О влиянии представителей шиитской и хазарейской общин на политику движения «Талибан» в Афганистане. Часть 3.

В то время как трое лидеров так называемой «старой гвардии» (Мохакик, Халили и Мудабер) все громче заявляют о своей оппозиции движению «Талибан» (запрещено в РФ), их помощники в Кабуле идут другим путем. Эти люди, так или иначе имевшие опыт сотрудничества с талибами, на раннем этапе сформировали неформальную коалицию для лоббирования интересов хазарейско-шиитской общины и начали проводить встречи с высокопоставленными представителями движения.

Далее речь пойдет о трех людях:

– Шейх Мадар Али Карими, хазарейец из Бамиана, который долгое время был близким помощником Халили и был его контактным лицом с талибами до захвата ими власти;

– Сайед Суфи Гардези, шиит из Гардеза в юго-восточной провинции Пактия, занимавший пост губернатора округа Яковланг при первом режиме талибов. После 2001 года он стал близким помощником Мохакика и служил его контактным лицом с талибами;

– Ахмад Хусейн Сангардост, хазарейец из округа Бехсуд провинции Майдан Вардак, сдавшийся талибам в 1998 г., будучи местным командиром тогдашней отколовшейся от Мудабера группировки «Харакат-е Ислами». При республике Сангардост был депутатом и одним из основателей партии Мудабера «Хезб-е Энседжам-е Мелли» (Национальная координационная партия Афганистана).

В июне 2022 года Карими заявлял, что их коалиция состоит из так называемых «остатков» трех основных партий, возглавляемых хазарейцами, лидеры которых сейчас находятся в изгнании. По его словам, необходимость объединения была вызвана давлением внутри и за пределами хазарейской общины, так как в Афганистане она более уязвима, чем любая другая этническая группа. Тем, кто остался в стране, пришлось иметь дело с талибами. Карими описал главарей коалиции, которые вели переговоры с талибами о политических правах общины, как «талеб-шена» или «талебологов» (людей, которые знают и понимают талибов – авт.). Начиная с ноября 2021 года, все трое провели встречи с лидерами движения «Талибан», в том числе с исполняющим обязанности заместителя премьер-министра Мавлави Абдулом Кабиром и Абдулом Саламом Ханафи, а также с исполняющим обязанности министра обороны муллой Мохаммадом Якубом во время посещения Бамиана, который считается внегласным центром Хазараджата. Хотя Карими утверждал, что создание коалиции было их собственной инициативой и она не представляла взгляды их «старейшин» за границей, он признал, что Халили, Мохакик и Мудабер были в контакте с ними, но не «диктовали свои взгляды» как лидеры. По словам Карими, главными приоритетами коалиции были защита жизни, собственности и чести хзазарейцев, а также политическое представительство в правительстве, пропорциональное численности общины. Он отметил, что, хотя ощутимых результатов было немного, все высшие руководители «Талибана», включая верховного лидера муллу Хайбатуллу Ахундзаде, называли хазарейцев «религиозными братьями», что он считал значительным прогрессом, учитывая, что раньше те же талибы называли их «рафидитами» – уничижительным обозначением шиитов, используемым такими террористическими группировками как «Исламское государство»  (ИГ, запрещена в РФ) для оправдания их убийства. Что касается представительства, Карими заявил, что, когда в сентябре 2021 года было сформировано временное правительство талибов, он получил сообщение от премьер-министра муллы Хасана Ахунда, в котором говорилось, что теперь, когда министры назначены, хазарейцы могут выдвигаться на посты губернаторов, заместителей министров и руководителей независимых учреждений. Просьбы хазарейцев о политическом представительстве были частично удовлетворены за счет их назначений на государственные должности. В декабре 2022 года Карими стал заместителем министра городского развития (сообщалось, что должность ранее была предложена командиру хазарейских талибов Мавлави Махди Муджахиду, но он отказался от нее и отправился в свой родной район Балхаб, где восстал против талибов и потерпел поражение летом 2022 года. Помощник Мудабера Сангардост теперь является губернатором округа Балхаб в провинции Сари-Пуль. Сообщается, что помощник Мохакика Суфи Гардези вскоре будет назначен либо губернатором Дайкунди, либо начальником полиции Бамиана. Карими подчеркнул, что, хотя они теперь являются государственными служащими, их миссия по обеспечению политического представительства хазарейской общины продолжается, и что делегация хазарейцев и шиитов вскоре отправится в Кандагар для переговоров с  верховным лидером талибов Ахунзаде. Когда правительство президента Ашрафа Гани рухнуло и к власти пришел «Талибан», хазарейцы и шииты оказались в затруднительном положении. В последние годы республики многие из их лидеров разочаровались как в правительстве Гани, так и в присутствии сил международной коалиции, особенно с учетом того, что хазарейское сообщество переживало волну жестоких нападений со стороны различных террористических группировок. Стремление выстраивать диалог с движением «Талибан» в какой-то степени снизило первоначальную уязвимость хазарейской общины перед военным давлением и репрессиями со стороны его боевиков. На данный момент хазарейцы не смогли обеспечить политического представительства на уровне кабинета министров или закрепления своих политических и религиозных прав в Афганистане. Некоторые официальные лица «Талибана» продемонстрировали готовность встретиться с представителями хазарейцев и шиитов. Примечательно, что их публичные заявления носили примирительный характер. Однако эти жесты выглядели неубедительно на фоне неспособности правительства талибов защитить хазарейско-шиитское сообщество от целенаправленных нападений со стороны других экстремистских группировок. Более того, община становится уязвимой перед коллективным наказанием со стороны талибов, поскольку они оперативно упреждают любую попытку мобилизации в Хазараджате, особенно с учетом того, что несколько лидеров старой гвардии – по крайней мере на словах – размышляют о возможности начала вооруженного сопротивления талибам.

52.56MB | MySQL:103 | 0,463sec