Марокканская армия: военно-технические и военно-политические вызовы в новых условиях международной обстановки

Королевские вооруженные силы (КВС) Марокко переживают исторический период трансформации и модернизации, чтобы противостоять новым региональным вызовам, создаваемым их соседями, Испанией и Алжиром. Марокко в какой-то момент прекратило профессионализацию своей армии, но в 2019 году возобновило проект с целью оптимизации расходов. Несмотря на увеличение военного бюджета и политическое сближение с Россией и Китаем, ведущим поставщиком военной техники в Марокко продолжают оставаться Соединенные Штаты. В 2018 году королевство стало вторым по величине получателем резервов США в мире и, вероятно, самым крупным в Африке. Марокко теперь один из основных партнеров НАТО и западных стран в регионе. Крупные военные учения «Африканский лев» проводятся на территории страны ежегодно в течение последних пятнадцати лет.

Политика и оборона

Оспариваемый статус Западной Сахары и ее оккупация подтолкнули Марокко к постоянному поиску политических, дипломатических и военных союзов с максимально возможным количеством государств. Для этого Марокко иногда склоняется к участию в международных коалициях, таких как та, что возглавляют саудиты в Йемене, и проведению международных учений на своей территории. Роль КВС заключается в защите границ королевства и участии в миротворческих миссиях. КВС должны обеспечивать присутствие государства в так называемых южных провинциях и предотвращать любое нападение или любую попытку вторжения со стороны движения за независимость Фронт ПОЛИСАРИО и его армии (Народно-освободительная армия Сахары).

За «песчаной стеной» постоянно размещены силы в 100 000 военных. Песчаная преграда построена в 1987 году вдоль границы с Алжиром от Марокко до Мавритании, ее протяженность составляет 2700 км. По другую сторону стены находятся силы Народно-освободительной армии Сахары, весь политический аппарат Фронта ПОЛИСАРИО и десятки тысяч сахарских беженцев, живущих в лагерях (некоторые – с 1970-х годов). Марокко противостоят бронетанковая и мотопехотная дивизии Национальной народной армии (ННА) Алжира, дислоцированные на границе. На севере два испанских анклава, Сеута и Мелилья, и с десяток небольших территорий, принадлежащих Испании, также рассматриваются как потенциально опасные. А непоколебимая решимость Испании защищать, в том числе с участием вооруженных сил, свои марокканские владения была недвусмысленно продемонстрирована во время кризиса 2002 года на островке Перехиль на севере Марокко.

Незаконная иммиграция и международные судоходные компании, пересекающие Гибралтарский пролив, также создают проблемы, не говоря уже о сохраняющемся до сих пор за Марокко статусе ведущего мирового экспортера каннабиса.

Самый важный процесс для королевства – возобновление проекта создания контрактной армии и его распространение на женщин. Обязательная военная служба, введенная 9 июня 1966 года, изначально составляла основу формирования КВС, но была упразднена в 2006 году, а имеющиеся 175 000 военнослужащих марокканской армии получили профессиональный статус. Эта новая версия «Национальной службы» распространилась на мужчин в возрасте от 20 до 35 лет и на женщин, при желании, в возрасте от 20 до 27 лет. Более 133 000 марокканцев зарегистрировались в качестве волонтеров в 2019 году, в том числе почти 14 000 женщин. Цель проекта – сокращение безработицы среди молодежи и подготовка ее к вступлению в трудовую жизнь. В действительности эта мера была принята скорее для сокращения численности военных чиновников Министерства обороны Марокко.

После больших перемен в 2017 году и ухода высокопоставленных чиновников поколения короля Хасана II, в командовании КВС Марокко наступила некоторая стабилизация. То же самое относится к спецслужбам и полиции. Они подверглись трансформации, и принятие решений стало более централизованным.

Также произошло ухудшение политических связей между Марокко и Саудовской Аравией, за которым последовал выход Марокко из международной коалиции в феврале 2019 года. Утрата этих добрососедских отношений представляет серьезную проблему для Марокко, которое десятилетиями извлекало выгоду из щедрости Саудовской Аравии. Тем не менее, с конца 2019 года по начало 2023 года благодаря усилиям администраций Д.Трампа и Дж.Байдена наметилось восстановление связей королевства с монархиями Персидского залива, которое особенно активизировалось после нормализации дипломатических отношений с Израилем.

ВТС Марокко

Первым в очереди на модернизацию, начатую после того, как престол занял Мухаммед VI, стал марокканский флот. С приобретением французского фрегата типа FREMM и 3 корветов проекта Sigma Королевские военно-морские силы получили хорошее базовое оснащение для дальнейшей модернизации. Следующим шагом должно стать переоснащение подводного флота. В течение нескольких лет военно-политическое руководство страны проявляло большой интерес к российским подводным лодкам проекта 677 «Лада», но так и не смогло профинансировать эту покупку. Сегодня активно обсуждается возможность приобретения Марокко германской подводной лодки типа 209.

