Об оценках в Израиле нормализации отношений между Сирией и арабскими странами. Часть 1

Государственное телевидение Королевства Саудовская Аравия (КСА) 23 марта 2023 г. сообщило о том, что Эр-Рияд ведет переговоры с Сирийской Арабской Республикой (САР) с целью возобновления после десятилетнего перерыва работы своего посольства. Королевство поддержало сирийскую оппозицию против президента Башара Асада накануне и в разгар гражданской войны, которая началась в 2011 г. В последние годы наметилась тенденция на восстановление контактов в регионе. Разрушительное землетрясение в феврале этого года в Сирии и Турции вызвало сочувствие международного сообщества и ускорило процесс, в частности, КСА и другие арабские страны отправили в Дамаск гуманитарную помощь.

Б.Асад посетил Оман в конце февраля с. г., затем отправился в Объединенные Арабские Эмираты, еще одну страну, которая ранее поддерживала боевиков, пытавшихся свергнуть его режим.

В израильских СМИ указали на то, что 23 марта президент России Владимир Путин также позвонил султану Омана Хейсаму бен Тарику, что Кремль назвал «первым двусторонним контактом на высоком уровне с момента установления дипломатических отношений» между странами. Отмечается, что Маскат установил связи с Советским Союзом в 1985 г. Султанат долгое время был посредником между Западом и Ираном. В последние месяцы в Омане ведутся переговоры по поводу затянувшейся войны в Йемене, в которой Саудовская Аравия поддерживала изгнанное правительство страны против поддерживаемых Ираном повстанцев-хоуситов, контролирующих столицу Сану[i].

Новость о наметившемся сближении между САР и арабскими странами появилась через две недели после того, как в Пекине было объявлено об урегулировании отношений между КСА и Исламской Республикой Иран (ИРИ) при посредничестве Китая, что стало свидетельством серьезной дипломатической трансформации в регионе.

Сообщается, что после того, как Дамаск исключили из Лиги арабских государств (ЛАГ), сирийскую делегацию собираются пригласить на следующий саммит организации, который состоится в мае с. г. в Саудовской Аравии. По словам генерального секретаря ЛАГ Ахмеда Абу аль-Гейта, большинство государств надеются восстановить членство Сирии после того, как оно было приостановлено в 2011 г. Министр иностранных дел КСА публично признал, что среди арабских стран ширится консенсус в отношении необходимости диалога с Дамаском[ii].

Президент Б.Асад сохранил свою власть в стране, охваченной войной после событий «арабской весны» 2011 г., только с помощью России и Ирана. Сегодня, когда наметился процесс нормализации отношений Сирии с другими ближневосточными государствами, Израиль наращивает свои атаки на иранские военные объекты на сирийской территории.

Израильские эксперты расходятся во мнениях относительно того, уменьшится ли влияние Ирана в Сирии в результате восстановления отношений Дамаска с арабским миром.

Кармит Валенси, руководитель программы «Северная арена» в Институте исследований национальной безопасности (INSS) в Тель-Авивском университете, выделяет несколько геополитических мотивов Израиля, определяющих увеличение числа ударов по иранским целям в Сирии. Одним из них является то, что «в настоящее время Иран пытается усилить свое военное присутствие в САР и передать оружие «Хизбалле», иранской прокси-группе в Ливане. Обе цели представляют угрозу безопасности Израиля».

По мнению К.Валенси, «основная стратегия Израиля включает в себя постоянные усилия по предотвращению с помощью авиаударов военного закрепления иранцев на сирийской территории». По ее оценкам, многолетняя кампания в целом была успешной, поскольку иранцам не удалось закрепиться в Сирии в тех масштабах, на которые они рассчитывали. Израильские военные также смогли уменьшить объемы поставок оружия Ираном, в том числе сорвали передачу высокоточного оружия из Тегерана в САР и «Хизбалле» в Ливан.

Сарит Зехави, президент Исследовательского и образовательного центра «Альма» и бывший офицер Разведывательного управления ЦАХАЛа, усиление израильских атак по сирийской территории объясняет якобы ростом контрабанды. «За последние почти два месяца после землетрясения в Сирии в Израиле наблюдали, как более 1000 автоколонн пересекли границу из Ирака в САР через пограничный переход, находящийся под контролем Ирана. … Это может быть колонна из двух грузовиков или колонна из 280 грузовиков». По ее словам, в Израиле считают, что «эти грузовики не просто гуманитарная помощь. Они везут много боеприпасов и оружия». Таким образом, предполагается, что Иран использует разрушительные землетрясения в Сирии и Турции в качестве прикрытия для поставок оружия и боеприпасов в САР.

С.Зехави полагает, что нормализация отношений арабского мира с Дамаском не приведет к уменьшению влияния Ирана в САР, о чем свидетельствует то, что иранцы делают на сирийской территории.

