Об обострении кризиса между испольнительной и судебной ветвями власти в Израиле

23 марта рано утром  пленум Кнессета принял закон об импичменте, выдвинутый председателем правящей коалиции Офиром Кацем. Законопроект утвердили большинством в 61 голос, т3 депутатов от Ликуда не голосовали с правящей коалицией. Понимая, что имея большинство в Кнессете депутаты Давид Битан и Дуди Амсалем решили показать себя радетелями за права больных, объявив, что не будут голосовать с коалицией, пока Кнессет не утвердит закон об отмене НДС на дорогие противораковые препараты, не входящие в «корзину лекарств».

В итоге закон, принятый во втором и третьем чтениях, позволяет объявлять импичмент премьер-министру только «по состоянию здоровья или психическим расстройствам», а не по  мнению юрисконсульта правительства. Только сам премьер-министр или члены правительства в составе 75% могут объявить об отставке главы кабинета. Если импичмент будет объявлен ​​вопреки мнению премьер-министра, спикер Кнессета вынесет решение на пленум, где потребуется большинство в 90 депутатов Кнессета. Созыв Кнессета по этому вопросу во время каникул не предусматривается.

После того, как законопроект был представлен на обсуждение, юрисконсульт правительства Гали Баарав-Миара выразила несогласие с действиями коалиции. «Механизмы, содержащиеся в предложении, порождают юридические и практические трудности, которые требуют доработки», — написала она.

Лидер оппозиции Яир Лапид заметил в своем Твиттере: «Как воры в ночи, коалиция приняла непристойный и коррумпированный персональный закон. Пусть граждане Израиля знают: незадолго до праздников, когда стоимость жизни стремительно растет, Нетаньяху снова заботится только о себе». Председатель партии НДИ Авигдор Либерман сказал, что его партия подает петицию в Верховный суд (БАГАЦ).

Получив индульгенцию против возможных попыток БАГАЦа отстранить его от власти Биньямин Нетаньяху тут же бросился в бой за продолжение судебной реформы заявив: «До сегодняшнего дня мои руки были связаны, мне угрожали импичментом. Все, с этим покончено. Начинаю заниматься реформой в полную силу ради блага народа Израиля».

Ведь теперь после утверждения закона о невозможности импичмента Нетаньяху может игнорировать ограничения, которые накладывает на него статус подсудимого, и начинает «в полную силу» заниматься «реформой» судебной системы.

Прологом к этому драматическому финалу был набор тезисов, которые Нетаньяху твердит уже третий месяц: народ хочет согласованного варианта реформы, Нетаньяху всей душой желает того же — но «увы, оппозиция на переговоры не идет».  Он объявил, что на следующей неделе правящая коалиция утвердит закон о новом составе комиссии по назначению судей, и слегка безапелляционно  заверил, что хотя 6 из 11 мест в комиссии получит правящая коалиция, а решения будут приниматься простым большинством голосов, контроля над назначениями судей правительство не получит.

В ходе выступления Нетаньяху воздержался от бранных ярлыков и ни разу не назвал своих противников «анархистами» — он признал даже, что «противники реформы — не предатели». Это смягчение тона было необходимо, чтобы подвести к заключительному аккорду: согласно новой легенде Нетаньяху, до сих пор страна шла вразнос только из-за того, что «злокозненные юристы» запретили ему заниматься правовой реформой, — теперь же он, избавившись от угрозы импичмента, наконец, возьмет все в свои руки и приведет к «согласованному варианту», которого так и не сумел достичь президент Ицхак Герцог.

Однако стоит напомнить, что «злокозненными юристами», навязавшими Биньямину Нетаньяху «абсурдное» ограничение полномочий, были его собственные адвокаты — это они в 2020 году заверяли БАГАЦ, что обвиняемый может быть премьер-министром Израиля, достаточно лишь ограничить его прерогативы соглашением о недопущении конфликта интересов. БАГАЦ принял эту позицию, не заблокировал назначение Нетаньяху на пост главы правительства и предписал юрисконсульту правительства Авихаю Мандельблиту составить для него соглашение, предотвращающее конфликт интересов.  Именно это соглашение, подкрепленное вердиктом БАГАЦа, Нетаньяху сейчас публично разорвал.

На предстоящей неделе коалиция намерена утвердить в последнем чтении первый и ключевой для Нетаньяху закон об изменении состава комиссии по назначению судей — 6 из 11 мест в ней будут отданы депутатам и министрам от правящей коалиции, коалиция сможет назначить по своему вкыбору двух судей и председателя Верховного суда, что означает установление фактического контроля правительства над высшим органом судебной власти. Нетаньяху объявил, что закон будет утвержден, а он прекратит исполнять вердикты БАГАЦа, возглавит «реформу» и «лично гарантирует» полное соблюдение прав всех граждан.

После конфронтационного заявления премьер-министра Нетаньяху оргкомитет протестного движения объявил, что борьба против правительственных планов выходит на новый уровень — с 26 марта в Израиле объявлена «неделя национального паралича» с забастовками, блокированием дорог, демонстрациями по всей стране и «персональными» протестными акциями против министров правящей коалиции по маршрутам их передвижения.

