарейских общин. В отчете, опубликованном в начале сентября 2022 г., правозащитная организация Хьюман райтс вотч перечислила 13 вооруженных нападений «ИГ-Хорасан» на хазарейские мечети и школы по всему Афганистану, в результате которых с августа 2021 г. погибло более 700 человек.

Также стоит напомнить, что террорист-смертник «ИГ-Хорасан» совершил самоподрыв возле посольства России в Кабуле 5 сентября 2022 года, убив двух сотрудников дипмиссии и не менее шестерых мирных афганцев.  Организация утверждает, что больше не является террористическим формированием, ищущим случайные цели для поднятия общественного резонанса. Теперь, по словам руководства, «ИГ-Хорасан» способно идентифицировать конкретные сложные цели и выполнять против них точные атаки.

Цель группировки заключалась в том, чтобы заявить о себе как о единственной выжившей антизападной террористической организации и активно вербовать сторонников движения «Талибан». Вместе с тем «ИГ-Хорасан» подчеркивает свой многонациональный статус, рассчитывая на вербовку боевиков, принадлежащих к разным этническим группам. Недавние пропагандистские материалы «ИГ-Хорасан» указывали на то, что в терактах и самоподрывах террористов-смертников участвуют уйгурские, белуджские, таджикские и узбекские боевики. В марте 2022 года в результате взрыва террориста-смертника в шиитской мечети в  пакистанском Пешаваре погибло более 60 человек. В апреле и мае 2022 г. «ИГ-Хорасан» заявила о ракетных обстрелах Узбекистана и Таджикистана из Афганистана. Хотя обе страны отрицают, что ракеты достигли их территории, Совет Безопасности ООН опасается, что «риск подобных атак сохраняется».

Убежище для региональных террористических организаций

Главарь террористической организации «Аль-Каида» (запрещена в РФ) Айман аз-Завахири был ликвидирован в результате удара американского беспилотника в Кабуле 2 августа 2022 года. Сообщалось, что дом в районе Шерпур, где проживал аз-Завахири, был захвачен талибами в августе 2021 года. Убийство лидера группировки вызвало вопросы о будущем «Аль-Каиды» в афгано-пакистанском регионе, перспективах ее отношений с талибами и последствий этого инцидента для глобального террористического ландшафта, в котором доминирует ослабленное, но все еще мощное «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ). Даже через несколько месяцев после убийства аз-Завахири «Аль-Каида» до сих пор не назначила нового руководителя, что, возможно, указывает на кризис преемственности. Некоторые эксперты по борьбе с терроризмом назвали Саифа аль-Аделя и Абд аль-Рахмана аль-Магреби потенциальными преемниками аз-Завахири. Независимо от того, кто займет его пост, «Аль-Каиде», активно действующей через региональные подразделения в Африке, будет сложно сохранить плацдарм в афгано-пакистанском регионе. Убийство аз-Завахири, ставшее результатом продолжающейся борьбы США с международным терроризмом, может вынудить «Аль-Каиду» и дальше находиться в спящем состоянии, даже если ценой  этого станет ее функциональное вымирание в регионе.

Ликвидация аз-Завахири в очередной раз указала на несоблюдение талибами условий подписанных с США Дохийских соглашений, согласно которым движение не позволяет международным террористическим группировкам использовать афганскую территорию против США и их союзников. После ликвидации аз-Завахири талибы предсказуемо заявили о том, что не знали о его присутствии в Кабуле, а также выразили протест против нарушения суверенитета Исламского Эмирата со стороны США.

В отчетах ООН по-прежнему подчеркивается, что связи между «Аль-Каидой» и «Талибаном» фактически остались нетронутыми. Хотя группировка может и не вести оперативную деятельность в Афганистане, ее присутствие в условиях безопасности, якобы обеспечиваемой талибами, обязательно вдохновит ее другие подразделения на активизацию. Вместе с тем талибы проводят рациональную политику в отношении группировок, которые ранее были частью их сети. Например, они готовы ограничить деятельность таких организаций, как «Исламское движение Восточного Туркестана» (ИДВТ), чтобы снизить напряжение в отношениях с Китаем. Также талибы способствовали переговорам между «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП, запрещено в РФ) и пакистанским правительством. Вместе с тем движение остается двойственным в отношении группировок, ориентированных на Кашмир, таких как «Лашкар-е-Тайба» (LeT, запрещена в РФ) и «Джаиш-е-Мохаммад» (JeM). Присутствие на территории Афганистана «Аль-Каиды» талибы, скорее всего, используют для того, чтобы получить рычаги влияния в переговорах с США и международным сообществом. Таким образом, спустя полтора года после прихода к власти движения «Талибан» Афганистан остается рассадником многочисленных террористических формирований, преследующих цели регионального и глобального масштаба.

