Что стоит за перестановками в алжирском правительстве

16 марта алжирский президент Абдельмаджид Теббун отправил в отставку большую часть правительства АНДР – около десяти министров. В том числе и относительно успешных. Что отражает его противоречивый курс.

Президент Алжирской Республики Абдельмаджид Теббун произвел 16 марта масштабные перестановки в правительстве страны. Все они напоминают министерскую чехарду. Ведь с момента его прихода на пост главы государства в декабре 2019 года это уже седьмые по счету перестановки глав министерств.

О предстоящих перестановках в кабинете министров Теббун заявил на правительственном заседании 20 февраля 2023 года.

Однако мало кто ожидал, что они будут столь масштабными и затронут такие важные министерства  как внешнеполитическое, финансовое и торговое.

Пожалуй, самой обескураживающей стала замена деятельного и успешного министра иностранных дел Рамтана Ламамры, занимавшего этот пост с 7 июля 2021 года. Он уступил это место Ахмеду Аттафу, вернувшемся в МИД, которым он уже руководил с января 1996 года по декабрь 1999 года.

Напомним, что тогда его назначил глава «военной партии» Ламин Зеруаль, президент страны в те годы, пока Ахмеда Аттафа не отстранил новый алжирский лидер Абдельазиз Бутефлика.

При этом уход Ламамры из правительства провластные алжирские СМИ называют предсказуемым, поскольку в последние несколько недель он фактически исчез из их информационного поля. Во всяком случае, показательным было то, что, несмотря на его профессиональную активность, особенно в африканских странах, прорежимные СМИ зачастую умудрялись избегать его упоминания.

Как представляется, одна из причин – «ревность» к его достижениям не только самого Теббуна, но и представителей «военной партии». Они решили вовремя его «задвинуть», чтобы он своими африканскими и марокканскими достижениями не затмевал их.

Еще один неожиданный уход из правительства – министра торговли и содействия экспорту Камеля Резига. Его сменил Тайеб Зитуни, до настоящего времени занимавший пост генерального секретаря второй по значимости «партии власти» в алжирском парламенте – Национальном демократическом объединении.

Неожиданность ухода Резига подчеркивается тем, что он пользовался доверием президента Теббуна в течение трех долгих по алжирским меркам для пребывания в министерской должности лет.

Так, именно Камеля Резига многие провластные СМИ АНДР называли «творцом двукратного увеличения в 2022 году неуглеводородного экспорта».

Однако в конечном итоге он разочаровал Теббуна, назначившего его на этот пост. Он попал в его опалу после того, как на заседании правительства 20 февраля 2023 года выступил «против путаницы между защитой отечественного производства и протекционизмом в виде последовательных запретов на импорт продуктов, негативно повлиявших на национальный рынок, спровоцировавших экономический кризис и нехватку некоторых потребительских товаров».

Напомним, что президент АНДР активно проводит курс по экономии национальных средств путем искусственного ограничения потребления граждан страны.

В частности, все алжирцы прочувствовали в полной мере на себе его политику, согласно которой на их рынок запретили или уменьшили поставки сотен наименований иностранной продукции от продовольствия до автомобилей. Результатом стали их дефицит, рост стоимости и расцвет «черного рынка». И как следствие – пока еще глухой ропот алжирского населения, страдающего от продолжающихся экономико-политических экспериментов Теббуна

Интересно, что в своем коммюнике Теббун тогда фактически обвинил в своих грехах Камеля Резига, заявив, что «сокращение импортных пошлин должно происходить не в ущерб потребностям гражданина, а с учетом наличия отечественного производства, как количественного, так и качественного».

Впрочем, с его увольнением проблема не решена. Преемнику Камеля Резига Тайебу Зитуни, придется приложить немало усилий, чтобы обеспечить этот заявленный Теббуном «справедливый баланс между необходимостью сократить расходы на импорт и обеспечения бесперебойного снабжения внутреннего рынка» дефицитными продуктами, невзирая на их качество.

