О первых последствиях землетрясения в Турции. Часть 8

В ночь с 5 на 6 февраля с. г. Турция стала жертвой двух крупных землетрясений и последовавших за ними сотен (!) афтершоков. По состоянию на день 15 февраля 16:10, сообщается что погибло 35 418 человек, 105 505 человек — ранено.

В рамках исследований по оценке ущерба, проведенных Министерством окружающей среды, урбанизации и изменения климата в 13 провинциях, пострадавших от землетрясения, включая Кайсери, Нигде и Килис (эти провинции не входят в 10 провинций, в которых введена чрезвычайная ситуация из-за случившегося землетрясения, однако, также, как можно понять из поступивших данных пострадали, – И.С.), исследования по оценке ущерба были проведены в 1 279 576 отдельных квартир, расположенных в 236 410 зданиях.

В рамках проведенных исследований установлено, что 153 506 квартир в составе 33 143 зданий нуждаются в срочном сносе, сильно повреждены или разрушены. Установлено, что 46 640 квартир в 6 849 зданиях имеют повреждения средней степени тяжести, 439 647 квартир в 59 995 зданиях имеют легкие повреждения и 535 490 квартир в 108 840 зданиях не повреждены.

Продолжаем дискуссию в турецком информационном пространстве на тему того, могут или не могут юридически быть перенесены выборы? В частности, цитируем материал с сайта Yetkin Report под заголовком: «Выборы не могут быть проведены до или после 18 июня». Автором материала стал адвокат, глава Ассоциации лучшего судопроизводства, заместитель руководителя Турецкой конфедерации предпринимательского и делового мира (Türkonfed) Мехмет Гюн. Той самой конфедерации, которая «прославилась» своей оценкой размера нанесенного Турции ущерба в размере 84 млрд долл. или приблизительно 10% ВВП страны (что согласимся крайне большая сумма даже по меркам случившейся трагедии – И.С.).

Цитируем:

«С другой стороны, Конституционный суд в упомянутом решении в статье 5 Закона № 6271 констатирует, что «не существует неконституционного способа организации переноса выборов в случаях, когда проведение выборов невозможно в связи с обстоятельствами непреодолимой силы, такими как война». Кстати, в статье 5 Закона о выборах Президента № 6217 регламентировано, что выборы будут перенесены на один год в случае, если «в связи с войной провести новые выборы невозможно».

Другими словами, Конституционный суд своим решением подтверждает, что он может быть отложен только «если выборы станут невозможными из-за войны». Делать из указанного решения вывод о том, что выборы 2023 года могут быть перенесены со ссылкой на объявление чрезвычайного положения в регионе в связи с землетрясением, — крайне неправильный вывод, который можно сделать при чрезвычайно напряжённом воображении. Потому что нет войны, нет ситуации, когда выборы становятся невозможными.

Попытка обозревателя интерпретировать судебную практику Конституционного суда за пределами его области знаний может быть в некоторой степени оправдана. Однако, нельзя выщипывать небольшую часть предложения из длинного оправдательного предложения и добавлять в конец то, что не входит в предложение, говорить то, чего в предложении не сказано, и изменять его смысл как ошибку и терпеть это.

С другой стороны, хотя автор представляет решение, которое он называет «явно противоречащим Конституции», говоря о том, что Правительство может использовать его как «рычаг для отсрочки выборов» и что «невозможно провести новые выборы из-за войны» за отсрочку, хотя об этом прямо сказано в Конституции и Законе № 6271. Не является ответственным поведением подразумевать, что Конституция и Конституционный строй находятся между устами судей, говоря: «Что они решат, если власть примет решение об отсрочке в парламенте, могут знать судьи Конституционного суда».

Обязательно провести выборы 2023 года в обычное время и завершить их голосованием 18 июня 2023 года. И чрезвычайные условия после землетрясения, и обязательные административные действия, и обязательные для всех положения Конституции делают это необходимым.

Правительство, оппозиция, все политики и все лидеры общественного мнения должны действовать ответственно, те, кто причиняет вред, должны быть отсеяны, народ и государство должны сосредоточиться на залечивании ран, с одной стороны, и принятии мер предосторожности против других ожидаемых землетрясений, с другой стороны. Политики должны отложить свои расчеты и борьбу за власть, а также свои действия, такие как перенос выборов или их отсрочка, а люди должны идти на выборы в обычное время и выбирать людей, которые, по их мнению, лучше всего подготовят и будут управлять страной в сложных условиях после этих выборов.

Президент Эрдоган, лидеры других политических партий и Высшая избирательная комиссия должны информировать общественность по этим вопросам, и, если возникнут неясные вопросы, их следует прояснить, быстро достигнув консенсуса, и спасти людей, борющихся с ущербом от огромных разрушений, воздержавшись от борьбы с предвыборными дебатами и путаницей».

А вот, что на тему нынешней ситуации пишет один из наиболее осведомленных политологов, генеральный координатор Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) Бурханеттин Дуран.