Меры, принимаемые в отношении исходящей из Афганистана экстремистской угрозы, можно разделить на несколько видов: контртеррористическая политика движения «Талибан» (запрещено в РФ), меры со стороны США и международного сообщества, а также региональных держав. Исламский Эмират считает, что главные вызовы его доминированию в Афганистане исходят с двух сторон: от вооруженной оппозиции в лице Фронта национального сопротивления (ФНС) и террористической организации «ИГ-Хорасан» (запрещена в РФ). Поэтому основная часть его военного потенциала используется против этих двух группировок. Как уже упоминалось ранее, «Талибан» отдал приоритет операциям против ФНС, назначив нового военачальника в северных провинциях Афганистана. При этом отсутствие международной поддержки и единства останутся слабыми сторонами таких оппозиционных групп как ФНС. Следовательно, велика вероятность того, что длительное сопротивление в итоге их сокрушит. Однако в отношении подхода талибов к «ИГ-Хорасан» видны две тенденции. Во-первых, «Талибан» опасается растущего влияния группировки среди разочарованной оппозиции. Например, некоторые ячейки в составе «Исламского движения Восточного Туркестана» (ИДВТ) потенциально могут быть перевербованы «ИГ-Хорасан». Недавние нападения группировки произошли в северных частях страны, включая Балх, Кундуз, Тахар и Мазари-Шариф, где до прихода к власти талибов наблюдалась меньшая активность «ИГ-Хорасан». Следовательно, военные операции «Талибана» против группировки преследуют одну цель: не позволить ей стать настолько крупной, чтобы она представляла угрозу режиму Исламского Эмирата. Миссия ООН по содействию Афганистану (МООНСА) сообщала о внесудебных казнях не менее 50 человек, подозреваемых в связях с «ИГ-Хорасан». Такие жесткие действия помогают талибам продемонстрировать международному сообществу свою приверженность сдерживанию террора. Следовательно, любая неспособность ограничить атаки «ИГ-Хорасан» относится к вопросу о возможностях движения «Талибан» обеспечить безопасность в Афганистане. Несмотря на то, что талибы настаивают на принятии их правительством всех необходимых мер для защиты общины хазарейцев, велика вероятность того, что они позволяют «ИГ-Хорасан» иметь полную свободу действий в отношении этого меньшинства. В начале 2022 года в отчете Комитета по санкциям против движения «Талибан» Совета Безопасности ООН говорилось, что «Талибан» может упускать из виду атаки «ИГ-Хорасан» и извлекать выгоду из действий, которые не были направлены против интересов талибов». Такой подход со стороны Исламского Эмирата выявляет чрезвычайно опасную тенденцию избирательного подхода к борьбе с терроризмом в Афганистане. Уход США из страны также свидетельствует о заметном изменении их подхода к проблеме. Вашингтон по-прежнему привержен сдерживанию террора, который потенциально угрожает его собственным интересам. Таким образом, убийство аз-Завахири в августе 2022 года важно по двум причинам.

Во-первых, оно затрудняет планы «Аль-Каиды» по восстановлению позиций в афгано-пакистанском регионе. Это означает, что «Аль-Каиде» пока придется довольствоваться присутствием своих подразделений в Африке и некоторых частях Азии.

Во-вторых, выполненные США обещания проводить загоризонтные операции после ухода из Афганистана теперь могут сдерживать исламистские группировки от сосредоточения под властью талибов, поскольку Вашингтон пообещал повторить такие удары в будущем. Однако подход США остается проблематичным, поскольку американское правительство не придает особого значения связям талибов с другими региональными террористическими формированиями.

В последние месяцы произошло некоторое сближение во взглядах между странами региона относительно террористической угрозы, исходящей из Афганистана. На это указывали заявления Пакистана, Ирана и Индии в ООН. СМИ также сообщали, что Китай обеспокоен отсутствием у талибов намерения противостоять ИДВТ, по этой причине Пекин приостановил свой план экономических инвестиций в Афганистан. Однако в отсутствие единства целей и согласованного плана действий заявления этих стран имеют лишь символическое значение и едва ли окажут сильное давление на талибов.

 

Перспективы

«ИГ-Хорасан» усиливает позиции на территории Афганистана из-за избирательности талибов в отношении контротеррористической деятельности. Хотя убийство Аймана аз-Завахири является неудачей для «Аль-Каиды», оно не может быть истолковано как смертельный удар для группировки. Кроме того, в 2022 году «Талибан» продолжил предоставлять территорию Афганистана другим региональным террористическим организациям. Вероятнее всего талибы потратят большую часть ресурсов на то, чтобы добиться международного признания и финансирования, а также на уничтожение ФНС, нежели на освобождение страны от террора. Важно понимать, что ни одна из двойных целей «Талибана» не будет достигнута в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Международное сообщество должно осознавать, что ни его политика бойкотирования правительства талибов, ни проведение загоризонтных операций не могут обеспечить решение афганской проблемы. Это возможно только при создании в Афганистане инклюзивного правительства и оказании постоянной международной помощи, в основе которой лежат принципы прозрачности и тотальной подотчетности.

62.26MB | MySQL:101 | 0,477sec