О теневой торговле в приграничных районах Ирана и Пакистана

Когда премьер-министр Пакистана Шахбаз Шариф и президент Ирана Эбрахим Раиси встретились 15 сентября 2022 года в Узбекистане на полях ежегодного саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), обстановка в Иране только начинала накаляться. К тому моменту в Тегеране уже вспыхнули протесты в связи со смертью задержанной полицией Махсы Амини, но беспорядки еще не распространились на граничащую с Пакистаном провинцию Систан и Белуджистан. В конце сентября протесты достигли столицы провинции Захедана, и вскоре один из основных пограничных переходов между Ираном и Пакистаном в Тафтане был перекрыт на несколько дней. Стоит отметить, что за последние месяцы ситуация на границе заметно ухудшилась. В районе Панджгур в пакистанской провинции Белуджистан произошло несколько инцидентов. В январе четверо пакистанских сотрудников службы безопасности были убиты в результате нападения с иранской стороны, что привело к очередному закрытию границы. И пакистанское, и иранское правительства были обеспокоены ситуацией, учитывая ее негативное влияние на двустороннюю торговлю, которая составляет около 1,5 млрд долларов в год. В январе стороны подписали 39 меморандумов о взаимопонимании, реализация которых может увеличить объем торговли примерно до 5 млрд долларов в год. Помимо законных пунктов пересечения границы Тафтан-Мирджаве, Манд-Пишин и Габд-Римдан, существует несколько нелегальных маршрутов по суше и морю. Зарубежные аналитики утверждают, что пограничные переходы стали надежными экономическими источниками для местного населения, и тысячи людей полагаются на возможности, которые предоставляет приграничная торговля. Поэтому ее приостановка даже на несколько дней оказывает разрушительное воздействие на местное население и региональную экономику. Торговля через погранпереход Манд-Пишин имеет давнюю историю. Но только после того, как правительства Пакистана и Ирана подписали меморандум о взаимопонимании в 2021 году, переход был официально открыт для законной торговли. Хотя власти обеих стран планировали создать не менее шести торговых пограничных переходов, реализация этих планов еще не завершена. Между тем торговля продолжает процветать в легальных и нелегальных пунктах пересечения границы. Например пограничный пункт Манд в Белуджистане – это место, где расположены большие складские территории. Все продукты питания и напитки, импортируемые из Ирана, хранятся там, а затем распределяются среди поставщиков в провинции и за ее пределами. При этом состояние дороги, используемой для перевозки грузов на этом пограничном переходе, плохое, и  планы по ее ремонту еще не реализованы. Переход Манд находится в районе Кеч к северо-западу от Гвадара. Помимо предоставления экономических возможностей жителям района, он является центром притяжения для владельцев малого бизнеса со всего Белуджистана, особенно тех, кто связан с производством продуктов питания и напитков в районах Кеч и Гвадара. Чтобы работать на переходах Кунтани-Хор и Добист-Панджа в районе Гвадар нужно быть опытным трейдером, так как именно оттуда в Пакистан транспортируются нефть, газ и строительные материалы. Согласно пакистанским законам, импорт нефти, газа и других нефтехимических материалов из Ирана относится к незаконной торговле и, следовательно, осуществляется контрабандой по незаконным маршрутам. Это связано с тем, что Иран находится под международными санкциями. Однако контрабанда иранского топлива является очень прибыльным делом по обе стороны границы уже на протяжении десятилетий, и этот бизнес только продолжил процветать с тех пор, как США ввели санкции против Ирана в 2013 году. Даже с массовым развертыванием правительственных сил безопасности вдоль наземных и морских маршрутов ни одна из сторон не пресекла контрабанду топлива. В то время как незаконный сбыт нефти обеспечивает доход находящемуся в блокаде Ирану, Пакистан может получить доступ к топливу по более низким ценам без каких-либо тарифов. Тем не менее, статистика из баз данных Comtrade Организации Объединенных Наций демонстрирует, что экспорт Пакистана в Иран значительно сократился с 2013 года. В то же время импорт из Ирана за этот период заметно увеличился. Это означает, что в то время как Иран полагается на экспорт своих товаров в соседние государства посредством легальных или нелегальных маршрутов, в соответствии с соглашением о преференциальной торговле Пакистан получает выгоду от импорта по более низким ценам, со сниженными налогами или вовсе без них. Южные районы Белуджистана Кеч, Панджгур и Гвадар получают электроэнергию из Ирана. До того, как в начале 2000-х годов было объявлено о строительстве порта в Гвадаре, небольшая рыбацкая деревня ежедневно получала электричество на несколько часов от генераторов, предоставленных правительством Омана. В настоящее время три района вместе получают около 142,5 МВт электроэнергии, 104 из которых импортируются из Ирана, а порт Гвадар и город полностью зависят от импортируемой электроэнергии. Лишь очень небольшое количество электроэнергии – около 8,5 МВт – вырабатывается в свободной зоне Гвадара электрогенераторами. Поскольку спрос на электроэнергию в ближайшие годы, вероятно, возрастет, в июне 2022 года Пакистан подписал соглашение с Ираном на дополнительные 100 МВт электроэнергии. Домохозяйства в Гвадаре также зависят от иранского сжиженного нефтяного газа (СНГ). Хотя строительство 2775-километрового трубопровода для СНГ между Ираном и Пакистаном началось в 1995 году, а Иран завершил строительство своей части линии в 2011 году, Пакистан приостановил строительство на своей стороне, когда против Ирана были введены санкции. По неофициальным оценкам на 2020 год, в округе Гвадар числилось не менее 9074 зарегистрированных рыболовных лодок, 54 рыбных завода, 125 местных грузовиков и погрузчиков, использовавших незаконное топливо. Несмотря на широкое использование контрабандного иранского топлива, важно учитывать, что весь процесс транспортировки и продажи является нелегальным, по этой причине редко соблюдаются правила безопасности и часто имеют место несчастные случаи. По этой причине правительству Пакистана необходимо не только подчеркивать важность ирано-пакистанской приграничной торговли как средства к существованию жителей тех районов, но также обеспечить соответствующие условия во избежание опасностей и трудностей, с которыми она сопряжена.

52.17MB | MySQL:103 | 0,530sec