Оценки Института исследований национальной безопасности стратегических вызовов Израилю в 2023 г. Часть 9

«Стратегическая оценка Израиля-2023» Института исследований национальной безопасности (INSS) определяется как «результат глубокого анализа, дискуссий и размышлений всех экспертов Института с целью поставить на повестку дня израильской общественности рассмотрение основных угроз национальной безопасности и стимулировать дискуссию об их возможных последствиях»[i].

Эксперты INSS Кармит Валенси, Орна Мизрахи, Йорам Швейцер, Эден Кадори рассматривают ситуацию на «северной арене» Израиля (Ливан, Сирия и множество действующих там государственных и негосударственных акторов), откуда исходит «наиболее серьезная конвенциональная военная угроза». Эту арену они считают «наиболее тесно связанной с Ираном, лидером радикальной оси, который служит идеологическим и оперативным центром», действующим против еврейского государства.

Предполагается, что «в основе военной кампании Ирана и «Хизбаллы» лежит системная логика, которая включает в себя попытки усиления за счет производства на местах и переброски оружия из Сирии в Ливан. Во время чрезвычайной ситуации эта кампания ведется в основном посредством регулярных и резервных сил в Ливане, которые обладают разнообразными военными возможностями (огневой мощью, спецназом, маневренностью, БПЛА, противотанковыми управляемыми и крылатыми ракетами), помимо резервных сил в Сирии, способных усилить фронт в Ливане с помощью открытия огня и ведения разведки, чтобы отвлечь внимание Израиля». Соответственно «Израиль ведет военную кампанию на обеих аренах, признавая взаимовлияние операций в Сирии и Ливане». При этом отмечается, что «в гражданских аспектах между этими двумя странами нет существенного взаимодействия или общих институтов. Более того, преобразования, которые произошли в Сирии и Ливане в последние годы отражают большую степень автономии по отношению к Ирану как со стороны ливанской [политической] системы, включая «Хизбаллу», так и со стороны режима Асада».

Нынешнюю израильскую стратегию в отношении Ливана эксперты определяют как заточенную на «противодействие угрозе безопасности еврейскому государству со стороны «Хизбаллы», в основном на ливанской границе, а также из Сирии, учитывая место и центральную роль этой организации в шиитской оси, возглавляемой Ираном».

В качестве главной цели Израиля в 2022 г. называется «сохранение мира и безопасности на границе с Ливаном и улучшение отношений с «Хизбаллой». Стратегия включала попытку затормозить усиление организации путем срыва поставок оружия в Ливан и сокращения ее присутствия в приграничных с Сирией районах, при этом избегались шаги, которые могли бы привести к эскалации, сохранялся баланс в ее сдерживании». Эксперты обращают внимание на то, что «никакой упорядоченной стратегии Израиля в отношении Ливана так и не было сформулировано, за исключением политики невмешательства в его внутренние дела ввиду серьезного там экономического и политического кризиса».

В INSS отмечают, что «несмотря на усилия Израиля в рамках «кампании между войнами», «Хизбалла» в прошлом году продолжила свое военное усиление с помощью Ирана, пусть и не такими темпами и не в желаемых ею масштабах. Организации удалось увеличить огневую мощь, продвинуться в реализации программы создания точных ракет, а также расширить арсенал БПЛА и ЗРК». Эксперты обращают внимание на то, что «организация действует взвешенно и сдержанно по отношению к Израилю, даже когда она дошла до предела в своих угрозах, как это было при подготовке к подписанию соглашения о демаркации морской границы. Это было сделано для поддержания баланса сдерживания по отношению к Израилю и закрепления статуса «Хизбаллы» внутри страны как «защитницы Ливана»». По мнению израильских экспертов, «даже если в рядах организации и есть ощущение, что она способна иметь дело с Израилем, тяжелое положение Ливана (проявившееся на парламентских выборах в мае 2022 г.) по-прежнему требуют от нее большей сдержанности. Именно это заставило ее руководство согласиться на подписание соглашения между Ливаном и Израилем (в октябре 2022 г. при посредничестве США). Прилагаемые «Хизбаллой» усилия до сих пор были успешными в сохранении ее доминирующего положения в ливанской политической системе».

В INSS положение Ливана оценивают как «движение к коллапсу, которое началось в 2019 г. и привело к полному банкротству без надежд на перемены в обозримом будущем. Население Ливана, большая часть которого находится за чертой бедности, выживает с большим трудом за счет финансовой помощи в виде денежных переводов ливанских рабочих и семей из-за границы, а также гуманитарной помощи, в основном с Запада. Отсутствие порядка проявляется, среди прочего, в росте насилия, в том числе в изъятии гражданами своих банковских вкладов».

