О целях и перспективах активизации внешней политики правительства талибов в Афганистане

14 марта правительство Афганистана назначило нового генерального консула в Объединенных Арабских Эмиратах, что стало еще одним шагом, направленным на официальное оформление дипломатических отношений со страной Персидского залива. Министерство иностранных дел Исламского Эмирата сообщило в письме, что новым генеральным консулом в Дубае будет Абдур Рахман Феда, начальник протокола министерства. Феда заменил Масуда Ахмада Азизи, который был назначен  в 2020 г. бывшим правительством, поддерживаемым Западо и оставался на своем посту до этой недели. Прибытие Феда в Дубай 15 марта  знаменует собой последний по времени  из серии дипломатических шагов, направленных на укрепление поддержки Исламского Эмирата в регионе. Ранее в этом месяце правительство талибов направило своих дипломатов в посольство страны в Иране и консульство в Турции соответственно. Правительство талибов еще не было официально признано ни одной страной, и международное сообщество все еще пытается решить, как вести себя с новыми правителями страны. Бывший афганский дипломат, в настоящее время находящийся в Персидском заливе, заявил, что дипломатические изменения были вопросом «региональной необходимости», учитывая экономические реалии на Ближнем Востоке и в Азии. Попросив не называть его имени из-за деликатности вопроса, бывший дипломат сказал, что продолжающийся гуманитарный кризис и продолжающийся поток беженцев за пределы Афганистана означают, что страны региона должны создать официальные каналы связи с Исламским Эмиратом. С осени 2021 года Исламский Эмират назначил дипломатов на различные должности в посольствах и консульствах по всему  миру, включая мусульманские и арабские государства, в т. ч. Пакистан, Россию, Китай, Катар, Саудовскую Аравию и Малайзию. Асиф Моблег, афганский политический аналитик, базирующийся в Турции, преуменьшил значение этого шага и сказал, что, хотя Исламскому Эмирату удалось добиться «признания де-факто», у него все еще нет официального государственного статуса: «Это всего лишь канал связи… Этим странам нужен представитель для решения проблем с нынешним правительством, и в данном случае это «Талибан»». В тот же день, когда был назначен Феда, делегация Министерства по делам беженцев и репатриации Исламского Эмирата отправилась в Иран, где, как сообщается, она оценит положение афганских беженцев. ОАЭ разорвали связи с «Талибаном» после терактов 11 сентября 2001 г. в США, но обе стороны установили прочные отношения с тех пор, как США вывели свои войска в 2021 году. В декабре прошлого года делегация Исламского Эмирата во главе с исполняющим обязанности министра обороны Мавлави Мохаммадом Якубом Муджахидом, сыном основателя движения «Талибан» муллы Мохаммада Омара, вылетела в Абу-Даби для встречи с президентом ОАЭ Мухаммедом бен Заидом (МБЗ). Вскоре после встречи с талибами МБЗ, отправился в Доху, где встретился с эмиром Катара Тамимом бен Хамадом Аль Тани во время чемпионата мира по футболу. Дипломатические, гуманитарные и экспертные источники, знакомые с этим вопросом, сообщили  в то время, что, хотя международные СМИ в основном связали встречу со спортивным мероприятием, обсуждения на самом деле были в основном сосредоточены на Афганистане. С тех пор, как талибы вернулись к власти летом 2021 года, обе страны стали неразрывно связаны с Афганистаном. Когда бывший президент Ашраф Гани бежал из страны в сопровождении группы других официальных лиц, они в конечном итоге оказались в Абу-Даби. Хотя большинство других пассажиров самолета в конечном итоге вернулись к своим семьям в Европе и Соединенных Штатах, Гани остался в столице ОАЭ. Со своей стороны, Доха принимала делегации талибов с 2011 года, когда бывший президент США Барак Обама надеялся использовать Катар в качестве базы, с которой официальные лица США и Афганистана могли бы вести переговоры с «Талибаном», который оказывала активное сопротивление бывшему правительству и его западным союзникам. В Дохе администрация президента Д.Трампа также подписала мирное соглашение от февраля 2020 года, которое в конечном итоге привело администрацию Дж.Байдена к выводу из Афганистана всех американских войск 31 августа 2021 года. К ноябрю 2021 года администрация Байдена назначила Катар дипломатическим представителем Вашингтона в Исламском Эмирате. Британские дипломатические  источники, говорившие на условиях анонимности, сообщили, что с конца 2022 года между США, европейцами и Исламским Эмиратом растут разногласия из-за разных взглядов на то, кто должен выступать в качестве основного посредника между Западом и правительством, управляемым талибами. Дипломатические и экспертные западные источники, знакомые с этим вопросом, говорят, что многие в руководстве Исламского Эмирата предпочитают работать с Абу-Даби, в то время как Запад продолжает возлагать свои надежды на Доху.  Талибы также сосредоточены на налаживании контактов с афганской диаспорой в ОАЭ, где проживает около 300 000 человек, в том числе высокопоставленные торговцы и инвесторы. В прошлом месяце глава Афганского делового совета Хаджи Обайдулла Садер Хаил сообщил местным СМИ, что афганцы инвестировали в ОАЭ более 10 млрд долларов и готовы перевести свои деньги в Афганистан, если Исламский Эмират создаст подходящие условия. Кроме того, многие афганцы, которые либо живут, либо имеют семьи в Иране и Пакистане, также обратились за помощью в консульство Дубая из-за переполненности представительств в Тегеране и Исламабаде (всего страну покинуло примерно 700 тыс. человек – авт.). Признавая все это, официальные лица Исламского Эмирата неоднократно посещали ОАЭ, пытаясь привлечь потенциальных эмиратских и афганских инвесторов в страну, которая в настоящее время переживает серьезный экономический спад из-за западных санкций, сокращения помощи и банковских ограничений. Прошлой весной Кабул подписал меморандум о взаимопонимании с базирующимся в ОАЭ консорциумом GAAC / G42, который возьмет на себя ответственность за наземное обслуживание в международных аэропортах в Кабуле, Герате и Кандагаре. В то время надеялись, что соглашение приведет к возвращению международных авиакомпаний в Афганистан, в частности, бюджетного перевозчика ОАЭ FlyDubai, однако, после нескольких заявлений о предстоящем возобновлении авиасообщения, Emirati и Turkish Аirlines еще не вернулись в Афганистан. Даже без возвращения международных рейсов соглашение было расценено как решительный шаг Исламского Эмирата в расширении его отношений в Персидском заливе. Почти год бывшие конкуренты Абу-Даби в Дохе вместе с Анкарой вели переговоры о помощи в управлении аэропортами Афганистана. Тем не менее, Вали Форотан, политический аналитик из Кабула, сказал, что эти страны в значительной степени осознали суровую реальность страны, которой в настоящее время управляет правительство, обвиняемое в нарушениях прав человека и лишающее женщин доступа к образованию и работе. Форотан сказал, что, даже если им не особенно нравится политика Исламского Эмирата, они видят в нем «сильную боевую силу, которая имеет некоторую поддержку среди людей», и поэтому они надеются, что талибы могут служить «одной группой, которая, возможно, сможет работать вместе, чтобы помочь им достичь их цели» в Афганистане и регионе.