Два основных приобретения марокканской армии для сухопутных войск – танки M1A1SA Abrams, полученные из американских резервов, и французские самоходные гаубицы Caesar.

США пожертвовали около 360 танков, которые участвовали в Первой войне в Персидском заливе в 1990 году и были сняты с вооружения в 2005 году. Их отремонтировали и оснастили современными средствами связи и управления, что делает их высокоэффективными образцами военной техники и вооружения Сухопутных войск КВС Марокко.

После столь значительных поставок со стороны США Франция, традиционный союзник Марокко, в значительной степени утратила свой статус как ведущего поставщика вооружений, но, тем не менее, в 2019 году сумела поставить 36 единиц самоходных гаубиц Caesar: это несомненный плюс для марокканской артиллерии, которая всегда была сильной стороной КВС. В распоряжении ВС страны сегодня находится более 100 единиц американских самоходных гаубиц M109 Paladin и около 30 ракетных систем залпового огня 300-мм PHL-03 и 122-мм БМ-21.

Королевские ВВС получили новые возможности благодаря истребителю F-16 Block 50/52. На этот тип авиационной техники военно-политическое руководство страны возлагает следующие задачи: сопровождение и перехват воздушных целей, применение высокоточного оружия, подавление системы ПВО противника, выполнение заданий за пределами воздушного пространства Марокко.

Марокканские пилоты принимали участие в многочисленных учебных программах в США и на Ближнем Востоке. Королевские ВВС заказали 25 F-16V и модернизируют весь свой парк F16 C/D в количестве 23 единиц до версии V. В свою очередь, поставленные на вооружение в 1970-х годах F5 могут быть заменены китайскими JF-17 Thunder.

Парк боевых вертолетов, состоящий из многоцелевых машин Gazelle, будет усилен за счет принятия на вооружение в 2022-2023 гг. AH-64E Apache Guardian, поставки которых уже начались. Похоже, что марокканская армия ищет системы противовоздушной обороны дальнего действия, чтобы противостоять вооружению двух соседних стран: Алжира с ЗРК С-300 и Испании – это фрегаты, оснащенные системой боевого управления Aegis. КВС Марокко рассматривают двух поставщиков – США и их ЗРК Patriot, процесс приобретения которых уже начался, и Китай с ЗРК HQ-9. КВС уже приобрели китайскую зенитную самоходную установку Type 90 для поражения воздушных целей в области визуального наблюдения.

Марокко также активно участвует в американской программе EDA (продажа излишков продукции военного назначения), в частности, в 2018 году было приобретено 222 танка M1A1SA Abrams, а в 2021 году ожидается поставка еще 168 аналогичных единиц техники. С оперативной точки зрения прибытие танков Abrams позволит марокканской армии перебросить часть бронированной техники своего парка на юг, а M1A1SA направить на защиту северных границ. Марокканский танковый парк до приобретения Abrams состоял из советских танков Т-72Б, пакистанских Al-Khalid и американских М-60А3. Основной боевой бронированной машиной марокканской армии остается французский VAB. А 250 самоходных гаубиц М-109 Paladin – это, безусловно, наибольший парк самоходной артиллерии в регионе. Королевство также закупило значительное количество китайских РСЗО 300-мм PHL-03 и, похоже, заинтересовано в РСЗО 400-мм WS-1 с дальностью поражения целей до 350 км.

Военное образование

Корпус офицеров КВС Марокко формируется в Королевской военной академии, основанной в 1956 году и расположенной в Мекнесе. Миссия Королевской военной академии состоит в том, чтобы обеспечивать всестороннюю подготовку действующих офицеров армии, Королевских ВВС и ВМС. Академия поддерживает достаточно высокий уровень подготовки кадрового состава.

Королевский колледж высшего военного образования в Кенитре – также передовая школа, в которой ведется подготовка штабных офицеров высшего офицерского состава. В этом высшем учебном заведении ежегодно обучаются от 100 до 150 офицеров трех армейских и жандармских корпусов, а также студенты из африканских стран. Основное внимание в обучении уделяется оперативной подготовке офицеров для участия в планировании и проведении совместных многонациональных операций.

