О факторах, влияющих на развитие вооруженного конфликта а Судане

Боевые действия продолжались в суданской столице Хартуме 17 апреля вечером, менее чем за час до того, как, по сообщениям, в 18:00 должно было вступить в силу перемирие. По данным ООН, по меньшей мере 185 человек были убиты и более 1800 ранены с тех пор, как на выходных вспыхнуло насилие между суданской армией и военизированными Силами быстрой поддержки (RSF). Другие эксперты предположили, что число погибших может быть значительно выше. Хартуму нанесен серьезный ущерб, в том числе зданиям больницы, продолжала гореть штаб-квартира армии. Центральный комитет суданских врачей (CCSD) предупредил, что десятки больниц по всей стране прекратили работу из-за боевых действий, и предупредил, что всей системе здравоохранения грозит крах. Лидер RSF Мухаммед Хамдан Дагло, более известный как Хемити, 17 апреля утром предложил 24-часовое прекращение огня с целью извлечения тел погибших в ходе боевых действий и разрешения эвакуации гражданского населения. Звонок поступил после обсуждения с государственным секретарем США Энтони Блинкеном. Однако главнокомандующий армией и фактический лидер Судана генерал Абдуель Фаттах аль-Бурхан первоначально отклонил это предложение и продолжил наносить воздушные удары по всей стране. «Нам неизвестно о какой-либо координации с посредниками и международным сообществом по поводу перемирия, и объявление повстанцами 24-часового перемирия направлено на то, чтобы скрыть сокрушительное поражение, которое они потерпят в течение нескольких часов. Мы вступили в критическую фазу, и наши усилия сосредоточены на достижении поставленных целей на оперативном уровне», — говорится в заявлении официального представителя Вооруженных сил Судана. Первая попытка перемирия состоялась 15 апреля, когда обе стороны откликнулись на международный призыв Организации Объединенных Наций, но четырехчасовое прекращение огня вскоре было нарушено. Блинкен 17 апреля сообщил журналистам, что накануне в Судане был обстрелян дипломатический конвой США: «Все наши люди в безопасности и невредимы. Но это действие было безрассудным, безответственным и, конечно, небезопасным». В ходе отдельного инцидента посол Европейского союза также подвергся нападению в своем доме в столице 16 апреля. И RSF, и суданская армия обменялись обвинениями в нападениях на дипломатов. В заявлении RSF армия обвиняется в нападении на миссии с целью саботажа попыток отслеживать нападения на гражданских лиц. Многочисленные международные организации призвали к прекращению огня в стране, а иностранные лидеры на переговорах G7 совместно призвали стороны «немедленно прекратить боевые действия без предварительных условий». В заявлении мировые лидеры предупредили, что боевые действия «угрожают безопасности суданских гражданских лиц и подрывают усилия по восстановлению демократического перехода Судана».