В целом сближение Саудовской Аравии с Ираном, а затем и с Сирией она объяснила неуверенностью Эр-Рияда в его отношениях с Вашингтоном.

К.Валенси также видит причину потепления отношений различных государств Персидского залива с Сирией в их сомнениях в связях с США. Такие страны, как Саудовская Аравия, «не рассчитывают на США как на сверхдержаву, которая спасет их от региональных угроз. Поэтому они считают, что им необходимо взаимодействовать друг с другом, чтобы смягчить региональную угрозу».

Однако К.Валенси полагает, что «возвращение президента Сирии Башара Асада в арабское сообщество наций может послужить рычагом для уменьшения влияния Ирана в Сирии в долгосрочной перспективе». По ее словам, «это может уменьшить потребность в израильских военных операциях против связанных с Ираном объектов в соседней Сирии».

По мнению эксперта, ведущую роль в попытке восстановить связи между Сирией и остальным арабским миром играет Иордания. В предложении Аммана содержатся следующие пункты: страны региона признают Асада, переводят миллиарды долларов на восстановление Сирии и оказывают давление на США и Европу, чтобы они сняли санкции. Взамен Асад берет на себя некоторые обязательства, такие как возобновление переговоров с сирийской оппозицией, блокирование контрабанды наркотиков, разрешение присутствия арабских сил для обеспечения возвращения беженцев в Сирию и сокращение присутствия иранских сил в стране.

К.Валенси считает, что «в регионе искренне верят в то, что эта сделка [нормализация отношений с Сирией] в долгосрочной перспективе приведет к уменьшению зависимости Асада от Ирана, позволив ему маневрировать между большим количеством прагматичных арабских суннитских игроков». Эксперт полагает, что «Асад не будет полностью зависеть от Ирана в экономическом и военном отношении». По ее словам, «арабский суннитский блок во главе с Саудовской Аравией понимает, что Асад будет поддерживать отношения с Ираном до тех пор, пока у них есть долгосрочный стратегический союз». Однако в суннитских государствах исходят из того, что постепенный процесс может привести Дамаск к взаимодействию с другими странами региона и, возможно, укрепит суверенитет Сирии.

В краткосрочной перспективе, полагает К.Валенси, «Иран продолжит свою военную активность в Сирии, а Израиль – попытки воспрепятствовать ему в этом». «Пока [иранцы] там, они наращивают свои силы и обучают своих шиитских ополченцев атаковать Израиль, когда это необходимо», поэтому она не видит факторов, которые могли бы повлиять в краткосрочной перспективе на действия Израиля. Если в долгосрочной перспективе Асад потребует сокращения иранских сил в Сирии, «мы также увидим уменьшение израильского вмешательства в Сирию», — сказала К.Валенси.

Если геополитический климат изменится так, что Асад будет рассматриваться как законный игрок в регионе, это может уменьшить на уровне восприятия легитимность израильских атак в Сирии, «особенно когда речь идет о так называемых гражданских целях, таких как международный аэропорт Дамаска». При этом эксперт отметила, что «аэропорт, возможно, является законной военной целью, учитывая, что Иран использует его для доставки оружия».

К.Валенси констатирует, что «Асад все больше набирает легитимность в регионе», а это «может наложить некоторые ограничения на свободу действий Израиля ввиду его отношений с некоторыми арабскими странами».

По мнению С.Зехави, способность Израиля наносить военные удары в Сирии никогда не зависела от одобрения арабского мира, а скорее от оперативных возможностей Израиля. Россия она назвала скорее единственной страной, которая способна повлиять на военную активность Израиля в Сирии. При этом она отметила, что даже в трудные периоды в израильско-российских отношениях израильские ВВС продолжали бомбить сирийскую территорию.

По мнению К.Валенси, если Израиль хочет ослабить влияние Ирана в регионе, он должен сосредоточиться не только на нанесении ударов по иранским целям в САР, но и на использовании своих региональных союзов с ОАЭ и Бахрейном для кампании против иранской деятельности в Сирии. Она призвала Израиль «воспользоваться атмосферой нормализации отношений с Дамаском, чтобы передать сообщения Асаду и поделиться со своими союзниками в регионе тем, что Иран представляет конкретную угрозу для Израиля»[iii].

[i] After Iran détente, Saudi Arabia opens diplomatic talks with Syria // Times of Israel. 24.03.2023. https://www.timesofisrael.com/after-iran-detente-saudi-arabia-opens-diplomatic-talks-with-syria/

[ii] Там же.

[iii] Israeli Military Strategy in Syria May Be Affected by Arab-Syrian Normalization // Themedialine. 05.04.2023. https://themedialine.org/top-stories/israeli-military-strategy-in-syria-may-be-affected-by-arab-syrian-normalization/

52.66MB | MySQL:106 | 0,658sec