Цитируем его заявления:

«Я ожидал, что председатель главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Кемаль Кылычдароглу, главный лидер оппозиции, обвинит правительство в бесхозяйственности (в свете его реакции на прошлые бедствия). Я предполагал, что в ближайшие пару дней он нацелится непосредственно на президента Реджепа Тайипа Эрдогана. По крайней мере, можно было бы надеяться, что Кылычдароглу с уважением отнесется к страданиям нации и откажется от предвзятости.

В конечном счете, было грустно и обидно, что председатель НРП предпочел делать деструктивные заявления, в то время как вся нация объединила усилия для спасения жизней: «Эрдоган несет главную ответственность за (то, что произошло) и это правительство, которое не подготовило страну к этому землетрясению. на 20 лет. Именно поэтому я не намерен с ним встречаться. Я также не считаю этот вопрос выше политики». Кылычдароглу также осмелился на то, чтобы власти «пришли и арестовали меня» в попытке начать борьбу.

Я использую слово «борьба», потому что именно так ее описывает сам главный лидер оппозиции. Он говорит о «борьбе народа», но без проблем политизирует солидарность нации, используя ее боль и гнев, вместо того, чтобы координировать ответ муниципалитетов, контролируемых НРП, для удовлетворения насущных потребностей выживших.

Кылычдароглу сделал этот выбор в связи с предстоящими выборами. Он был обеспокоен тем, что Эрдоган выиграет от объединения нации после недавних землетрясений.

Разжигание предвыборной кампании стихийными бедствиями может понравиться некоторым сторонникам жесткой линии НРП. Однако несвоевременная воинственность Кылычдароглу сделала его в глазах общественности крайне безрассудным политиком. Это также сказалось на его стремлении управлять Турцией в качестве потенциального кандидата в президенты от оппозиции.

Через два дня после разрушительных землетрясений Кылычдароглу попал в ловушку партийности во время своей попытки заниматься политикой. Более того, он радикально дистанцировался от первоначального заявления Альянса наций. Даже Али Бабаджан, председатель оппозиционной партии «Демократия и прогресс» (DEVA; мы разбирали его заявления), выступил с более разумной критикой в зоне землетрясения и воздержался от использования того же воинственного языка.

Правительство не обязано реагировать на Кылычдароглу. Председатель НРП своей воинственностью саботирует собственные планы».

Итак, подводим черту под нашим циклом публикаций. По крайней мере, на данном этапе:

  1. Землетрясение стало своего рода «обнулением» перед выборами президента и депутатов парламента Турции. Предыдущая повестка оказалась буквально сметена с лица земли. В случае руководства страна – акцент на международном положении Турции и внешнеполитической борьбе и достижениях, в случае оппозиции – акцент на обещании возврата к парламентаризму на пути в «светлое европейское будущее».
  2. Когда бы выборы не состоялись – 14 мая или 18 июня 2023 года или же 18 июня 2024 года (в случае переноса выборов на 1 год), повестка будет одна: победитель должен убедить электорат в том, что он способен защитить граждан страны от ударов разрушительной силы. В большей степени бремя практического доказательства лежит на власти. Не заработанные ею очки могут быть начислены оппозиции. Однако, об автоматическом зачислении очков речи не идет. Часть муниципалитетов – за оппозицией и ей предстоит также показывать свою состоятельность. Кроме того, оппозиция по своим каналам также оказывает помощь пострадавшим регионам.
  3. В целом, у оппозиции – более ограниченные средства доказать свою состоятельность избирателям по сравнению со властью. Отсюда и то, что с первых дней землетрясения оппозиция делает акцент на отрицании и критики действий властей. Это – её самый большой козырь в политической борьбе, но и самый большой риск – скатиться в неуместное политизирование вопроса и предстать в глазах избирателей людьми неэтичными. Надо учесть психологию людей сейчас – она очень чувствительна и требует чуткого обращения. Настроения и взгляды как на власть, так и на оппозицию могут стремительно изменяться, в ответ даже на небольшие раздражители.
  4. Перед действующей в Турции властью сейчас стоит непростая дилемма: идти ли на выборы в этом году или пытаться перенести выборы на следующий год. Нельзя сказать, чтобы последнее было невозможно, но, при своих очевидных плюсах (возможности показать людям результат своей работы по самому главному вопросу страны), есть и очевидные минусы. Они заключаются в том, что при этом Турции предстоит столкнуться с отрицанием со стороны Запада. Кроме того, речь идет о необходимости найти достаточно серьезные средства на ликвидацию последствий. И их источник, в отличие от рабочих рук (которых в достатке) вызывает серьезные вопросы. В этом смысле, возможно лучше показывать процесс, а не результат.
  5. Нынешняя ситуация является испытанием политического чутья Р.Т.Эрдогана, возможно самым серьезным в его карьере. Заметим, что никакая социология сейчас не в состоянии предсказать, как проголосует население страны 14 мая или 18 июня этого года. А до следующего года – ещё слишком много времени, чтобы можно было бы рассуждать на эти темы.
52.21MB | MySQL:103 | 0,543sec