О единой программе турецкой оппозиции. Часть 2

30 января с. г. в Анкаре в торжественной обстановке прошла презентация единой оппозиционной программы в случае, если так называемый «шестисторонний стол» придет ко власти в результате президентских и парламентских выборов, намеченных на 14 мая (предварительно; подлежит согласованию Великим национальным собранием /Меджлисом/ Турции).

Документ был представлен со сцены Анкарского конгресс-центра председателями партий, образующих оппозиционную шестерку.

Продолжаем анализировать документ. Часть 1 нашей публикации доступна по ссылке на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=94512#more-94512  .

Напомним, что делаем первичный анализ документа по ключевым словам. Разобравшись с Россией, Украиной, США, НАТО и даже АЭС «Аккую» и «Каналом Стамбул» мы перешли к отношению с Европейским союзом – к тому, как они видятся турецкой оппозицией.

Остановились мы ровно на сентенции, которая уже, по идее давно должна была стать «миражом»: «Наша цель – полноправное членство в Европейском союзе».

Прежде чем комментировать, завершим цитирование выборки тех пунктов программы, которые касаются Европейского союза. Итак:

«Как член-основатель Совета Европы и в соответствии с требованиями нашей Конституции мы будем соблюдать ЕКПЧ и другие правовые документы Совета, а также будем выполнять решения ЕСПЧ.

В борьбе с терроризмом мы будем придерживаться подхода, учитывающего документы и резолюции, принятые международными организациями, такими как Организация Объединенных Наций, Совет Европы и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Мы будем работать над проблемами кибербезопасности в сотрудничестве с международными институтами, в первую очередь НАТО, Европейским союзом, Организацией Объединенных Наций, Советом Европы и Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе, и обеспечим активное участие Турции в исследования кибербезопасности в этих организациях.

Мы позаботимся о том, чтобы Турция была классифицирована как «безопасная страна» в цифровом пространстве в соответствии со стандартами Европейского союза».

Итак, повторим ещё раз: самое часто упоминаемое название страны / объединения стран в документе — это Европейский союз. Даже не США или НАТО, как в принципе можно было бы ожидать. При том, что Европейский союз находится в очевидной кабальной зависимости от США. И получается, что даже видя это турецкие оппозиционеры повторяют «как заведенные» про вступление в ЕС.

И далее по пунктам без конца: привести в соответствие, гармонизировать, соответствовать, выполнять европейские правила, подходы, нормы и проч.

Причем, в полной оторванности от современной повестки, которая круто поменялась с началом СВО России на Украине. Простым примером этого является то, что идея про «зеленую экономику», на обозримую перспективу, отложена в сторону за неактуальностью. Тем не менее, оппозиция повторяет эту мантру вместо того, чтобы говорить о том, что Турция – страна нетто-импортер энергоресурсов и в приоритете ближайших лет никакая не «зеленая» экономика, а обеспечение всеми силами и средствами энергетической безопасности страны. Поскольку Турция находится в на редкость уязвимом положении.

Кроме того, ещё один актуальный вопрос: мало что ли европейцы сожгли Коранов за последние дни, чтобы понять, что Европа – уже, выражаясь мягко не столь привлекательна для простого населения Турции, чтобы рваться туда вступать?

В глазах простого избирателя, который, когда и если, удосужится прочитать этот документ, может возникнуть вполне логичный вопрос: и сколько ещё европейцам надо изгаляться над другими (этнически, религиозно и проч.), включая турок, чтобы те другие, слыша про «членство в Европе», начали реагировать адекватно — разворотом и походом своей дорогой?

И как оппозиция в нынешней ситуации может повторять про «цель Европу». Особенно, памятуя про «мытарства» Турции на пути в ЕС всех последних лет. В результате которых Министерство по делам ЕС в Турции было ликвидировано и превращено в Департамент в структуре МИДа страны.

Очень странно это видеть такие цели 30 января 2023 года. Даже от турецкой оппозиции. Это — даже не вчерашний день, что характерно.

Совершенно нельзя исключать того, что маятник симпатий в сторону Европы может качнуться в рядах простых турок назад. Однако, с учетом безобразных акций по сожжению Корана в тех же Швеции и Дании, это точно не произойдет до мая месяца этого года. А завоевать симпатии избирателей оппозиции надо здесь и сейчас и элементарный здравый смысле мог бы им подсказать, что об этом сейчас говорить не надо. Напротив, надо было бы говорить о необходимости пересмотра отношений с Европой, защите прав турок в европейских странах, о том, что Турция выступает за равноправный диалог и прочее. Но и следов этого нет в программе.

Переходим к следующему ключевому слову, которое также составляет основу беспокойства турецких избирателей. Речь идет о сирийских беженцах. Приводим ниже выборку упоминаний их в программном документе оппозиции. Цитируем:

«Мы позаботимся о том, чтобы сирийцы, находящиеся под временной защитой, как можно скорее вернулись в свои страны (именно так «в свои страны», во множественном числе, а не в свою страну – И.С.) в безопасности и в соответствии с нашим внутренним и международным законодательством.

