Иранский эксперт об ухудшении экономической ситуации в Иране

Интернет-сайт Института Ближнего Востока в своих публикациях отмечал обострение экономической ситуации в Исламской Республике Иран. Одной из главных причин этого является сильнейшее санкционное давление, которое страна испытывает почти все годы после победы там Исламской революции в феврале 1979 г. и последующего установления режима исламской республики. Конечно, частично происходит то, что называют адаптацией экономики под санкции, или его иранским вариантом «Эктесадэ мокавэмат» («Экономика сопротивления»). Однако все более заметно другое — все последние годы в стране фиксируются двухзначные темпы инфляции, наблюдается рост безработицы, особенно заметной среди молодого трудоспособного населения, в том числе — выпускников вузов. Невообразимых высот достигли цены на продукты питания. Газета «Хаммихан»(«Соотечественник»)  описала на днях экономические проблемы ИРИ следующим образом: «Экономика Ирана, по мнению специалистов, близка к краху. Темпы годовой инфляции поднялись выше 45%. Рост стоимости иностранной валюты в последние годы измеряется десятками раз. Это важнейшие индикаторы, которые бьют тревогу о приближающемся экономическом коллапсе». Две недели назад зафиксирован исторический рекорд падения национальной валюты, которая резко обвалилась до отметки 50 тысяч туманов (10 риалов) за один доллар, а затем продолжила дешеветь, остановившись лишь на отметке 57500 туманов, что повергло в шок местных экономистов. Профессор Тегеранского университета экономист Масуд Нили сравнивает нынешнее положение, когда доходы от нефти недоступны, с тем, что страна попала в пасть акулы, и непонятно, что дальше делать. Тревожные вести характеризуют самые разные сферы экономической жизни. Вот, например, Телеграм-канал «Иранмолк» («Иранская собственность») опубликовал прогноз цен на жилье в новом 1402 г. по местному солнечному летоисчислению (он начнется 21 марта 2023 г.), где предвидится повышение цен на жилье от 20 до 30%. Прогноз основан на выкладках  консультантов по недвижимости о состоянии рынка недвижимости после начала нового года. Их настораживает, что просел рынок недвижимости, что  большинство продавцов временно прекратили продажу своей недвижимости в надежде тенденции к росту цен и повышении доходов продавцов этого вида собственности из-за чувствительных колебаний курса доллара. Консультант по недвижимости в одном из районов Большого Тегерана говорит: «У нас в стране цены на недвижимость растут в геометрической прогрессии. В новом году мы реально увидим дальнейший рост цен на жилье. Эта тенденция сохранится и впредь».

В Иране серьезным показателем здоровой экономики является цена на мясо. Всем понятно, что в условиях падения национальной валюты дороговизна должна охватить и цены на этот популярный белковый продукт. И это давно случилось. Издание «Эктесад24» (Экономика24») написало, что спрос на мясо сократился вдвое.  Опубликованный в этом издании отчет показывает, что «при политике, которую правительство, якобы ориентированное на справедливость, проводит для удовлетворения потребностей производителей, цены на красное мясо растут с каждым днем».  «Эктесад24» отмечает, что во многих семьях «на столах для мяса больше нет места. Далеко не все …могут позволить себе купить этот традиционно важный белковый продукт».  Издание фиксирует мысль о том, что финансовая устойчивость большинства населения отстает от инфляции цен на этот продукт, и спрос на рынке катастрофически упал. Понятно, что этому есть и другие причины: «Производители мяса утверждают, что себестоимость этого продукта растет из-за дороговизны кормов и роста текущих затрат, на которые влияют текущие процессы,  в первую очередь – подорожание кормов, причем, просто в разы».

