О причинах укрепления Ираком границы с Турцией и Ираном

6000 военнослужащих из состава сил Министерства внутренних дел Ирака были размещены на границе с Ираном и Турцией в Иракском Курдистане. Об этом сообщил глава иракского МВД Абдель Амир аш-Шаммари. Принятые меры стали шагом по реализации намеченного в ноябре 2022 года плана по укреплению иракской границы с Турцией и Ираном на фоне массированных бомбардировок Иракского Курдистана последними. По словам аш-Шаммари, государственные границы Ирака – это «красная линия», и Ирак «не остановится ни перед чем для обеспечения их безопасности». Министр добавил, что в рамках реализации мер по укреплению границы, иракские власти установили стену, протяженностью 65 км на границе с Сирией, а также закупили современное оборудование для обеспечения неприкосновенности иракских границ. Помимо этого, Ирак и Турция согласовали строительство 17 площадок для возведения на них пунктов охраны границы.

Говоря о международном сотрудничестве, иракский министр также заявил, что страна активно взаимодействует со всеми соседями с целью предотвращения контрабанды и проникновения деструктивных элементов через иракскую границу. Ирак особенно озабочен последним и, по словам аш-Шаммари, ведет активную борьбу с остатками «Исламского государства»  (ИГ, запрещено в России). Глава МВД также отмечает, что между Ираком и соседними государствами налажена постоянная координация и, что международная антитеррористическая коалиция регулярно обменивается информацией с командованием пограничных войск страны.

В ноябре 2022 года Совет безопасности при правительстве Ирака решил принять комплекс мер по усилению охраны границ с двумя соседними странами после массированных бомбардировок районов Иракского Курдистана со стороны Турции и Ирана. СМИ сообщали о намерении возвести порядка 200 новых пограничных постов вдоль границ Ирака с Турцией и Ираном. В начале декабря 2022 года иракский премьер-министр Мухаммед Шиа  ас-Судани отдал приказ пограничникам «удерживать нулевую линию» вдоль границ с Турцией и Ираном, чтобы положить конец конфликтам между вооруженными силами двух стран и курдскими формированиями.

Напомним, что близкие к Ирану шиитские силы взяли на себя ответственность за очередной ракетный обстрел турецкой военной базы Зликан, которая находится в провинции Найнава на севере Ирака. В своем заявлении боевики потребовали от президента Р.Т.Эрдогана вывода турецкого контингента с территории соседней страны, пригрозив в противном случае интенсифицировать нападения. За последний год турецкая сторона нарастила свое присутствие в северной части Ирака. Это создает повод для углубления конфронтации с Ираном, который также претендует на контроль над этой областью. Ответственность за обстрелы Зликана взяла на себя бригада «Ахрар аль-Ирак», которая входит в число близких к Ирану иракских группировок. В своем заявлении боевики, которые уже отмечались диверсиями против Вооруженных сил (ВС) Турции, пообещали прекратить атаки только в случае полного вывода иностранного контингента. «Если оккупант настаивает на том, чтобы остаться, наши операции будут увеличивать масштаб и включать в себя удары по военным позициям на турецкой территории», – пригрозила шиитская фракция. Сама Анкара отреагировала сдержанно: министр национальной обороны Хулуси Акар сказал, что ВС Турции «время от времени подвергаются обстрелам и на них немедленно реагируют тем же».

Север Ирака является частью зоны турецкой операции против леворадикальной Рабочей партии Курдистана (РПК). С момента старта ее активной фазы в апреле прошлого года Анкаре удалось уничтожить свыше 500 боевиков, отчитывалось в январе Министерство национальной обороны. Активизация боевых действий не могла не отразиться на балансе сил. Так, по наблюдениям официальных лиц Иракского Курдистана, турецкая сторона за год нарастила присутствие своих ВС в этом районе, прилегающем к ее границам. Согласно этим оценкам, в распоряжении республики находятся около 80 аванпостов на севере Ирака. Там есть танки и бронетехника. Как сетуют наблюдатели, такая ситуация стала возможной из-за слабой контролируемости границы.

Аналитики всерьез говорят о том, что борьба за влияние в этой области имеет для отношений Анкары и Тегерана более опасный конфликтный потенциал, чем их противоречия по Сирии. Как отмечается в докладе берлинского Центра прикладных исследований Турции (CATS), особенно столкновение интересов Турции и Ирана заметно в районе Синджара на севере Ирака, который является важным пунктом пересечения сирийско-иракской границы. «Здесь Анкара стремится разорвать сухопутную связь между курдскими ополченцами в Северном Ираке и Северной Сирии, тем самым прекратив их взаимную материально-техническую и военную поддержку», – констатируют исследователи, отмечая, что стратегический потенциал коридора интересует и Тегеран.

Как заявлял, выступая в рамках Всемирного экономического форуме в Давосе, министр иностранных дел Ирака Фуад Хусейн, у центрального правительства в Багдаде «существуют определенные проблемы с соседними странами – Турцией и Ираном». «Мы признаем, что внутри Ирака есть группировки, действующие против властей этих государств, – продолжил он. – Конечно, Конституция Ирака запрещает присутствие на территории страны организаций, выступающих против других государств… Но, с другой стороны, нападения (которые проводят силы Турции и Ирана) на территорию Ирака противоречат международному праву».

В завершение отметим, что у Турции есть долгая история ведения боевых действий против РПК в Ираке, однако с 2019 года ее действия перетекли в новое качество: турецкие войска стали предпринимать более явные усилия по установлению постоянного контроля в ряде областей. С этой целью Турция построила несколько военных баз, которые дали возможность ее ВС контролировать всю турецко-иракскую границу с иракской стороны. Благодаря этим базам и постоянной военной и разведывательной деятельности Турции удалось оттеснить РПК», – отмечается в докладе CATS. Однако по мере того как военное присутствие Анкары и ее экономическое влияние на регион увеличивается, это добавляет еще один уровень сложности к соперничеству с Тегераном.

Повышение рисков отражает эскалация между ВС Турции и проиранскими силами в Северном Ираке, которая возросла за последнее время. По оценкам Вашингтонского института ближневосточной политики (WINEP), только за первую половину 2022 года число ракетных нападений на турецкие военные объекты в этой области увеличилось в среднем с полутора до семи ударов в месяц. Особое раздражение у Анкары вызывает то, что здесь проиранские формирования прагматично взаимодействуют с боевиками РПК. Если борьба за этот стратегически важный регион Ирака увеличит масштаб, то она может негативно сказаться и на позициях ВС США, продолжающих оставаться в Ираке после завершения своей боевой миссии.

52.56MB | MySQL:103 | 1,208sec