О влиянии жены премьер-министра Израиля Сары Нетаньяху на назначения на государстыенные посты

Практически всю политическую карьеру Биньямина Нетаньяху, особенно с момента его прихода во власть в качестве премьер-министра Израиля , сопровождал шлейф скандалов связанных с именем его жены Сары, а в дальнейшем и младшего сына Яира Нетаньяху.

Сара (Бен-Арци) Нетаньяху, дочь известного израильского педагога Шмуэля Бен-Арци, третья жена  Биньямина Нетаньяху. От этого брака у них двое детей: сыновья Яир и Авнер.

Сара Нетаньяху входит в число самых известных статусных первых леди в мире. Вместе с мужем она совершала деловые визиты в разные страны. При этом Сара  постоянно привлекает внимание к своей персоне благодаря неутихающим скандалам.

О прихотях и самодурстве Сары ходят легенды, в результате чего она неоднократно судилась с персоналом, обслуживающим резиденцию премьер-министра. Против нее было отрыто несколько судебных исков об использовании служебного положения в личных целях, а суды различных инстанций приговаривали ее к различным  штрафам и компенсациям.

Но все это как бы казалось отдельными выходками «эксцентричного» семейства, которые не затрагивали особо интересы государства. Но вот начавшийся недавно судебный процесс вскрыл более чем проблематичные вещи в поведении жены премьер-министра Сары Нетаньяху.

С 1 января в мировом суде Ришон ле-Циона продолжились слушания по иску адвоката Давида Шимрона против ликудника Давида Арци, своего бывшего приятеля. Ответчик Давид Арци рассказал на суде, что в 1996 году своими глазами видел и читал официальное соглашение между супругами Нетаньяху, показанное ему адвокатом семейства Давидом Шимроном. Некоторые условия соглашения, по словам Арци, повергли его в шок.

Все как бы началось в далеком в 1993 году когда Нетаньяху оказался в незавидном положении и заявил в прямом эфире, что его шантажируют из-за предполагаемой секс-записи с женщиной, которая, как считалось, была его помощницей, а не женой. По словам Арци из-за измены Сара выгнала мужа из дому, но потом простила, заставив подписать договор о взаимоотношениях.

Ответчик настаивает, что встречу с Шимроном в кафе Кфар-Сабы помнит во всех деталях, «как будто это было вчера». По словам Арци, Шимрон просил его об услуге — замолвить за него слово перед богатой нанимательницей, решившей его уволить. Именно для того, чтобы доказать свою профессиональную ценность, осведомленность и значимость, Шимрон принес на встречу текст написанного им договора на 15 страницах, подписанного супругами Нетаньяху, и дал Арци прочесть текст от начала до конца.

Арци перечислил часть статей договора («ему запрещено летать с ночевкой одному, она всегда летает с ним, она имеет право брать с собой чемоданы, она выбирает отель, она может возить с собой парикмахера, если его нет в отеле, она присутствует на всех встречах») .

Кстати в подтверждения данного пункта приводиться то факт, что в  2018 году в Оман Биньямин Нетаньяху должен был ехать один, так как тогдашний султан Кабус бен Саид не был женат, и иностранные лидеры по протоколу приезжали без жен. Внезапно Сара Нетаньяху изъявила желание сопровождать мужа в поездке. Советники премьер-министра пытались ей объяснить особенности протокола, но им это не удалось. В конце концов, сам Нетаньяху сказал, что берет ее. Сотрудники «Моссада» вынуждены были посетить Оман и объяснить, что израильский премьер находится «в чувствительной ситуации из-за особого темперамента» своей жены. Возможно, дело было не только в темпераменте.

Арци рассказал суду, что Нетаньяху не имеет кредитной карты по условиям того самого соглашения с Сарой, — ему запрещено ей пользоваться, Сара выдает ему «карманные деньги» наличными. И как показали свидетели никто никогда не видел, чтобы Биньямин Нетаньяху расплачивался кредитной картой, а его политические соперники не раз высмеивали его за «неумение» самостоятельно оплачивать свои покупки и пользоваться средствами безналичного платежа, что косвенно подтверждает «условия» договора.

Косвенный подтверждением договора в пункте «права распоряжаться деньгами» может и служить поведение Нетаньяху после того как он всеми силами пытается отсрочить выполнения решения БАГАЦа об «оплате расходов».

Возможно, такое поведение членов семьи Нетаньяху имеет какие-то скрытые причины и премьер-министр действительно не может свободно распоряжаться своими денежными средствами из-за «ограничений» наложенных супругой , которая выдает мужу наличность только «на карманные расходы».

Однако все это можно было охарактеризовать как женской ревностью или скупердяйством, но как заявил в суде Давида Арци, что условия «не выездного» без жены Нетаньяху его очень удивили, а последнее просто «заставило подскочить» — там говорилось, что Сара утверждает назначения глав всех служб безопасности, начальника Генштаба ЦАХАЛа, глав «Моссад» и ШАБАК, а если это условие будет нарушено — все семейное имущество Нетаньяху отходит ей, а дочь Нетаньяху от первого брака не имеет доли в наследстве.

