Можно ли заместить российский газ в Европе углеводородами с Ближнего Востока? Часть 1

Военный конфликт на Украине не только изменил геополитическую ситуацию в Европе, но и поставил под вопрос энергетическую безопасность Евросоюза. В результате «калечащих санкций», наложенных на Российскую Федерацию, серьезные увечья претерпела сама европейская экономика. Бездумное следование советам из Вашингтона и предельная идеологизация внешней политики привели к отказу от импорта российских энергоносителей или его существенному сокращению. Проблема обостряется в связи с тем, что в 2020 году Россия обеспечивала 20% европейского импорта урана, 26,9% европейского импорта нефти, 41,9% импорта природного газа.

В результате перед ЕС властно встает императив поиска альтернативных источников импорта углеводородов, прежде всего, природного газа. Необходимо разобраться, сможет ли предоставить такую альтернативу регион Ближнего Востока.

Возможности импорта газа из Восточного Средиземноморья

Основными источниками новых газовых поставок для Европы могут стать: регион Восточного Средиземноморья; Иран; Катар; Алжир. Совокупность нефтяных и газовых месторождений на шельфе Восточного Средиземноморья получила название Левантийского бассейна. В 2010 году Геологическая служба США предварительно оценивала запасы области (известной как Левантийский бассейн), простирающейся от Египта на юге до Турции на севере, в 3,45 трлн куб. м газа и в 1,7 млрд баррелей нефти. Не исключено, что потенциал региона значительно выше – 6,42 трлн куб. м газа и 3,8 млрд баррелей нефти. По экспертным оценкам, восточная часть Средиземного моря содержит примерно 3,5 трлн куб. м газа и около 850 млн баррелей нефти. При этом около 20% этих залежей предположительно находятся на территории Ливана.

Большая часть природного газа Восточного Средиземноморья сосредоточена в территориальных водах Израиля с основными месторождениями «Тамар» и «Левиафан». Идея поставок израильского газа в Европу возникал почти четыре года назад. 20 марта 2019 года Израиль, Кипр и Греция под эгидой Соединенных Штатов подписали соглашение о сотрудничестве в энергетической сфере. Проектируемый газопровод длиной 2200 километров получил название East Med. Он должен был пройти в 170 километрах к югу от Кипра с небольшим ответвлением для поставок газа на остров. Далее трубопровод должен был пересечь остров Крит и материковую Грецию. Конечным пунктом East Med должен был стать итальянский город Отранто. После некоторых колебаний правительство Италии согласилось принять газопровод на своей территории[1]. Однако даже в самом идеальном варианте предельная мощность газопровода составляла 10 млрд. куб. м газа в год. Таким образом, East Med мог бы обеспечить только 2% европейских потребностей в газе и покрыть 5% импорта из России.

На пути реализации данного проекта сразу же возникли значительные политические препятствия. Прежде всего, данному проекту стала самым энергичным образом противодействовать Турция. Это обусловлено двумя факторами.

Во-первых, разработка шельфа предусматривает добычу газа не только с израильских, но и с кипрских месторождений. В то же время Анкара считает кипрские газовые активы собственностью непризнанной Турецкой Республики Северный Кипр (ТРСК).

Во-вторых, с начала 2000-х годов правящая Партия справедливости и развития (ПСР) проводит политику на превращение Турции в нефтяной и газовый хаб Европы и Ближнего Востока. Руководство этой страны буде препятствовать любым попыткам строительства газопроводов в обход Турецкой Республики. В связи с этим турки активно начали проводить бурильные работы около берегов Кипра. 20 июня 2019 года бурильное геологоразведочное судно «Явуз», купленное в октябре 2018 года турецкой государственной нефтяной компанией за 262 млн долларов, было спущено на воду. Глубина бурения судна достигает 3 тысяч метров.

В то же время другое бурильное судно «Фатих», названное в честь завоевателя Константинополя султана Мехмеда Фатиха, уже давно  проявляет активность в западной части острова около блоков 1 и 6, которое правительство Кипра в Никосии, естественно, считает своими. «Явуз» будет изучать шельф южной части острова, близкую к блокам 2, 3 и 9. Как заявили в Министерстве обороны Турции, для обеспечения безопасности работы судна оно было эскортировано фрегатом ВМС.

Другим способом повышения ставок в геополитической игре в Восточном Средиземноморье стала поддержка Турцией Правительства национального согласия (ПНС) в гражданской войне в Ливии. 27 ноября 2019 года в ходе визита в ливийскую столицу министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу и министра обороны Хулуси Акара было подписано межгосударственное соглашение о разграничении морских границ. Оно существенно увеличивало размеры шельфа Турции и Ливии. Прямая морская граница между двумя государствами препятствовала планам строительства Восточносредиземноморского газопровода (East Med) и сокращала права Греции  на разработку природного газа около ряда островов. 30 ноября того же года в ходе визита в Анкару председателя ПНС Фаиза Сараджа было подписано турецко-ливийское соглашение о военном сотрудничестве, согласно которому Турция брала на себя обязательства поставок в Ливию вооружения, направления военных советников, обучения и подготовки ливийских вооруженных сил.

Проведение новой морской границы между Турцией и Ливией исключало возможность строительства израильского газопровода в Европу без их согласия. Наконец, в январе 2022 года американская администрация Джо Байдена отозвала свою поддержку проекту газопровода East Med. Возможно, это было связано с ее «зеленой повесткой», а, возможно, с нежеланием вступать в конфронтацию с Турцией.

Альтернативой данному проекту мог бы стать газопровод из Израиля, проходящий по территории Турции. Обе стороны вели переговоры по данному вопросу с 2007 года. Однако в 2010-2021 годах этому препятствовало резкое ухудшение двусторонних отношений после инцидента с турецким судном «Мави Мармара». Внешняя политика Турции в эти годы становилась все более антиизраильской. Это усугублялось поддержкой Анкарой палестинского движения ХАМАС. Стремление турецкого руководства улучшить отношения с Израилем обозначилось с начала 2022 года и совпало с энергетическими трудностями в Европе. Во время исторического визита в Анкару президента Израиля Ицхака Герцога 10 марта 2022 года было достигнуто соглашение о сотрудничестве в энергетической сфере. Соглашение включает в себя и проект газопровода, предусматривающий поставки израильского газа в Турцию и дальше в Европу. Правда, если турецкая сторона относится к этому договору с небывалым оптимизмом, то оценки израильской стороны более сдержанны. Министр энергетики Израиля Карин Эльхарар отметила: «Нужно сначала доказать экономическую окупаемость и эффективность этого проекта. Израильско-турецкий газопровод вовсе не является решенным делом».

 

[1] https://www.neweurope.eu/article/greece-cyprus-israel-eastmed-gas-pipeline-reaches-washington/

52.2MB | MySQL:103 | 0,641sec