Что следует ожидать дальше? Ни аль-Бурхан, ни Хемити уступать не собираются, тем более что они получают сигналы о своей поддержке от различных международных игроков.  За несколько месяцев до этой вспышки насилия в Хартум приезжали ведущие деятели из Соединенных Штатов, Европейского союза, Израиля, Саудовской Аравии, России и ОАЭ. Аль-Бурхан долгое время пользовался поддержкой соседнего с Суданом Египта, где он проходил в свое время военную подготовку и где антиисламистское правительство президента Абдель Фаттаха ас-Сиси закрывает глаза на тот факт, что основная внутренняя поддержка аль-Бурхана исходит от исламистов эпохи Омара аль-Башира. «Египтяне уже активно вовлечены в этот конфликт. В этих бомбардировочных кампаниях участвуют египетские истребители. Развернуты подразделения египетского спецназа, и египтяне оказывают разведывательную и тактическую поддержку армии», — уверен Кэмерон Хадсон, бывший аналитик ЦРУ.  Соперник Египта и другой крупный сосед Судана, Эфиопия поддерживают Хемити, который также скупил много недвижимости в Аддис-Абебе. Считается, что Чад, который разделяет 1300-километровую границу с Суданом, решительно выступает против того, чтобы лидер военизированных формирований Хемити аккумулировал всю власть  в Судане, даже несмотря на то, что двоюродный брат Хемети, Бичара Исса Джадалла, является чадским генералом, а сам Хемити по рождению чадец. В данном случае в Нджамене не без основания полагают, что набравший силу этнический загава Хемити сможет польстится и на захват власти на своей исторической родине. При этом, как полагают некоторые американские аналитики, у Соединенных Штатов больше нет возможностей или желания жестко навязывать свою власть в регионе. «Существует острое ощущение пределов власти Вашингтона. США работают по телефонам, пытаясь удержать Египет от расширения своего участия, пытаясь не допустить Израиль, пытаясь лишить конфликт дополнительного кислорода, чтобы он сам себя выжег», — считает Хадсон.  Вопрос только в том, сколько времени это займет и сколько мирных жителей погибнет, прежде чем это произойдет. То же самое касается и Лондона. Используя изящную метафору для обозначения снижения влияния бывшей колониальной державы Судана, Форин Оффис заявил, что британский посол был в отпуске за пределами Судана, когда начались боевые действия, и теперь не может вернуться в страну. Эхуд Яари, израильский советник и аналитик с длительным опытом работы над суданскими отношениями, полагает, что «просто неправда», что Израиль поддерживает RSF. Известно, что у Хемити сложились прочные отношения в «Моссаде», израильской разведывательной службе, но, как еще один пример того, как два генерала проводили параллельную внешнюю политику, у аль-Бурхана более развитые отношения с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. «Израильские контакты идут в первую очередь с аль-Бурханом. Хемити ранее просил о чем-то, но он этого не получил. Теперь он приперт спиной к стене», — уверен Яари.  Продолжающаяся главная проблема для США — это присутствие российской ЧВК  «Вагнер» в Судане. Она уже работала ранее с RSF, и Вашингтон считает, что такая работа продолжается. Министерство иностранных дел Судана уже сообщило о присутствии российских сотрудников в отдаленных районах суданского побережья Красного моря, где Москва планирует построить военно-морскую базу, к большому огорчению американцев. От себя отметим, что именно этот момент сотрудничества Хемити с ЧВК «Вагнер» предопределяет позицию Вашингтона в этом конфликте.    Большее влияние на ситуацию, по крайней мере прямо сейчас, имеют Саудовская Аравия и ОАЭ, которые, как считается, находятся ближе к Хемити и которые «стали крупнейшими дипломатическими игроками в этом или соперниками Вашингтона в этом», — по оценке Хадсона. Хемити очень близок к правителю Абу-Даби Мухаммеду бен Заиду, а Судан, по сообщениям , ежегодно экспортирует в ОАЭ золота на 16 млрд долларов. «Эмиратцы более надежны в контактах с Хемити», — считает Хадсон, который предположил, что Эр-Рияд, возможно, «соглашается с идеей США о том, что ни один из этих военных лидеров не должен быть главным». Сотрудники спецслужб времен Омара аль-Башира тоже играют решающую роль в Египте, Саудовской Аравии и ОАЭ, еще больше запутывая ситуацию. Салах Гош, бывший глава разведки Судана, живет в Каире и оказывает консультационные услуги своим египетским коллегам. При этом он поддерживает неформальный канал связи и с суданской военной разведкой. В частности, именно он организовал визит руководства суданской разведки в Вашингтон в январе. Параллельно с декабрьским рамочным соглашением Египет проводит свои собственные переговоры в Судане, и роль Гоша в этом также сыграла важную роль. Таха Осман аль-Хусейн, бывший вице-президент при аль-Башире, который был уволен им после того, как он предложил использовать RSF для организации государственного переворота в Катаре, был назначен Саудовской Аравией советником по африканским делам в 2017 году и, как полагают, все еще сохраняет эту должность, имея при этом долгосрочную визу на жительство в ОАЭ. Суданский аналитик Джихад Машамун считает, что неудивительно, что при таких ключевых ролях сотрудников разведки эпохи аль-Башира в Судане должен царить хаос: «Международному сообществу и США действительно нужен целостный подход к переходному процессу в Судане, а не передача его на аутсорсинг региональным партнерам. Если вы передадите это на аутсорсинг ОАЭ и Египту, на которых будут работать офицеры разведки аль-Башира, то должны быть готовы к такого рода эскалациям».

Как полагают британские аналитики, в настоящее время существует очень серьезный риск затяжного конфликта между Суданской армией и RSF. У армии больше военнослужащих, но силы RSF имеют в активе недавний боевой опыт, особенно в Йемене, и они способны развернуть значительные силы бронетехники. Две силы не полностью сбалансированы, но RSF, безусловно, представляет собой самый серьезный вызов, с которым когда-либо сталкивалась армия в рамках своей военной гегемонии в центральных районах Судана. Если аль-Бурхан сможет победить RSF в краткосрочной или среднесрочной перспективе, это, вероятно, приведет к отмене недавнего прогресса в направлении гражданского правительства и дальнейшему усилению силовиков эпохи аль-Башира в армии и государственном аппарате. Полная победа Хемити над армией кажется менее вероятной, но он, возможно, надеется, что если ему удастся устранить аль-Бурхана, который в настоящее время окружен войсками RSF в военном штабе, он сможет договориться с тем крылом армии, которые менее близки к бывшей правящей исламистской  ПНК. Такой сценарий маловероятен, учитывая презрение командования армии к Хемити, которого они считают региональным выскочкой, но теоретически может привести к тому, что нынешний переходный процесс в конечном итоге вернется на круги своя, хотя гражданское население по-прежнему разделено на тех, кто готов и не хочет закрывать глаза на причастность RSF к массовым убийствам в Дарфуре и Хартуме. У RSF по-прежнему мало идеологически преданных сторонников или серьезной социально-политической базы, несмотря на усилия Хемити создать таковую с помощью пиар-кампаний в социальных сетях, но они создали союзников среди региональных элит и повстанческих групп в Дарфуре и Порт-Судане и попытались представить себя лидерам политических партий Судана как единственного субъекта безопасности, который способен защитить их интересы. Однако для Запада проблема в том, что и Хемити, и аль-Бурхан, процветающие за счет милитаризованной экономики и клиентелистских отношений с региональными державами, представляют собой преемственность форм политики– которые пыталась преодолеть «революция» 2018-2019 годов. Наихудший сценарий – если только национальные или международные посредники не смогут добиться прекращения огня — заключается в том, что затяжной конфликт между RSF и суданской армией, в котором ни одна из сторон не одержит верх, приведет к беспрецедентному уровню дестабилизации в Судане.

52.49MB | MySQL:103 | 0,496sec