Что касается политической сферы, израильские эксперты полагают, что «результаты прошедших 15 мая прошлого года парламентских выборов не исправили ситуацию, а только усугубили политический паралич из-за раскола между лагерем сторонников «Хизбаллы» и ее противниками, а также внутри самих этих политических сил. Правительственный вакуум усилился с окончанием срока полномочий президента Мишеля Ауна в конце октября прошлого года, замену которому до сих бор не подобрали. В этих ужасных обстоятельствах соглашение о демаркации морской границы с Израилем является единственным событием, которое вселило надежду на перемены в Ливане, хотя оно и не гарантирует немедленной экономической отдачи».

Эксперты INSS указывают на «двойной пробел в израильской стратегии в отношении Ливана. Во-первых, нет достаточного ответа на продолжение военного усиления «Хизбаллы», существует стремление избежать втягивания в широкомасштабную войну, в рамках которой Израиль может оказаться в состоянии войны против всех элементов шиитской оси. Таким образом, «Хизбалла» становится сильнее в военном отношении и сейчас является главной обычной угрозой для Израиля, а влияние Ирана на происходящее на израильско-ливанской границе может даже возрасти. Во-вторых, отсутствие обновленной и упорядоченной стратегии в отношении своего маленького северного соседа и согласованного ответа на вопрос, заинтересован ли Израиль в его крахе».

В INSS выделяют следующие альтернативные стратегии Израиля против «Хизбаллы»:

  1. Продолжение существующей политики, ориентированной на сохранение баланса сил в средствах сдерживания.
  2. Изменение баланса в средствах сдерживания в пользу Израиля за счет расширения военной активности (упреждающей и ответной) против организации.
  3. Осуществление действенных мер (вплоть до упреждающей атаки) даже ценой ухудшения ситуации.

В отношении Ливана:

  1. Невмешательство во внутренние дела Ливана.
  2. Усилия на международной арене по ускорению и расширению действий по стабилизации внутренней ситуации в Ливане.
  3. Прямые политические шаги в сторону Ливана, используя газовое соглашение для улучшения отношений между двумя странами.

В рекомендации своей стратегии эксперты исходят из предположений, что, «с одной стороны, у Израиля есть острая потребность в обеспечении своей безопасности, подрыве чувства безопасности «Хизбаллы» и еще большем изменении баланса сил в средствах сдерживания в свою пользу, а с другой – он явно заинтересован в стабильности ливанского государства и предотвращении хаоса, который может привести к полному захвату страны «Хизбаллой» и Ираном». Поэтому они рекомендуют принять стратегию, сочетающую инициативные действия, направленные на ослабление «Хизбаллы» и активную политику, которая будет способствовать стабилизации и улучшению ситуации в Ливане.

Исходя из этого против «Хизбаллы» рекомендуется комплекс мер. «Меры на военном уровне: постоянное рассмотрение необходимости и возможности наращивания военных действий — в основном ответных — чтобы помешать усилению организации и продемонстрировать возможности Израиля, пользуясь при этом все более ухудшающимся положением «Хизбаллы» в ливанской политической системе. В то же время нужно активизировать усилия против организации на региональной и международной арене. На политическом уровне: добиваться все большего признания всей «Хизбаллы» террористической организацией. На экономическом уровне: углубление санкций против нее и нанесение ущерба ее внешним источникам доходов за границей. На уровне сознания: ответ на обширную деятельность организации по нанесению морального ущерба ЦАХАЛу и народу Израиля».

В отношении Ливана в INSS советуют «проводить активную политику, направленную на использование дружеских связей Израиля на региональной арене (страны Персидского залива и особенно Саудовская Аравия) и на международной арене (в основном США и Франция) для расширения экономической помощи и поддержания стабильной ливанской политической системы. При этом необходимо снижать статус и влияние «Хизбаллы» и усиливать ее противников». Эксперты рекомендуют разработать механизм, гарантирующий, что помощь Бейруту не дойдет до ливанской шиитской организации. По их мнению, «Израилю следует продемонстрировать приверженность реализации соглашения о демаркации морской границы с Ливаном, чтобы максимально использовать заложенный в нем потенциал. В этом же контексте Израилю нужно согласиться на участие Ливана в региональном газовом форуме, а также проводить постоянную и декларируемую политику в отношении готовности оказать Бейруту помощь напрямую, даже если ожидается, что на этом этапе предложение не будет принято».

[i] Strategic Analysis for Israel 2023 / INSS. https://www.inss.org.il/he/wp-content/uploads/sites/2/2023/01/StrategicAssessment22-23_HEB_5-1.pdf

52.22MB | MySQL:103 | 1,085sec