Мы не допустим, чтобы просители убежища из Сирии и другие иммигранты, находящиеся под временной защитой, находились за пределами провинций, где они зарегистрированы для необоснованного и длительного пребывания.

Мы будем осуществлять усилия по репатриации в тесном сотрудничестве с сирийцами, находящимися под временной защитой в нашей стране, сирийской администрацией и международными институтами.

Мы разделим бремя и ответственность с другими странами за возвращение сирийских беженцев и нелегальных мигрантов в Турцию.

Чтобы положить конец страданиям сирийского народа, с которым мы связаны историческими узами, и установить прочный мир в рамках резолюций ООН, мы инициируем интенсивные контакты и диалог со всеми соответствующими сторонами, представляющими различные сегменты сирийского народа, и с администрацией Дамаска, за исключением террористических групп.

Мы будем поддерживать усилия ООН по политическому урегулированию, особенно Резолюцию 2254, для мира в Сирии, защиты территориальной целостности Сирии и возвращения беженцев, мы инициируем двустороннее и многостороннее дипломатическое движение в этом отношении, и мы будем увеличивать контакты со всеми странами и заинтересованными сторонами.

Мы будем поддерживать участие турецких предпринимателей в восстановлении Сирии и их инвестиции в Сирию».

В качестве примера того, что представляет из себя программа оппозиции, посмотрим чуть внимательней на эти тезисы.

Начнем с того, что проблема сирийских беженцев не может существовать в отрыве от урегулирования внутрисирийского конфликта. А это, в свою очередь, требует от оппозиции ответа, как минимум, на следующие вопросы.

Во-первых, каково отношение турецкой оппозиции к существующему Астанинскому формату сирийского урегулирования? Ни слова про это не сказано. А, между тем, это – главный формат урегулирования в Сирии, по отношению к которому следовало бы высказаться и показать, каким образом мыслится интенсифицировать его работу. Где возникли проблемы и почему идет такое медленное движение?

Во-вторых, применительно к медленному движению и двигаясь в сторону территориальной целостности, возникает законный вопрос того, а как собственно оппозиция относится к тому, что США поддерживает РПК / СНС и что собирается делать в этом смысле: оставить как есть или продолжить бороться по этому вопросу с американцами? Согласна ли оппозиция с тезисом о том, что США и есть главная угроза территориальной целостности Сирии?

Заметим, что слова РПК и СНС не употребляются в документе ни одного раза. Однако, нынешняя борьба страны с этими организациями заслуживает элементарного комментария: борьба будет продолжаться или страна пойдет по иному пути? Допустим, по пути того, чтобы вернуться к примирению с этими организациями по образцу середины 2010-х годов?

К слову сказать, и название прокурдской Партии демократии нардов не упоминается в документе ни одного раза. Тем не менее, курдский вопрос внутри страны есть. Причем, существует он в качестве одного из самых важных вопросов для страны, от которого нельзя отвернуться. Не упоминаются даже «курды» как национальность, равно как и слово «меньшинства». Вообще, возникает законный вопрос: оппозиция собирается продолжать строительство моногосударства, где все население – турки, или же, все-таки, смотреть на неё с точки зрения многонациональности и многоконфессиональности.

Однако, вернемся к сирийским беженцам.

Совершенно непонятно, как оппозиция собирается обеспечивать скорейшее возвращение беженцев в страну (точнее, в «страны»?).

Также совсем неясно, как оппозиция собирается переселять сирийских беженцев в провинции «своей регистрации», если, по различным подсчетам по месту регистрации существует лишь малая доля сирийских беженцев. Все остальные разъехались по стране и каким-то образом вписались в её жизнь. Это получается массовое внутреннее переселение, как минимум, сотен тысяч лиц. Которым надо заново в стране устраиваться.

Каким образом турецкая оппозиция собирается делить «бремя и ответственность» с другими странами за возвращение беженцев и что это, вообще, значит?

Одно, к слову говоря, понятно, что турецкая оппозиция настроена на контакт с официальным Дамаском. Но пишут они об этом очень исподволь, вроде как без желания, чтобы на это обращали внимание.

Отдельный вопрос: какими средствами турецкая оппозиция будет поддерживать участие турецких бизнесменов в восстановлении Сирии? Есть только один способ – живыми деньгами. У оппозиции есть лишние деньги на восстановление Сирии? Кроме того, зачем оппозиции поощрять инвестиции в Сирию? Они только что (см. выше) говорили о том, что не позволят «зарывать деньги» в мега-стройки. Но те, по крайней мере, находятся на территории Турции. А восстановление Сирии – чем, в этом смысле, лучше?

Такая программа по сирийским беженцам, что неясно абсолютно ничего. Набор шаблонных фраз, не имеющих под собой необходимой конкретики.