Эта тема назначений возникла еще до предпоследних выборов более года назад и тогда Нетаньяху заявил, что «никто не может победить его на выборах», поэтому «атакуют через супругу». Он опроверг и показания Арнона Мильчена о том, что директор «Моссада» Йоси Коэн получил должность по его, Мильчена, ходатайству перед супругами Нетаньяху. «Не было такого», — заявил премьер-министр.

Сегодня в суде Шимрон утверждает, что Арци нагло лжет. Арци настаивает, что говорит чистую правду и доказал это, пройдя проверку на полиграфе. Не имея документальных доказательств встречи, состоявшейся четверть века назад, ответчик пытается доказать суду существование того самого соглашения между супругами Нетаньяху — и ряд приглашенных Арци свидетелей подтвердили, что Сара действительно участвует в высших кадровых назначениях.

В числе прочих показания в пользу ответчика дал на суде Авигдор Либерман. Он подтвердил, что Сара «однозначно вмешивалась в назначения» и что он слышал слухи о существовании договора, но сам их подтвердить не может.  В то же время Либерман отметил, что супруга премьера звонила ему напрямую и требовала увольнения тех или иных должностных лиц. В частности речь шла о секретарше, которую Сара хотела убрать во время праймериз в Ликуде, а также работнице канцелярии, когда Либерман был гендиректором канцелярии премьер-министра.

«Она была очень сильно причастна к назначениям. Иногда напрямую, иногда косвенно. Выражаясь предельно вежливо, Нетаньяху очень прислушивался к ней. Если он кричал по телефону, это означало, что рядом с ним стояла Сара. Когда я встречался с ним лично, то сразу становилось ясно, этот вопрос не имел особенного значения».

Либерман описал конфликт вокруг назначения Авива Кохави начальником Генштаба ЦАХАЛа, когда был министром обороны. По его словам, Нетаньяху возражал против назначения Кохави из-за давления жены. Когда Либерман сообщил, что хочет назначить Кохави, Нетаньяху был недоволен, и, судя по крикам Сары, которые были слышны по телефону, причина была в ней, а не в премьер-министре. Она держала трубку и слушала весь разговор. Потом, когда Либерман и Нетаньяху встретились, они спокойно утвердили кандидатуру Кохави.

Журналист «Хадашот 13» Равив Друкер сообщил, что при назначении Йоси Коэна на пост главы «Моссада» тот обязался хранить лояльность обоим супругам Нетаньяху — об этом рассказал на допросах в полиции Арнон Мильчен, рекомендовавший Йоси Коэна супругам Нетаньяху по его просьбе.

Депутат от НДИ Эли Авидар заявил, что не сомневается в правдивости рассказа Давида Арци, так как сам в 1990-е годы проходил «собеседование» у Сары Нетаньяху. Авидар написал в Твиттере, что Нетаньяху рассматривал его назначение на пост гендиректора канцелярии после отставки Либермана, пригласил на собеседование, но вскоре вышел и оставил наедине со своей супругой. Сара продолжала задавать вопросы, и когда Авидар, по его словам, понял, что назначение будет зависеть от ее голоса, он распрощался и ушел.

В суде выступил в качестве свидетеля защиты генерал запаса Гай Цур, который был кандидатом на пост военного секретаря премьер-министра в 2012 году. Он рассказал, что после нескольких интервью с премьер-министром его снова вызвали в резиденцию на ул.Бальфур, и на этот раз с ним разговаривали Биньямин Нетаньяху и его супруга. Очень скоро Сара шепнула что-то мужу и тот вышел, сославшись на срочные дела. После этого Сара Нетаньяху допрашивала кандидата в течение 45 минут обо всем на свете. «Я почувствовал, что меня не взяли из-за ответа на вопрос Сары о размежевании [с сектором Газы]», — свидетельствовал Цур. Наконец, самое поразительное: когда Нетаньяху вернулся, он сразу сказал, что ему достаточно проведенного интервью, и Гай Цур может идти. Это свидетельствует о том, что его вызывали ради интервью с Сарой, и это она принимала решение — его кандидатура не прошла.

Бывшая глава МВД Аелет Шакед также дала показания о роли, которую играла Сара Нетаньяху в ее назначении на пост главы канцелярии Нетаньяху в 2006 году, когда тот был главой оппозиции. Она сказала судьям, что в интервью наравне с Нетаньяху участвовала его супруга, и было ясно, что он принимает во внимание ее мнение. «Я везде говорю, что они все решают вместе, все вопросы. Он доверяет ей больше, чем кому-то другому, и я знаю, что он советуется с ней по всем вопросам, в том числе политическим». На вопрос о степени вовлеченности Сары Нетаньяху в работу канцелярии, Шакед ответила, что его супруга «получала график работы в канцелярии».

