О новой инициативе Египта по политическому урегулированию в Судане

Последняя по времени инициатива Египта в суданской политике озадачило как местных наблюдателей, так и активистов. Через шестнадцать месяцев после того, как 25 октября 2021 года армия Судана совершила широко осуждаемый государственный переворот, в результате которого от власти был отстранен переходный премьер-министр Абдалла Хамдок, Каир предложил инициативу по достижению «быстрого политического урегулирования». Заявление египетского посла прозвучало после его долгого «молчания» и последовало за решением не быть включенным в дипломатическую коалицию, возглавляемую США, Саудовской Аравией, Великобританией и ОАЭ. Фактически, после свержения бывшего президента Судана Омара аль-Башира 11 апреля 2019 года необъяснимое отсутствие Каира поставило под сомнение приверженность Египта демократическим реформам или даже отстранению суданской армии от участия в политике, что остается широко распространенным требованием подавляющей части суданской общественности. Учитывая исторически тесные связи Судана с Египтом, некоторые западные наблюдатели, считают, что Каир всегда лучше и тоньше понимал суданскую политику, чем любая другая нация. Например, Египет всегда считал преждевременной попытку свергнуть исламское движение в Судане несмотря на явный негативизм нынешних властей АРЕ к политическому исламу. Действительно, Египет хорошо осведомлен об историческом присутствии в Судане  махдизма, с которым  связывают  разгром колониальных британских войск и гибель генерала Гордона в 1885 году.  Попытка приветствовать движение «Силы за свободу и перемены» в качестве новых лидеров Судана была расценена Египтом как недальновидная попытка.  Каир и сейчас не согласен с мнением западных стран о том, что за такой короткий промежуток времени можно было бы искоренить давно установившееся влияние исламского движения. С другой стороны, существует мнение, что Запад специально посоветовал Каиру дистанцироваться от Хартума в попытке реализовать историческую схему, направленную на разъединение двух стран и изоляции Судана от арабского мира. Западные эксперты полагают, что какова бы ни была истина, позиция невмешательства Судана в египетскую чистку «Братьев-мусульман» в 2013 годуЮ она была встречена взаимностью со стороны президента АРЕ А.Ф.ас-Сиси, который избегал какой-либо критики в адрес Судана во время жестоких репрессий суданской армии в течение последних четырех лет. Такова была взаимно скоординированная политика Судана по «закрыванию глаз», поэтому египетские диссиденты не смогли в значительной степени переехать в Хартум, предпочитая переезжать в европейские столицы и Турцию. Более того, в декабре прошлого года Египетская сеть по правам человека (ENHR) заявила, что суданский суд приговорил к пожизненному заключению нескольких египетских диссидентов, которые были задержаны в Судане в течение последних  двух лет. Позже они (около 20 человек) были  депортированы в Каир, что совпало по времени  с прибытием египетской делегации безопасности в Хартум. Приговоры предусматривали депортацию всех обвиняемых в соответствии с египетско-суданским соглашением о безопасности, которое разрешает депортацию осужденных египтян, если того потребует Каир.

Многие местные эксперты рассматривают представление египетской инициативы, представленное послом АРЕ в Судане Хани Салахом, как признание того, что попытки маргинализировать исламское движение не увенчались успехом. «Египетская инициатива исходит из обычной роли Египта, направленной на сохранение суданских интересов, единства и стабильности Судана и содействие всему, что могло бы продвинуть внутризуданский диалог, ведущий к реальному, прочному и всеобъемлющему урегулированию», — заявил Салах. Его заявление также является косвенным неодобрением попыток постоянно отстранять традиционные партии от участия в восстановлении нового Судана. Идея включения, по-видимому, привела к инициативе Каира, которая побудила немощного главу Юнионистско-демократической партии (ЮДП) Мухаммеда Османа аль-Миргани вернуться в Судан в надежде, что их исторический союзник поможет ему  принять участие в переходном и постпереходном периодах. Египетский эксперт по Судану Амани аль-Тавиль, директор африканской программы Центра политических и стратегических исследований Аль-Ахрам, сообщил новостным агентствам, что египетская инициатива направлена на то, чтобы обеспечить ведущую роль разделенных демократов-юнионистов после переходного правительства. Вмешательство Египта также включало визит 2 января главы разведки Египта Аббаса Камеля, пригласившего все стороны встретиться с суданскими заинтересованными сторонами для проведения встречи в Каире, собрав подписавших и не подписавших политическое рамочное соглашение.. Тем не менее, приглашение в Каир было отклонено, в частности, странами, не подписавшими соглашение, которые предпочли, чтобы Египет оказал давление, чтобы побудить все стороны включить подписавшего мирное соглашение в Джубуе, которое будет включено на благоприятных условиях. Учитывая тесные отношения двух лидеров государств, представляется более вероятным, что вмешательство Египта направлено не только на то, чтобы принести пользу политическим партиям в переговорах, но и на удовлетворение интересов двух национальных лидеров. Турецкие наблюдатели подозревают, что Египет хочет проложить таким образом «гладкий путь» для президента Судана генерал-лейтенантаа А.Ф.аль-Бурхана, который продолжит руководить правительством при поддержке Каира. Тем не менее, местные комментаторы говорят, что у Египта мало шансов повлиять на политическую аситуацию в Судане, пока он не пересмотрит свою позицию в споре по поводу региона Халаиб и Шалатин.  Комментатор и экономист, доктор Алсамани Ханун, выступая в еженедельной программе на суданском телевидении, заявил: «Мое послание моему соседу и нашему другу на Севере, вы должны пересмотреть свою стратегию, поэтому вам нужно разработать новую тактику. Есть новые лидеры и новые поколения». По оценке турецких аналитиков, очевидно, что какие бы мотивы ни побудили Египет выдвинуть эту новую инициативу, старые связи были пересмотрены и, в некоторых отношениях, больше не имеют значения. Поэтому ему придется продвигаться вперед с новым набором лидеров и новым набором участников переходного процесса. В этой связи отметим, что нынешнюю  инициативу Каира надо рассматривать прежде всего с точки зрения попыток сохранить за суданскими военными особого положения в политической и экономической структуре страны в постпереходный период за счет создания их союза со «старыми партиями» Судана и рядом повстанческих групп, что категорически отрицается Вашингтоном и Лондоном. Таким образом предпринимается попытка создать некую альтернативную от Запада схему политического урегулирования. Помимо этого, надо учесть, что эта инициатива появилась на фоне попытки регионального соперника Каира в лице Дохи вновь активно играть на суданской площадке. В этой связи отметим, что заявления египетского посла прозвучали как раз тогда, когда катарцы  предложили профинансировать  передислокацию ряда суданских повстанческих групп (прежде всего СОД-Минави и ДСР) из Ливии в Судан.

62.28MB | MySQL:101 | 0,616sec