После того, как мы попытались посмотреть программный документ оппозиции по ключевым словам, посмотрим на раздел, который представляет для нас особый интерес. Раздел называется «Внешняя политика, оборона, безопасность и миграционная политика».

Процитируем этот раздел полностью, коль скоро мы настойчиво пытаемся понять с каким турецким руководством России предстоит иметь дело в том случае, если оппозиция приходит во власть. Цитируем:

«

  • Мы вновь примем девиз «Мир дома, мир во всем мире», который является краеугольным камнем нашей внешней политики, в качестве нашего основного принципа внешней политики.
  • Главной целью нашей внешней политики будут наши национальные интересы и национальная безопасность, и мы будем осуществлять стратегическое планирование, которое включает краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные перспективы в соответствии с этим пониманием.
  • Мы будем проводить внешнюю политику, уважающую международное право и основанную на общечеловеческих ценностях, и будем придерживаться принципов взаимного уважения территориальной целостности и суверенитета стран, особенно наших соседей, невмешательства в их внутренние дела, мирного урегулирования. разрешения споров посредством дипломатии и диалога как основы этой политики.
  • Мы положим конец практикам, основанным на внутриполитических расчетах и ​​идеологических подходах во внешней политике.
  • Мы также будем основывать нашу внешнеполитическую практику на принципах, выраженных в нашей Конституции.
  • Мы вернем уважение, которого заслуживает Турция в своем регионе и в мире, и сделаем нашу страну надежным, сильным и эффективным международным игроком.
  • Независимо от страны, мы будем реализовывать принцип взаимности, обеспечивающий равенство всех на международной арене, и положим конец практике двойных стандартов.
  • Мы восстановим роль и обязанности Министерства иностранных дел в разработке, принятии решений и осуществлении внешней политики.
  • Мы реструктурируем Министерство иностранных дел в соответствии с потребностями и реалиями XXI века.
  • Мы привнесем в Министерство иностранных дел комплексную систему экзаменов, которая будет объективной, надежной, независимой от политических предпочтений, основанной на компетентности и заслугах.
  • Мы позаботимся о том, чтобы наши представительства за границей открывались, оснащались и содержались в соответствии с требованиями внешней политики.
  • Мы будем производить назначения на основе объективных критериев таким образом, чтобы карьера и заслуги имели важное значение при назначении глав миссий за границей и не затрагивали институциональную структуру и традиции.
  • Мы внедрим механизмы, которые обеспечат учет вклада академических кругов, университетов, аналитических центров и НПО во внешнюю политику.
  • Мы обеспечим Министерство иностранных дел бюджетом и людскими ресурсами, которые позволят ему должным образом выполнять возложенные на него задачи.
  • Мы включим права и интересы наших граждан, проживающих за границей, защиту человеческих и культурных связей нашего народа турецкого происхождения с родиной, а также решение проблем родственных и родственных сообществ на основе прав человека среди наших основные цели внешней политики.
  • Мы будем стремиться к тому, чтобы наши граждане, проживающие за границей, и их НПО стали эффективным инструментом мягкой силы и публичной дипломатии Турции.
  • Мы создадим Дипломатическую академию при Министерстве иностранных дел.
  • Мы будем рассматривать отношения с международными организациями как стратегический инструмент, который укрепляется через членство или другие механизмы, с пониманием заботы о многосторонней дипломатии и в меру ее качества и соответствия нашим внешнеполитическим целям.
  • Мы сделаем одним из наших приоритетов политику, чтобы наши граждане занимали должности, требующие опыта, в секретариатах международных организаций как можно больше и на самом высоком уровне.
  • Наша цель – полноправное членство в Европейском союзе.
  • Мы будем работать над завершением процесса полного членства в рамках диалога, справедливости и равенства.
  • Мы расставим приоритеты и завершим процесс либерализации визового режима для стран ЕС.
  • Мы будем соответствовать цели «Зеленой сделки».
  • Мы обеспечим, чтобы совет, созданный для защиты персональных данных и персональных данных, был полностью компетентным и независимым.
  • Мы разрешим разногласия между Турцией и ЕС по модернизации Таможенного союза.
  • Мы пересмотрим Соглашение о реадмиссии от 2014 года и Соглашение о примирении от 18 марта 2016 года, что позволит Турции и ЕС подойти к проблеме беженцев, взяв на себя совместную ответственность и разделив бремя.
  • Как член-основатель Совета Европы и в соответствии с требованиями нашей Конституции мы будем соблюдать ЕКПЧ и другие правовые документы Совета, а также будем выполнять решения ЕСПЧ.
  • НАТО имеет решающее значение с точки зрения сдерживания, которое она обеспечивает для нашей национальной безопасности.
  • Мы будем продолжать вносить свой вклад в НАТО на рациональной основе и с учетом наших национальных интересов».
52.21MB | MySQL:103 | 0,432sec