Французские эксперты об отношениях между КСА и ОАЭ. Часть 1

На сайте Les Cles du Moyen Orient («Ключи к Ближнему Востоку») был опубликован цикл статей Жюстин Клеман под названием «Эволюция саудовско-эмиратских отношений: от зависимости в сфере безопасности к стратегическому партнерству, осложняемому конкурентными экономическими амбициями» (1). По мнению французского эксперта, на начальном этапе, после обретения ОАЭ независимости в 1971 году, отношения между двумя государствами развивались главным образом в сфере безопасности, причем Эр-Рияд играл главную роль, выступая в качестве защитника малых государств Персидского залива. Последние, сотрудничая с Саудовской Аравией  в то же время пытались ограничивать ее гегемонистские устремления. Двухтысячные годы знаменовали новую фазу в развитии саудовско-эмиратского альянса. Постепенный уход США из региона породил новые вызовы, которые оба государства решили решать сообща. Одновременно процессы «арабских революций» привели к координации политики двух монархий в регионе. Они стали проводить единый курс в Египте, Ливии и Сирии. При этом отношения становились все более равноправными, учитывая увеличившиеся экономические, политические и военные возможности ОАЭ. Третий этап связан с приходом к власти в двух государствах новых лидеров: Мухаммеда бен Сальмана и Мухаммеда бен Заида. Эти младоаравийцы стали проводить курс авторитарной модернизации. Они стремятся освободить экономику своих государств от зависимости от углеводородов и диверсифицировать её. Однако в ходе такой диверсификации они становятся естественными конкурентами.

Независимость ОАЭ была провозглашена  2 декабря 1971 года. До этого федерация небольших монархий находилась под протекторатом Великобритании и под её военной защитой, пользуясь внутренней автономией. Однако в 1968 году лейбористское правительство провозгласило курс на прекращение военного присутствия к востоку от Суэца, конкретизированный в 1971 году. Новое государство, располагавшее на тот момент крайне слабой армией, столкнулось с вакуумом в сфере безопасности. Зажатое между двумя гигантами Персидского залива, Саудовской Аравией и Ираном, оно предпочло союз с Эр-Риядом. Саудовская Аравия выступила в качестве защитницы нового независимого государства, но также и в качестве угрозы его политическому суверенитету. В 1972 году первый президент ОАЭ шейх Заид огласил свою внешнеполитическую повестку. Он заявил: «Федерация (ОАЭ) желает следовать тем же политическим подходам и двигаться по тому же пути. Что и Саудовская Аравия».

Саудовская Аравия пользовалась своим «естественным доминированием» по отношению к соседям. По размерам она занимает 80% территории Аравийского полуострова. Ее территория в 25 раз больше размеров ОАЭ.  Присутствие на территории КСА двух священных городов ислама – Мекки и Медины привело к претензиям ее руководства на лидерство в арабском и исламском мире. С 1945 года саудиты установили отношения стратегического партнерства с США. Американцы сделали ставку на Эр-Рияд в противодействии «экспансии коммунизма» на Аравийском полуострове. Саудовские дипломаты выступали в роли «создателей консенсуса» в суннитском мире. В течение десятилетий саудовская элита предпочитала в установлении своей гегемонии использовать мягкую силу, а не военные средства. Инструментами достижения целей во внешней политике саудитов стали нефть и ислам. Особенно это проявилось во время нефтяного шока 1973 года.

Сближение между КСА и ОАЭ, особенно в сфере безопасности, конкретизировалось 25 мая 1981 года в ходе создания Совета арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Толчком к созданию этого межгосударственного объединения послужила Исламская революция 1979 года в Иране. Аравийские монархии были напуганы шиитской экспансией в регионе, проявившейся в ходе ирано-иракской войны, начавшейся в 1980 году. Во многих монархиях Персидского залива есть значительные миноритарные группы шиитов, а на Бахрейне шиитская община составляет большинство. В 1981 году в этом королевстве произошла попытка переворота, организованная Фронтом исламского освобождения, поддержанного Ираном. В Саудовской Аравии шиитская община составляет значительную часть населения провинции Шаркийя, в которой находится большинство нефтяных месторождений королевства.

С начала 1990-х годов саудовско-эмиратское партнерство вступило в новую  стадию. Она была ознаменована постепенным отдалением ОАЭ от КСА. Решающую роль здесь сыграла иракская оккупация Кувейта в 1991 году и неспособность Эр-Рияда защитить своих союзников по ССАГПЗ. Эту миссию взяли на себя США в ходе операции «Буря в пустыне». 25 июля 1994 года между США и ОАЭ был заключен договор о сотрудничестве в сфере обороны. В местечке Аль-Зафра разместилась американская военная база. Одновременно американцы добились использования военных баз ОАЭ для складирования своих вооружений и использования порта Джебель Али для захода кораблей ВМС США.

Одним из факторов, осложнявших двусторонние отношения стали территориальные  противоречия между двумя государствами. Еще в 1955 году, во время британского протектората над ОАЭ, саудовцы оспаривали делимитацию границы, но были отбиты британцами. После провозглашения независимости они добились от шейха Заида уступки части территории ОАЭ – региона Хор аль-Удейд, расположенного на границе с Катаром. Эта область, известная под названием «морская рука»,  была нужна саудитам для прямого сухопутного доступа в Катар. В 1974 году был подписан договор в Джидде, согласно которому Эмираты уступали Хор аль-Удейд КСА. Тем не менее, в 1999 году эмиратцы бойкотировали встречу министров нефти ССАГПЗ на нефтяном месторождении Шайба, расположенном в Хор аль-Удейде. В ежегоднике, изданном правительством ОАЭ в 2006 году, Хор аль-Удейд был помечен как территория этого государства. Одновременно в 1970-1980- е годы саудиты часто использовали федеративное устройство ОАЭ и противоречия между правящими семьями различных эмиратов, чтобы использовать свое влияние.  Так они в течение многих лет поддерживали особые отношения с эмиратом Рас аль-Хайма, проводившим собственную политику в рамках федерации.

В 1990-е годы к противоречиям между монархиями добавилась разница в подходах по отношению к Ирану. Прежняя конфронтация между Тегераном и Эр-Риядом уступила место временной нормализации и «холодному миру». Между тем, отношения между ОАЭ и ИРИ оставались напряженными в связи с тем, что Тегеран, по мнению эмиратской элиты, незаконно оккупирует острова Абу Муса, Большой и Малый Томб.

Повышению независимости ОАЭ в отношениях с великим соседом способствовал рост эмиратского экономического потенциала. В 1995 году эмиром Дубая стал Мухаммед бен Рашид аль-Мактум. Новый правитель стал проводить курс на диверсификацию экономики, выразившийся в том, что доходы от экспорта нефти замещались прибылью, полученной в секторах торговли, логистики, туризма, недвижимости и в банковском секторе. Джебель Али, самый большой искусственный порт в мире, превратился в морской коммерческий хаб сначала регионального, а затем и глобального значения. В 1990-е годы экономика Саудовской Аравии еще намного превосходила эмиратскую, но доля ВВП на душу населения в ОАЭ в 2000 году составляла 33291 доллар против 9271 доллара в Саудовской Аравии. В 2018 году это соотношение было 43839 против 23371 доллара.

  1. L’évolution des relations saoudo-émiriennes (1971-2022) : d’une dépendance sécuritaire à un partenariat stratégique, fragilisé par des ambitions économiques concurrentielles (1/3) (lesclesdumoyenorient.com)
62.55MB | MySQL:101 | 0,567sec