Моше Яалон также дал показания о времени, когда занимал пост министра обороны в кабинете Нетаньяху. Он подтвердил, что Сара оказывала давление на Нетаньяху с тем, чтобы у нее был голос в решении государственных вопросов, и премьер-министр старался показать ей, что дает ей эту возможность. Сара часто была на линии и слушала разговоры.

Это произошло и при назначении нового директора «Моссада». После окончания каденции Тамира Пардо была предложена кандидатура Н., и Нетаньяху его утвердил. Но через некоторое время назначили Йоси Коэна, хотя премьер-министра он тогда устраивал меньше чем Н. Как рассказал Моше Яалону, во время решающей беседы по телефону с Нетаньяху он понял, что их разговор с другой трубки слушает Сара Нетаньяху.

Хотя вполне возможно, что Сара Нетаньяху, как в принципе и любая женщина и очень ревнива и не готова расстаться с семейными деньгами и «справедливо» давит на мужа. Однако вопросы назначения самых серьезных должностных лиц государства вряд ли, даже чисто теоретически, явно не могут входить в круг интересов членов семьи премьер-министра Биньямина Нетаньяху. Но на сколько это верно покажет время, хотя явно просматривается вариант: «нет дыма без огня» . Хотя «дыма» в последнее время очень много.

Так выступивший 22 января государственный свидетель на процессе Нетаньяху Нир Хефец давая показания на другом суде, по иску адвоката Давида Шимрона против адвоката Давида Арци, утверждающего, что видел секретный договор между супругами Нетаньяху. Хефец подтвердил показания предыдущих свидетелей и сообщил суду, что Нетаньяху не назначал на посты людей без санкции своей супруги Сары.

Хефец засвидетельствовал, что Сара и Яир Нетаньяху принимали активное участие в дискуссиях по кандидатуре преемника Гилада Эрдана на посту министра связи и настаивали, что портфель должен взять себе сам Биньямин Нетаньяху — «ни у кого другого нет достаточно силы, чтобы противостоять давлению СМИ». Сам Хефец, по его словам, тоже был назначен советником по связям с общественностью после собеседований с участием Сары.

По словам бывшего советника премьер-министра, подбор кадров для ближайшего окружения Нетаньяху сам передал жене, полагаясь на ее «интуицию» в выборе надежных людей. При этом, по словам Хефеца, Сара оперативно реагировала на малейшие симптомы «неблагонадежности» — она подняла скандал, когда один из политических советников Нетаньяху сделал репост публикации Нафтали Беннета (тогда еще верного политического союзника Нетаньяху), и этого советника «больше не видели в штабе».

«Биньямин не назначает людей, неприемлемых для Сары», — подытожил свидетель. В принципе вопрос лояльности всегда волнует всех правителей. Но возникает вопрос насколько лояльность семье соответствует лояльности государству и всегда ли «приемлемые» для Сары кандидаты приемлемы для страны и самое главное на сколько они будут заботиться об интересах страны, а не интересах семьи Нетаньяху?

23 января премьер-министр Биньямин Нетаньяху и его супруга Сара дали показания по иску о клевете, поданном адвокатом и родственником Нетаньяху Давидом Шимроном. Нетаньяху и его жена выступают в роли свидетелей защиты, отрицающей существование соглашения между ними. Как и ожидалось, Сара Нетаньяху отрицала все факты своего влияния на назначения.

Она заявила, что показания Авигдора Либермана о ее попытках добиться избрания начальником Генштаба Эяля Замира лишены оснований. «Кто с ним разговаривал? Откуда он может знать о моих предпочтениях? С Кохави я не была знакома. Замира знала по совместным полетам, так что это имело значение… Но факт, что был назначен Кохави. Разговоры между мной и моим мужем насчет того, нравится мне кто-то или нет, это частное дело между мужем и женой», — сказала Сара.

Она отрицала также факт знакомства с Гаем Цуром, которого интервьюировали в резиденции премьер-министра перед назначением на должность военного секретаря главы правительства.  Жена премьера отрицала и показания Моше Яалона, который сообщил, ссылаясь на Айзенкота, что Сара провела собеседования с четырьмя кандидатами на должность военного секретаря. Она отрицает и показания о ее влиянии на график работы премьер-министра. «Мне никогда не сообщали о встречах главы правительства, и я никогда не пыталась отменить какие-то встречи».

Вполне возможно , что шум о влиянии жены на решения мужа лишь отзвуки «войны» против премьер-министра со стороны оппозиции, желающей его отстранения от власти любым путем. С другой стороны, анализ последний праймериз в Ликуде, подбор министров из собственной партии со стороны премьер-министра, попытки увольнения, как водителей канцелярии, так и назначенных «переходным» правительством чиновников в министерствах  подтверждает лишь тезис о том, что назначения людей осуществляется лишь по принципу безграничной личной преданности Биньямину Нетаньяху. И вполне возможно, что этот отбор помогает ему делать его жена Сара, желающая лишь продолжения его власти  на «веки вечные»!

62.4MB | MySQL:101 | 0,430sec