Об отношениях Ирана с США и европейскими странами в прошедшем 1401 году по иранскому календарю. Часть 2

    На пороге наступившего 21 марта в Иране 1402 г. по принятому в стране национальному солнечному календарю, известный иранский дипломат Али Маджеди, работавший послом ИРИ в Берлине, а до этого возглавлявший дипломатические миссии своей страны в Бразилии и Японии, рассуждает в интервью местным СМИ об отношениях  ИРИ с ЕС и США в ушедшем году. В продолжение интервью, экс-посол отмечает еще несколько моментов. Касаясь проведенной недавно в Германии Мюнхенской конференции по безопасности, он акцентирует внимание на том, что не приглашая на нее иранских официальных лиц, Германия позвала на форум представителей оппозиции. «Чем, как не своего рода дипломатической делегитимацией Тегерана можно назвать такой шаг? Мы видим в этом именно начало процесса лишения ИРИ легитимности, и соответственно – передачу этого права оппозиционным движениям», — сказал Маджеди.

Экс-посол продолжил: «Обратим внимание что, как и встреча в Давосе, которая  является самой важной экономической встречей для определения перспектив в международной торговле, Мюнхенская встреча по вопросам безопасности обсуждает наработки и перспективы безопасности в международных делах. На ней присутствуют главы важных и влиятельных стран» и добавил: «Помню, когда я был послом Ирана в Германии, Берлин просил Тегеран, чтобы Хасан Роухани, как президент Ирана, участвовал в Мюнхенской конференции по безопасности, но господин Роухани по каким-то причинам не принял это приглашение. Но каждый год глава иранского МИДа г-н Мохаммад Джавад Зариф участвовал в Мюнхенской конференции по безопасности. У нас все эти годы было сильное и серьезное присутствие на Мюнхенской конференции по безопасности».

А.Маджеди  приводит такой факт: часть переговоров по СВПД и встречи Зарифа с его европейскими коллегами проходили в кулуарах Мюнхенского совещания по безопасности. Он сравнивает эту ситуацию с текущей:  Германия не только не пригласила Иран, но открыла свои двери для антииранской оппозиции для участия  Мюнхенской конференции. «Если бы Германия просто не пригласила Исламскую Республику Иран принять участие в Мюнхенской конференции по безопасности, у нас были бы причины для беспокойства. Но когда вместо официальной правительственной делегации зовут на форум оппозиционное движение, это удваивает нашу тревогу и беспокойство, которое мы не можем игнорировать.  На наш взгляд, начат процесс устранения и игнорирования Ирана в сфере безопасности, политических, дипломатических, экономических и торговых отношений», — отметил Маджеди.

«Безусловно, такая тенденция должна быть исправлена в начавшемся 1402 г.», — считает иранский экс-посол. Тегерану следует серьезно пересмотреть свою политику, подходы, решения, действия и позиции по всем затронутым выше вопросам. Если этого не произойдет, несомненно, 1402 г. создаст для страны глубокий кризис в экономической, политической и дипломатической сферах, и, как следствие, упадок авторитета Ирана с более болезненными последствиями, нежели в 1401 г.  Продолжающееся падение риала, пик инфляции, безработица, сокращение продуктового разнообразия на столах простых граждан — все это вызовет беспрецедентное отчаяние в обществе. «Когда люди сравнивают свое положение с предыдущими годами или с другими странами региона и мира, и в то же время видят, какими возможностями, богатством, потенциалом и способностями обладает Иран, гражданскому возмущению нет предела», — сказал экс-посол.

«Интересно взглянуть на другую проблему, — продолжает А.Маджеди. — В Германии ряд натурализовавшихся иранских эмигрантов присутствуют в политической сфере страны. Интересно, как они, особенно Партия зеленых, воспринимают антииранский тренд Берлина во время правления Олафа Шольца?» и продолжил: «В период, когда я был послом Ирана в Германии, у меня было много звонков и встреч с г-ном Омидом Нурипуром, который является нынешним сопредседателем Партии зеленых. Он даже совершил поездку в Иран во время правления Роухани и участвовал во внутренних конференциях и встречах. У меня с О.Нурипуром были обширные, теплые и близкие отношения, потому что Партия зеленых пыталась наладить конструктивные отношения с Исламской Республикой Иран. Но теперь тот же человек стал движущей силой антииранских нарративов правительства Шольца и г-жи Бербок, министра иностранных дел Германии. Так вот, О.Нурипур настолько проникся антииранизмом, что обвиняет г-жу Барбок, и канцлера Шольца в пассивном и неэффективном подходе к противостоянию с Ираном. Он даже подал в этой связи запрос об импичменте в адрес этих политиков».

Что же заставило Германию поставить на повестку дня беспрецедентную конфронтацию с Ираном? Экс-посол ИРИ в Берлине считает, что причина кроется в рисках безопасности ЕС в ходе войны в Украине, а  Германия является движущей силой торговли, экономическим мотором ЕС. Ущерб для Германии в ходе российской военной операции, с которой Иран аффилирован, весьма чувствителен, считает А.Маджеди и констатирует: «Вспомним, что Германия географически ближе к России, и около трети электроэнергии Германии поставлялось через Россию. Теперь военная операция РФ нанесла серьезный ущерб экономическим и торговым отношениям этой страны. Кроме того, мы стали свидетелями прибытия миллионов украинских иммигрантов и беженцев в Германию, что легло тяжелым экономическим бременем на правительство Шольца. Так что вполне логично, что Германия сейчас думает о противостоянии Ирану гораздо больше, чем другие европейские страны, и пока СВО продолжается и поведение Ирана не меняется, Германия будет настаивать на принятии антииранских подходов. Уже сегодня заметно  резкое снижение экономических и торговых отношений между двумя странами. Встает вопрос, есть ли потенциал и основания для разрыва отношений между двумя странами, как это уже бывало, например, в 1997 г.?».

Экс-посол ИРИ в ФРГ считает, что все зависит от того, какую линию предпочтет Иран в реализации СВО в новом году: «Если она не изменится, нам придется стать свидетелями более масштабных, серьезных и глубоких последствий со стороны Германии, ЕС и всего коллективного Запада». «Возникает вопрос, — продолжает он, — каким будет будущее войны в Украине на следующий год? Приведет ли посредничество таких игроков как Китай к ее прекращению, или мы станем свидетелями ее продолжения? Каждый из этих сценариев, несомненно, повлияет на диалог ИРИ с Германией, и Европой в целом».

По этой причине, убежден иранский дипломат, ИРИ должна менять свои подходы во внешней, экономической политике и политике безопасности. Нужно изменить и пугающие показатели экономики. Как написал недавно один из видных иранских аналитиков, средняя инфляция в Иране составляла около 36% в годы санкций и около 16% в годы без санкций. Так вот, если бы внешняя политика Ирана была бы направлена на снижения напряженности и активизацию СВПД, то были сняты санкции, и обменный  курс был бы между 10 и 12 тысячами туманов ( 1 туман равен 10 риалам) за доллар, а не 50 или 60 тысяч как ныне. «Как видим,- заключил иранский дипломат, — политическая реальность хорошо интерпретируется экономическими выкладками».

52.55MB | MySQL:103 | 0,567sec