О попытках преодоления президентского кризиса в Ливане. Часть 2

Таким образом, будущий президент Сулейман Франжье (если, конечно, он будет избран ливанским парламентом) не будет затрагивать вопрос о вооруженных формированиях «Хизбаллы» и окажет в случае необходимости политическую поддержку этому движению. В свою очередь, будущий премьер-министр Навваф Салям заключит соглашение с МВФ и обеспечит проведение в Ливане экономических реформ. Одновременно он сделает все, чтобы со стороны Ливана не исходила угроза аравийским монархиям. В то же время Навваф Салям является наиболее выгодной кандидатурой для Эр-Рияда среди суннитских деятелей, учитывая, что старый оператор саудовского влияния в Ливане Саад Харири ушел из большой политики. В руководстве суннитской общиной Ливана образовался вакуум. Н.Салям происходит из старого клана суннитских заимов, что очень актуально в условиях Ливана, которым реально управляют 25-30 олигархических семей.

Последние события позволяют говорить о том, что Сулейман Франжье заручился политической поддержкой со стороны Франции. Всю первую половину апреля он пробыл в Париже, где встречался с представителями Елисейского дворца. Париж активно подключился к процессу политического урегулирования в своей бывшей ближневосточной колонии после взрыва в Бейрутском порту в августе 2020 года. Президент Франции Эммануэль Макрон за это время дважды посетил Ливан, где оказывал давление на местных политиков с целью скорейшего формирования правительства. Долгое время французское посредничество было неудачным, так как ливанские заимы «грызлись» за министерские посты, не обращая внимания на французские призывы. Однако сейчас, кажется, французская политика начала давать результаты. Одновременно, учитывая хорошие рабочие связи между Макроном и наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бен Сальманом, Франжье стремится повлиять через французов на саудитов, чтобы те поддержали его кандидатуру.

20 апреля Сулейман Франжье на беседе с патриархом маронитской церкви Бутросом Бешарой аль-Раи огласил ряд важных тезисов. Он заявил: «У меня с первых дней не было никаких враждебных взглядов по отношению к арабским странам, особенно по отношению к Саудовской Аравии. Арабам и саудитам мы желаем только хорошего. Я никогда не выступал противником ни одного из арабских государств. Недавно я побывал в Париже и попытался донести правительству Саудовской Аравии через французов, что мы готовы дружить с Эр-Риядом. Также, отвечая на вопросы французов, я сказал, что буду поддерживать только то правительство, которое заключит соглашение с Международным валютным фондом и будет проводить экономические реформы». Далее он добавил: «Я слышал о вето, которое, якобы наложили наши партнеры на мою кандидатуру в качестве президента, от ливанских СМИ, но никогда не слышал об этом от саудитов. Мы готовы всячески способствовать миру и сближению на Ближнем Востоке и сесть на поезд регионального урегулирования». Имеется в виду урегулирование противоречий между Ираном и Саудовской Аравией.

Касаясь вооруженных формирований «Хизбаллы», Франжье отметил: «Мы находимся в постоянном стратегическом диалоге с нашими партнерами по поводу оружия «Хизбаллы». Это оружие пока необходимо для защиты наших национальных интересов от сионистского образования (Израиля), но оно не угрожает нашим арабским соседям (имеется в виду КСА –авт.). Здесь я готов развеять их опасения». Касаясь своих «особых» дружественных отношений с Сирией, Сулейман Франжье констатировал: «Мои отношения с Сирией и с «Хизбаллой» служат национальным интересам страны. Особенно важной и злободневной для нас является тема сирийских беженцев в Ливане. Их возвращение на родину способствовало бы оздоровлению ситуации в Ливане. Это хорошо понимают и поддерживают в Эр-Рияде. Поддерживают, потому что иначе эти беженцы хлынут в Европу. А Европа и так находится под тяжким бременем украинских беженцев, спасающихся от войны, идущей между Россией и Украиной».

