Турция: финальная стадия процесса определения единого кандидата для президентских выборов 2023 г. от оппозиционной Национальной коалиции

2 марта состоялась очередная встреча членов Национальной коалиции. Это мероприятие активно раскручивалось из-за анонсируемого определения единого кандидата на президентских выборах. По сути, с даты объявления основной темы предстоящего собрания оппозиционного блока (с 28 февраля) начинается цепочка важных событий, которая может закончится официальным инициированием предвыборной кампании. Поэтому рассматриваемая в этой статье тема считается важной.

Окончание процесса утверждения кандидата объединенной оппозицией может стать своеобразным спусковым крючком, после срабатывания которого внимание политических партий вернется к выборам. Ожидается определение ясности по двум важным вопросам: по дате выборов и окончательному списку кандидатов, которые будут подавать документы в Высший избирательный совет (YSK) для прохождения процедуры регистрации. Оба аспекта завязаны на итоги заседания Национальной коалиции.

Мы неоднократно отмечали, что планы по проведению выборов 14 мая предполагают наличие соответствующего официального решения о дате народного волеизъявления в начале марта. В частности, Эрдоган подчеркивал, что 10 марта оно будет принято, после чего будет опубликован официальный календарь электоральных мероприятий. До этого момента вариант с 14 мая стоит рассматривать как одну из вероятных опций. Зная о существовании такого свойства турецкой политики как ее изменчивость, у администрации президента Турции наверняка есть несколько вариантов. Его отличие связано с тем, что данный сценарий является наиболее предпочтительным для властей. Но это не значит, что их мнение может не поменяться. В этом смысле для нас существует связь между процессом определения кандидата оппозицией, их общим количеством и официальным началом предвыборной кампании. От способности/неспособности Национальной коалицией выставить единого кандидата диспозиция Эрдогана будет меняться. Поэтому при одних вариантах команда президента может форсировать события, а при других, наоборот, затягивать. Скорость процесса, во многом, зависит от того, в каком состоянии оппозиция выйдет на предвыборную гонку.

Влияние процесса определения кандидата Национальной коалиции наблюдается и в формировании окончательного списка кандидатов. От выбора объединенной оппозиции зависит взгляд других антиэрдогановских партий на выдвижение своих кандидатов. В этом смысле важны два участника процесса: Демократическая партия народов (HDP) и союз Партии победы (ZAFER) и Партии родины (MEMLEKET). Первые отмечали, что благосклонно оценивают кандидатуру Кемаля Кылычдароглу. Вероятно, что «фиолетовые» выдвинут символическую фигуру, которая может не пройти регистрацию в Высшем избирательном совете, после чего они могут поддержать кандидатуру лидера кемалистов. В свою очередь, руководство партии отрицательно относится к выдвижению мэра Анкары Мансура Яваша из-за его националистической идеологической ориентации. В таком случае партия оставляет за собой право на выдвижение своего кандидата. Фактическая четвертая коалиция с участием ZAFER и MEMLELET заявила о своих планах по выдвижению Мухаррема Индже, который уже участвовал в президентских выборах в 2018 г. Однако лидером Партии победы подчеркивалось, что в случае выдвижения Мансура Яваша его кандидатура будет поддержана. Поэтому сейчас нет даже понимания по поводу того, сколько кандидатов, в итоге, подадут документы в YSK и имена скольких из них избиратели увидят на бюллетенях.

Но несмотря на всю важность, продвижения по кандидатуре Кылычдароглу не отмечено. Но это не значит, что встреча 2 марта оказалась безрезультатной. Напротив, к определенным выводам она привела. Нужно отметить, что Кылычдароглу смог консолидировать значительную часть руководства правых турецких партий. Единодушие таких разных политиков, как Али Бабаджан, Ахмет Давутоглу, Темель Карамоллаоглу и Гюльтекин Уйсал, указывает на необычное свойство лидера кемалистов. Левоцентристскому политику удалось объединить значительную часть правого политического ландшафта. На этом он не останавливается, 3 марта состоялась его встреча с лидерами Левой партии и Рабочей партии Турции. То есть основная стратегия Республиканской народной партии связана с уменьшением количества кандидатов.

Однако основные противоречия с Хорошей партией (İYİ), которые начали проявляться еще при первом упоминании президентских амбиций Кылычдароглу в мае 2022 г., не разрешены. Этот фактор перекрывает все позитивные сигналы. Этот процесс протекает со совершением большого количества ошибок. Основная проблема связана с тем, что из-за затягивания согласования кандидата оппозиция сама себя лишает времени на проведение полноценной подготовительной работы. Официальная кампания ведется всего лишь 60-65 дней, хотя в Турции существует 81 провинция. Поэтому начало кампании чуть раньше официального ее старта создало бы конкурентное преимущество для оппозиции, с точки зрения организации деятельности и агитационных мероприятий во всех провинциях. Однако мы наблюдаем то, что партии исходят от личных интересов, что ставит под угрозу всю подготовку объединенной оппозиции.

52.19MB | MySQL:103 | 0,496sec