В воскресенье и понедельник протестующие намерены «парализовать» передвижения министров и депутатов. Вторник и среда станут «днями национального паралича», и в среду основная, самая массовая демонстрация пройдет у стен Кнессета в Иерусалиме. На четверг протестный штаб готовит сюрпризы, которые пока не раскрываются.

Сотни резервистов элитных подразделений ЦАХАЛа, боевых летчиков, спецназовцев и бойцов электронной разведки объявили о прекращении добровольной службы в Армии обороны Израиля и призвали министра обороны Йоава Галанта и всех, кто осознает разрушительные последствия силового проведения «реформы», воспрепятствовать реализации планов правительства.

В окружении министра обороны сказали журналистам Ynet, что Галант, возможно, еще выступит с публичным призывом к остановке «реформы» и «готов заплатить за это личную цену». Однако пока Нетаньяху удалось сорвал демарш министра обороны, пообещав ему «лично все уладить», но после «важного заявления» премьер-министра стало ясно, что он сознательно идет на дальнейшее обострение конфронтации и раскола в стране. В результате чего Израиль движется в сторону конституционного кризиса и в данном случае речь идет о столкновении исполнительной и судебной ветвей власти.

Министры и депутаты правящей коалиции объявили войну «законникам» — юрисконсультам и самому Верховному суду. Беспрецедентное стало новой нормой политической жизни: заключения юристов выслушиваются и выбрасываются в корзину, правящая коалиция утверждает новые законы, сознавая, что Верховный суд будет иметь все основания их отменить.

Пока же юрисконсульт правительства сообщила главе правительства, что своим выступлением он нарушил два постановления БАГАЦ, и отметила, что Верховный суд уже однажды усмотрел в действиях Нетаньяху то же недопустимое нарушение, за которое был отстранен с министерских постов Арье Дери, а именно попытку предъявить суду два взаимоисключающих аргумента. Нетаньяху отказывается исполнять свои обязательства по соглашению о недопущении конфликта интересов — тому самому соглашению, которое он обязался исполнять в 2020 году, чтобы судьи разрешили ему получить мандат на формирование правительства. Именно такое поведение Дери — обещал суду уйти из политики ради смягчения приговора и тут же отказался от своего обещания перед лицом другого суда — побудило даже самых консервативных судей БАГАЦа отказать лидеру ШАС в праве занимать правительственные посты.

Израильские правоведы отмечают, что после «важного заявления» БАГАЦ будет сложнее отклонить уже поданные и готовящиеся апелляции с требованием отстранения Нетаньяху и возбуждения против него нового уголовного дела за нарушение постановлений Верховного суда. Связав свое решение наплевать на закон с принятием нового «закона об импичменте», премьер-министр впервые открыто признал персональный характер этого нового закона, что также склоняет чашу весов не в его пользу — персональное законодательство в Израиле запрещено, это считается злоупотреблением полномочиями Кнессета.  После заявления Нетаньяху БАГАЦ имеет все основания отменить «закон об импичменте».

Таким образом, глава исполнительной власти бросает вызов Верховному суду — и если суд, при поддержке мощного протестного движения, примет вызов и отстранит премьер-министра, Нетаньяху обвинит судей в «попытке государственного переворота». Чем и как может разрешиться этот конституционный кризис, не хочется даже думать.  У Нетаньяху нет оснований рассчитывать на поддержку силовых структур в его противостоянии с правоохранительной системой, но вывести страну из хаоса и кризиса армия и полиция не могут.

Проблема и в том, что в  Израиле нет конституции и «основные законы» принимаются и отменяются простым большинством Кнессета. Нет и реального разделения исполнительной и законодательной ветвей власти. Единственным эффективным барьером на пути злоупотреблений властей остаются «активистские» суды и развитое гражданское общество. «Недостроенность» и слабость базовых институтов молодого по историческим меркам еврейского государства создает постоянную угрозу политических кризисов, не имеющих легального разрешения. В 2020 году эта угроза реализовалась: страна оказалась втянута в бесконечный цикл выборов, не способных завершиться формированием мало-мальски дееспособного правительства, пользующегося если не поддержкой, то хотя бы относительной лояльностью большинства населения.

По мнению противников реформы «правовая реформа», объявленная победителями ноябрьских выборов, — это путь к стабилизации власти, аналогичный российскому «расстрелу Белого дома», к стабилизации за счет концентрации силы в руках исполнительной власти. Активные противники «правовой реформы» ясно видят эти перспективы и полны решимости отстаивать свою свободу любой ценой. Сторонники правительства, примерно половина израильского общества, ценят стабильность выше гражданских свобод, — но большинство уже понимает, что стабильности и мира «реформа» не принесет.

Оппозиция, как любят подчеркивать Сторонники Нетаньяху, признает необходимость глубоких реформ правовой системы, но требует не подчинения судов исполнительной власти, а укрепления общих правовых основ государства, «достройки» того недоделанного фундамента, на котором страна продержалась 75 лет благодаря сильному и активному гражданскому обществу и «израильскому консенсусу» — той общности базовых ценностей большинства населения, которая, увы, осталась в прошлом.  Другими словами, оппозиция и весь протестный лагерь требуют принятия конституции — для начала закрепления конституционного статуса имеющихся Основных законов, чтобы правительства не могли перекраивать их по своему усмотрению в зависимости от сиюминутного расклада политических интересов.

52.57MB | MySQL:103 | 0,481sec