18 апреля с. г. Сулейман Франжье побывал в Дамаске, где встретился с президентом Сирии Башаром Асадом. По информации газеты «Нидаа аль-Ватан», он поинтересовался у сирийского лидера, затрагивался ли вопрос о будущем президенте Ливана на встрече Асада с министром иностранных дел Саудовской Аравии принцем Фейсалом бен Фарханом. Асад, якобы ответил ему, что внутренняя политика Ливана не обсуждалась на беседе, а саудитов больше интересовала региональная деятельность «Хизбаллы». Франжье сказал президенту САР о том, что представители России пообещали ему убедить саудитов отказаться от вето на его кандидатуру в качестве президента. Оставим на совести данной газеты информацию о якобы имевших место контактах Франжье с «высокопоставленными россиянами». Мы не можем ни подтвердить их, ни опровергнуть.

Та же газета «Нидаа аль-Ватан» написала о том, что 19 апреля Сулейман Франжье дал французским дипломатам письменные гарантии выполнения своих предвыборных обязательств. Специальный представитель президента Эммануэля Макрона по Ливану Патрик Дюрель в свою очередь направился в Эр-Рияд, чтобы передать их саудитам. Саудовский королевский посланник Низар аль-Аллюля в присутствии посла КСА в Ливане Валида аль-Бухари отметил, что в Эр-Рияде их внимательно изучат.

О важности ливанского досье для Парижа свидетельствует работа Патрика Дюреля в качестве спецпосланника по Ливану. Очевидно, что Макрон, завязший по уши в конфликте на Украине и столкнувшийся с массовым социальным недовольством у себя в стране, нуждается хоть в каком-нибудь дипломатическом успехе. В качестве такого приложения сил выбран Ливан. По информации ливанской газеты «Аль-Ахбар», близкой к «Хизбалле», Патрик Дюрель несколько дней назад встретился со спикером парламента Ливана Набихом Берри. Берри является лидером шиитского движения «Амаль», которое наряду с «Хизбаллой» выдвинуло кандидатуру Франжье на пост президента. Французский дипломат сообщил Берри, что его страна считает Сулеймана Франжье «наиболее серьезной кандидатурой» на пост президента. Он также попросил спикера не затягивать с выборным заседанием парламента и решить проблему с избранием нового президента в течение нескольких недель. Одновременно французы проводят работу с лидерами христианских партий Ливана, до сих пор противящихся кандидатуре Франжье. Например, лидера старейшей христианской партии «Катаиб» Сами Жмайеля, находившегося в Париже одновременно с Франжье, они жестко поставили на место. Французские дипломаты объявили Жмайелю, что вопрос с кандидатурой Франжье решен и никакие возражения христианских заимов не принимаются.

В случае, если Сулейман Франжье действительно будет избран на пост президента Ливана, можно будет говорить о нескольких новых трендах в политике этой страны.

Во-первых, можно будет говорить об ирано-саудовском компромиссе, ведущем к стабилизации обстановки в стране. Именно противостояние Ирана и КСА в значительной степени способствовало последние десть лет перманентному политическому кризису в Ливане.

Во-вторых, это будет означать падение роли христианских партий и христианских олигархов. Франжье не пользуется поддержкой со стороны большей части христианских политиков Ливана. Его выдвинули шиитские партии «Хизбалла» и «Амаль», а добро на президентство даст суннитская община.

В-третьих, избрание Франжье будет означать конец политической карьеры бывшего террориста Самира Джаджаа. Именно Джаджаа был и остается самым яростным противником президентства Франжье, шельмуя его как агента Сирии и Ирана. Одновременно Джаджаа после ухода Саада Харири из большой политики позиционирует себя как главного саудовского оператора в Ливане. Если саудиты дадут добро на кандидатуру Франжье, надобность в этом правохристианском лидере быстро отпадет. Он будет направлен на пенсию как проштрафившийся секретарь обкома.

52.48MB | MySQL:103 | 0,470sec