Но приведенные выше примеры носят в целом  частный характер. Обобщение, при этом, еще более омрачает картину. Обратимся к экспертам-экономистам. Мохаммад Машинчиан в интервью СМИ выразил давно звучащее в иранском обществе утверждение, что иранское правительство просто-напросто потеряло контроль над проходящими в стране экономическими процессами. Оно лишилось рычагов воздействия как в целом в сфере макроэкономики, так и ее слагаемых. М.Машинчиан считает, что уже сегодня это имеет очень серьезные последствия, как для страны в целом, так и каждого из граждан. «Лидеры утратили способность руководить, не обладают сегодня возможностями проводить политику в сфере экономики. Правительство потеряло  нити связи со сферами экономической жизни страны. Ведь вопрос не в том, что они не могут совладать со страшной инфляцией, а в том, что правительство не в состоянии оказывать влияние на факторы, формирующие падение национальной валюты и беспрецедентный взлет иностранной валюты, то есть доллара, который сейчас  оценивается в более чем полмиллиона реалов. И мы можем с уверенностью утверждать, что это результат неумелого и неквалифицированного управления и администрирования»

Он задается вопросом: можно ли утверждать, что Иран превращается в Северную Корею? И находит следующий ответ: скорее, ИРИ скатывается к венесуэлизации, это более точно показывается суть переживаемого Ираном момента. Современное состояние этой латиноамериканской страны, полагает М.Машинчиан,  более напоминает иранские реалии. Там такое же обилие минеральных и природных ресурсов и такие же политические условия, спровоцировавшие падение в экономическую бездну. «Так что мы повторяем венесуэльский вариант, движемся в этом же направлении. И там, и у нас главный фактор развития – нефть. И там, и у нас в нефти заложены стимулы для развития, и  поэтому такой как у нас диктаторский строй держится у власти 44 года, преодолевая все вызовы, с которыми сталкивается».

Размышляя над устойчивостью иранского режима, эксперт полагает, что «не будь нефти, не будь естественных резервов, он бы давно развалился и исчез из бытия». И даже в нынешней ситуации, когда нефтедоходы существенно уменьшились, ситуация в Иране далека от катастрофы, и об этом говорит то, что страна переживает запредельную инфляцию, а не полный крах режима.  По сути, считает М.Машинчиан, правительство возмещает все свои потери из кармана простого гражданина, делая его все беднее и беднее. Это достаточно распространенный в мире способ компенсации экономических потерь, которым пользуются все недемократические режимы. «Я бы назвал инфляцию политикой, которую иранский режим использует против своего народа. По-моему, таким способом исламский режим продлевает свое существование за счет обеднения своего населения. Причем, в руководстве Ирана не могут понять, что инфляция имеет экономическую основу. Там считают, что приказом сверху можно сдерживать инфляцию. Вот, например, интернет-сайт «Асрэ Иран» («Иранский век») 10 марта процитировал президента страны Эбрахима Раиси, «приказавшего в ближайшие дни вернуть доллар к отметке 28500 туманов. Однако, экономика не подчиняется приказам, у нее свои законы».

М.Машинчиан размышляет и над нынешними альтернативами. «Распространено мнение, что если Иран решит ядерную проблему и будет освобожден от санкций, то его экономические проблемы разрешатся. Я думаю, что в краткосрочной перспективе такое возможно. Страна экономически окрепнет, ослабнет давление на население, правительство сможет субсидировать слабые слои населения, снизить цены   на базовые продукты». Однако, резюмирует свои мысли об экономической ситуации в Иране в интервью СМИ М.Машинчиан сказал,  что надо понимать, что причины кризиса режима лежат внутри страны, а не за его пределами. Правящий в стране режим просто не имеет потенции управлять страной и эффективно ее развивать. В любой демократической стране действуют в направлении улучшения жизни народа путем различных реформ. В Иране же ищут причины кризисов за пределами страны, создавая образ врага и пытаясь с ним бороться. Это, полагает эксперт, тупиковый путь, и пример Ирана это доказывает со всей очевидностью.

52.27MB | MySQL:103 | 0,414sec