Еще одно министерство, в котором произошли перестановки руководства – финансовое. Новым его руководителем стал Лаазиз Файед, заменивший Брахима Джамеля Кассали, ушедшего «по состоянию здоровья».

Неизвестный широкой публике Лаазиз Файед — технократ, ранее бывший директором по бюджету в том же Министерстве финансов.

Перестановки затронули и Министерство по делам молодежи и спорта. Занимавший пост его руководителя с июля 2021 года Абдеррезак Себгаг уступил его нынешнему президенту Олимпийского комитета Алжира Абдеррахману Хаммаду, прыгуну в высоту, бронзовому призеру Олимпийских игр 2000 года в Сиднее.

Далее Али Аун, назначенный в сентябре 2022 года главой Департамента фармацевтической промышленности вместо Лотфи Бенбахмада, укрепил свой аппаратный вес в результате преобразований его ведомства в Министерство фармацевтической промышленности и производства.

В свою очередь, Ахмед Зегдар, занимавший пост министра промышленности, был исключен из правительства.

Кроме того, Теббун вернул «независимое» Министерство гидравлики, объединенное в результате реорганизации 8 сентября 2022 года с департаментом общественных работ и базовой инфраструктуры

Таким образом, во главе его стал Тахар Дербал, а Лахдар Рахрух остался во главе Министерства общественных работ.

Подобное разделение, означающее дополнительное увеличение государственных расходов, требует сама обстановка по решению нарастающей проблемы обеспечения страны пресной водой.

Между тем, Фейсал Бенталеб, директор Национальной кассы социального обеспечения для лиц, не работающих по найму (Casnos), назначен главой Министерства труда, занятости и социального обеспечения, заменив Юсефа Шерфу.

Последний остался в правительстве, возглавив Министерство транспорта, заменив там Камеля Бельджуда, покинувшего исполнительную власть. Министерство цифровизации и статистики переходит к бывшей спортсменке в гиревом спорте Мерием Бенмилуд, заменившей Хосина Шерхабила, перешедшего на другую неназванную должность.

Далее министра туризма и ремесел Ясина Хаммади сменил Мохтар Дидуш; министра окружающей среды и возобновляемых источников энергии Самию Муальфи сменила Фазия Далеб, а министра рыболовства и рыбоводства Хишема Софиана Салауачи – Ахмед Бидани.

Кроме того, президент АНДР также назначил своего руководителя аппарата Абдельазиза Хеллафа государственным министром и советником, а вместо него Мухаммеда Эннадира Ларбави, бывшего послом в Каир, Лиге арабских государств и ООН.

На своих постах удалось остаться лишь немногим министрам: главе Министерства юстиции Абдеррахиду Таби, Брахиму Мераду, возглавляющему МВД, министрам энергетики Мухаммеду Аркабу, связи Мохаммеду Буслимани, образования Абдельхамиду Белабеду, и министру по делам религий и вакфов Юсефу Бельмахди.

Даже при беглом осмотре новых министерских назначений Теббуна становится очевидно, что он руководствуется прежде всего не профессиональными качествами конкретного человека, а личными моментами.

В первую очередь нынешний режим осуществляет отрицательный отбор и отфильтровывает руководителей министерств по степени их «бесцветности» и неспособности создать ему конкуренцию, а также личной лояльности.

Более того – успешная работа на благо Алжира, в частности, продемонстрированная Камелем Резигом и Рамтаном Ламамрой, служит прологом последующей отставки.

И это с учетом алжирской специфики неудивительно. На фоне страдающих параноей внешних заговоров и прожектерством Теббуна и главы «военной партии» Алжира генерала Саида Шенгрихи реально работающие на благо Алжира люди становятся им опасными. И потому их необходимо вовремя задвинуть, заменив «бесцветными» политическими куклами.

И можно предположить, что большинство из утвержденных на свои посты деятелей будут менее полезны в решении давно перезревших проблем, стоящих перед Алжиром.

52.57MB | MySQL:103 | 0,496sec