Аналитики американского  Института мира полагают, что предыдущие дипломатические усилия  правительства талибов были подорваны сторонниками жесткой линии, близкими к лидеру шейху Хайбатулле Ахундзаде, и что «кризис дипломатии в «Талибане» вызван потерей руководством доверия к официальному диалогу как эффективному политическому инструменту после провала внутриафганских переговоров и ключевых каналов диалога после захвата власти в августе 2021 года». Они полагают, что взаимодействие с талибами для стабилизации ситуации в регионе потребует укрепления доверия, которым лучше всего заниматься прежде всего  соседям этой страны (а не ОАЭ или Катару), поскольку США и Европа не будут заниматься активной дипломатией на этом направлении, пока они успешно не завершат войну между НАТО и Россией на Украине, а лидеры в Кабуле не изменят свою политику в качестве цены за вступление в дипломатический диалог с Западом.

Во-первых, соседя в отличие от США и НАТО некогда ждать, им приходится жить сейчас с последствиями своих действий. Далее, они могут работать опосредованными каналами обмена информации между Вашингтоном и Кабулом. Обе стороны такого диалога «слишком близки к проблеме», поэтому необходима третья сторона с ясным взглядом, чтобы помочь Афганистану добиться успеха.

Во-вторых. В условиях экономических санкций США и замораживания ими банковских авуаров, ближайшие соседи Афганистана могут обратится за средствами к членам Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций или Исламскому банку развития (ИБР). На самом деле, ИБР может быть лучшим средством для привлечения талибов к вопросу о положении женщин и девочек, поскольку его политика заключается в том, чтобы «помочь достичь гендерного равенства в соответствии с принципами ислама», и у него больше авторитета, чем у США, НАТО или Европейского союза (кроме того, азиаты могут быть в состоянии незаметно продвигать «умеренный» «Талибан», а США этого сделать не могут). Азиаты также могут привлекать экспертов из Турции, Японии, Южной Кореи, Узбекистана, Казахстана, Ирана, Индии и Пакистана для помощи в реализации проектов в Афганистане. Однако, если Индия сыграет свою роль, «Талибану» придется активно работать, чтобы удержать Исламабад от захвата форума, чтобы использовать его против Индии, а Пакистан может настаивать на решении проблем, вызванных пакистанским «Талибаном», поскольку страна сталкивается с «идеальным штормом» проблем, по словам пакистанского министра иностранных дел.

Будущими задачами этой  группы являются:

  1. Организация соответствующего форума и рассмотрение вопроса о дополнительных членах, если это необходимо.
  2. Определение ожиданий. Это будет важно, поскольку «большие братья»: Китай, Пакистан, Иран и Турция, возможно, имеют завышенные ожидания от своей роли и влияния.
  3. Выполнение задач. Кто будет контролировать постановку задач и обеспечивать их выполнение? Существующий орган, такой как ИБР, или новая специальная группа?

Отсутствие прогресса по афганской ситуации может устроить лидеров США и Европы, поскольку они озабочены ситуацией на Украине и считают, что тезис «чем хуже, тем лучше» будет отвечать их интересам в Афганистане. Но «время – деньги», и Азия проигрывает, чем дольше Афганистан находится в автономном режиме, поскольку у нее нет роскоши переждать режим талибов, хотя Вашингтон и Брюссель серьезно полагают, что это может произойти в среднесрочной перспективе.

52.38MB | MySQL:103 | 0,468sec