Марокканская армия задействована в нескольких потенциально опасных регионах земного шара: например, это миссия ООН по делам временной администрации в Косово, миссия ООН по стабилизации в Демократической Республике Конго. Марокко принимает активное участие в программе НАТО «Партнерство ради мира», утвержденной Джорджем Бушем в 2004 году, и проводит многочисленные международные учения. Самые важные из них – упомянутые выше ежегодные учения «Африканский лев», организованные Африканским командованием ВС США (крупнейший Объединенный комитет начальников штабов на африканском континенте), в которых участвуют 2000 американских солдат, а также войска из других стран региона или НАТО. Бельгийские спецподразделения в течение многих лет тренировались в пустыне Марокко. В 2017 году десантно-штурмовая бригада КВС Марокко и пехотный полк Royal Gibraltar Regiment Сухопутных войск Великобритании организовали учения Jebel Tarik Defense.

Будущее военных расходов Марокко

Марокко – аграрная страна, которая не имеет никаких природных ресурсов, кроме фосфатов. Если макроэкономические показатели стабильны, а уровень инфляции достаточно низок, происходит замедление роста экономики, в которой не хватает внутренних драйверов и иностранных инвестиций. Рост ВВП составляет 3,5% в год, но, похоже, замедляется. Безработица достигает 10% при 25% безработных возрастом моложе 25 лет.

Страна столкнулась с огромными трудностями в борьбе с пандемией COVID-19 и оказалась наиболее пострадавшей в регионе с точки зрения количества заболевших и смертей. Индустрия туризма, которая в 2019 году принесла 8 млрд долларов, рухнула из-за пандемии, сократив ВВП страны, по разным подсчетом, на величину от 8 до 10%. Издержи от экономического кризиса в результате российско-украинского конфликта еще предстоит посчитать.

Оборонный бюджет Марокко в последние годы неуклонно рос, и, вероятно, эта тенденция сохранится. В 2021 году он составил 3,6 млрд долларов, а в 2022 году – 3,8 млрд долларов. Бюджетные ассигнования распределяются следующим образом: 38% на Сухопутные войска, 22% на ВВС, 16% на ВМС, 7% на жандармерию, 4% на королевскую гвардию, 4% на управление системой обороны, 3% на военное здравоохранение, 3% на социальные нужды и 3% на неуказанные расходы. Министерство обороны Марокко уполномочено мобилизовать до 9 млрд долл. в кредит на срок до трех лет для закупки оборудования или его обслуживания.

Страна очень зависит от иностранной финансовой помощи и пожертвований излишков оружия. Согласно спискам Агентства по сотрудничеству в области оборонной безопасности (DSCA), Марокко – второй по величине в мире получатель EDA после Израиля, за период последнего десятилетия королевство получило вооружений и техники на сумму более 5 млрд долларов. Осложнение отношений с Саудовской Аравией повлияет на финансирование некоторых приобретений, хотя, возможно, этот негативный фактор будет смягчен участием Катара и Турции, которые могут оказать Марокко финансовую и технологическую помощь. Военная промышленность в стране практически отсутствует, почти все вооружение и военная техника импортируется. В Марокко производятся и обслуживаются только боеприпасы малого калибра.

С 2010 года Марокко привлекло много инвестиций в сфере гражданской авиации, в которой работают 140 компаний. Экспорт отрасли составляет 1,7 млрд долларов, а годовой рост достигает 22%. Такой относительный успех мог бы убедить власти инвестировать и в ОПК, чтобы сократить бюджет на импорт и даже получить прибыль.

С 2019 года власти Марокко расширяют контакты со многими странами для разработки промышленной стратегии. Визиты министра обороны Испании Анхеля Оливареса Рамиреса в апреле 2019 года и его британского коллеги Марка Ланкастера в июле того же года расширили дискуссии на тему возможного импорта технологий. Франция сотрудничает в проектах модернизации транспортных средств через компанию Arquus, а компания Renault Truck Defense (Бельгия) – через Mecar – открыла в Марокко завод по производству боеприпасов. Однако на сегодня нет уверенности в том, что страна сможет построить значительную оборонно-промышленную инфраструктуру до 2030 года.

Актуальные в 2023 году вызовы для марокканской армии

Нарушив режим прекращения огня с Фронтом ПОЛИСАРИО, Марокко столкнулось с противником, который не отказывался от идеи ведения войны. Напомним, что Западная Сахара разделена на две части оборонительной стеной, приблизительно 1/5 территории которой сейчас контролирует Фронт ПОЛИСАРИО. Признание 10 декабря 2020 г. Соединенными Штатами принадлежности Западной Сахары к Марокко может привести к дестабилизации и без того напряженной ситуации, полностью развязав руки Рабату, у которого возникнет соблазн вторгнуться на эту территорию. Такая ситуация вынудит Фронт ПОЛИСАРИО  отступить в Алжир и, следовательно, способна привести к более активному его вовлечению в конфликт.

52.54MB | MySQL:102 | 0,542sec